Почему киево печерская лавра так названа. Открытие Киево-Печерской Лавры: как это было

Почему киево печерская лавра так названа. Открытие Киево-Печерской Лавры: как это было

Существует несколько мнений о том, когда именно преподобный Антоний поселился в одной из Варяжских пещер, составляющих часть нынешних Дальних пещер, но большинство ученых относят это событие к 1051-му году.

И именно эту дату принято считать датой основания Киево-Печерского монастыря. Когда вокруг преподобного Антония собралось 12 иноков, были устроены новые келии, началась перестройка нынешних Дальних пещер.

В 1057-м году преподобный Антоний, стремившийся к уединению, старшим среди братии поставил преподобного Варлаама, который стал первым киевопечерским игуменом. Сам же он переселился на другой склон, где ископал для себя новую подземную келью — ныне Ближние пещеры. Но и здесь вскоре возле преподобного Антония собрались иноки. Так возникли два комплекса пещер подземного монастыря: Ближние, или Антониевы и Дальние, или Феодосиевы.

При игуменстве преподобного Феодосия в 1060-1062-м годах над Дальними пещерами был построен деревянный монастырь, куда и братия перешла из пещер. Численность ее составляла около ста человек, что было весьма много даже для греческих монастырей, существовавших в то время.

По завершении строительства Успенского собора в середине 70-х годов 11-го века центр Печерского монастыря смещается на территорию нынешней верхней Лавры. В «ветхом» монастыре осталась только незначительная часть иноков. Ближние и Дальние пещеры стали местом уединения подвижников и местом погребения умершей братии. Первым погребением в Ближних пещерах было погребение преподобного Антония в 1073-м году, а в Дальних — преподобного Феодосия в 1074 году.

Немецкий ученый Л.Н. Гитц в своем труде по истории Киево-Печерского монастыря отмечает, что обычай погребать иноков в пещерах был заведен при игуменстве преподобного Никона, который принес его из Тмутаракани. Но чин погребения в пещерах есть в Студийском уставе. Он существенно отличается от обычного чина христианского погребения. Так, умершему обшивали тканью открытые части тела, складывали руки на груди, накрывали лицо, клали на доску и без гроба закладывали в специально выкопанную локулу. Со стороны пещерного коридора локула закрывалась иконой или замуровывалась. Через три года ее открывали.

Если тело истлело, это было знаком того, что инок вел праведную жизнь: черепа собирали отдельно, кости отдельно. Если же тело оставалось неистлевшим, то локула опять закрывалась, и за инока продолжали молиться. Спустя два года локулу снова открывали. Но в Киеве эта традиция прервалась, так как тление тела после погребения здесь было обычным явлением. Господь же прославил в Печерском монастыре Своих угодников нетлением мощей, что явилось чудом. Вот как описывает мощи преподобного Феодосия Печерского преподобный Нестор Летописец, который был участником их открытия: «… лежат мощи его, но суставы не распались, и волосы на голове слиплись».

Известны также и одиночные погребения иноков в пещерах, в частности, тот факт, что преподобный Феодосий Печерский был похоронен в своей келье. В 1240-м году орды хана Батыя разрушили Киев, а вместе с ним — и Киево-Печерский монастырь. Сведения о пещерах, относящиеся к этому времени довольно скудны. Известно лишь, что лаврские пещеры опять на долгое время становятся местом обитания иноков, а также местом погребения защитников Киева. В Ближних пещерах есть большие ниши, заполненные человеческими костями, которые предположительно являются такими захоронениями.

Период со второй половины 13-го до конца 16-го веков в исторической науке остается неизученным, что объясняется отсутствием письменных источников. Практически никаких документов этого периода об истории пещер до наших дней не дошло. Отдельные свидетельства, дошедшие до нас, относятся в основном к 16-му — началу 17-го века. Весьма интересны описания лаврских пещер, такими путешественниками, как инок Зосима (1420 год), князь Андрей Владимирович, барон Сигизмунд Герберштейн (1486-1563), Александр Гваньини (1538-1614), Мартин Груневич (1559 — после 1606), Станислав Сарницкий, живший приблизительно в эти же годы.

Келия в пещерах

Но особенно интересны записки Эриха Лясоты (родился предположительно около 1550-го году), который состоял на службе у императора Рудольфа II и по его поручению ездил в 1594-м году с посольством к запорожским казакам. Находясь в Киеве, он посетил Печерскую Лавру, оставив об этом воспоминания. В частности, он пишет, что пещеры имеют много ходов, «которые бывают в рост человека, а кое-где такие низкие, что надо нагибаться, но они такие широкие, что двое могут разминуться… Вход отделан почти так же, как это бывает при входах в шахты». В Ближних пещерах Эрих Лясота обратил внимание на две подземные церкви, «в которых каждую субботу служится обедня».

Интересно и то, что в писании размеров пещер иностранцами встречаются и явные преувеличения. Так, итальянец Александр Гваньини в 1581-м году писал, что в Киеве, кроме следов минувшего величия, есть подземные пещеры, выкопанные на огромные расстояния, «как свидетельствуют некоторые, на 80 миль». А польский летописец и географ Станислав Сарницкий утверждал, что пещеры тянутся «аж до Новгорода Великого».

Наиболее интересные сведения о лаврских пещерах оставил украинский писатель первой половины XVII века Афанасий Кальнофойский в книге «Тератургима». Он обстоятельно описал пещеры и прибавил к своему описанию схематические планы. Хотя эти планы не имеют масштаба и не указывают направления и точной длины пещер, они представляют собой несомненную историческую ценность, так как являются первыми известными науке картографическими изображениями лаврских пещер. Фактически с этого времени начинается картографическая летопись пещер Киево-Печерской Лавры.

В 20-м веке картографические изображения Ближних и Дальних пещер изучались наряду с их археологическими исследованиями. Археологические исследования Ближних и Дальних пещер проводились в годы советской власти, когда Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра не функционировала как монастырь, а была преобразована в «центр» атеистической пропаганды.

На территории Лавры была устроена выставка «История лаврских пещер», оскверняющая не только такую святыню как Киево-Печерская Лавра, но и чувства сотен тысяч православных христиан. Среди материалов ее были «различные планы пещер, которые свидетельствуют о перестройках и приспособлении их монахами для массового посещения богомольцев»; культовые предметы, применявшиеся как «целебные cредства» (металлическая шапка Иоанна Многострадального, так называемые «мироточивые главы» — обычные человеческие черепа, которые монахи выдавали за главы неизвестных святых; эти головы якобы выделяли целебное миро), вериги — железные цепи, которые носили на теле фанатики, и другие экспонаты.

Экскурсоводы Киево-Печерского государственного историко-культурного заповедника, водя экскурсантов по пещерам, рассказывали в духе атеистической пропаганды о «научных данных о мумификации, т.е. высыхании трупов, и особых природных условиях лаврских пещер, которые способствовали этому естественному и распространенному явлению». Верующие могли попасть в пещеры, только присоединившись к таким экскурсионным группам. Они старались отставать от толпы. Чтобы приложиться к святым мощам, попросить у преподобных исцеления и заступничества перед Богом.

Читать еще:  Пророк елисей в библии. Чудеса, ставшие прообразом евангельских событий

Производились ли попытки разыскать место погребения преподобного Антония? Начнем с того, что еще в средневековье делались попытки найти мощи преподобного Антония Печерского. До наших дней сохранилось несколько рассказов о его мощах. Так, немец Эрих Лясота, о котором уже говорилось выше, посетивший Киев в 1594-м году, записал рассказ инока, который водил его по пещерам. Из этого рассказа нам известно, что, когда приближалась кончина преподобного Антония, и он простился с братией, внезапно между ним и иноками обвалилась земля. Иноки хотели откопать мощи преподобного, но из-под земли вырвалось пламя и отогнало их. Они решили отойти влево и копать там, но на них обрушился поток воды. Следы огня и воды за иконой преподобного Антония, стоящей на том месте, где обвалилась земля, видны и по сей день.

Что же касается мощей второго основателя Лавры — преподобного Феодосия, то известно, что мощи его, которые иноки Печерского монастыря перенесли в 1091-м году в Успенский собор, были спрятаны в 1240-м году при угрозе нашествия орд хана Батыя. Шли годы, одно поколение печерских иноков сменялось другим, и место захоронения забылось. Нет и документальных свидетельств о том, предпринимались ли попытки обрести мощи преподобного Феодосия Печерского. Существует два предположения о том, где могли быть скрыты его мощи: первое — что они были погребены под спудом Успенского собора, что мало вероятно, и второе — что они погребены в Дальних пещерах. Подтвердить последнее предположение весьма сложно, поскольку Дальние пещеры и в наши дни остаются, по сути, археологически не изученными.

В годы советской власти делались попытки обнаружить мощи основателей Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, но так как они были неофициальными, то подтвердить документально результаты этих исследований не представляется возможным. Существует современное устное предание о том, что археологам, пытавшимся раскопать предполагаемое место погребения преподобного Антония, помешали огненные искры, которые начали вдруг появляться во время раскопок.

По тем или иным причинам (возможно, еще не время) Господь не являет нам нетленные останки этих двух великих Своих угодников. В 1988-м году была сделана сенсационная археологическая находка — открыта, по Божией милости, келья преподобного Феодосия Печерского рядом с подземной церковью Рождества Христова в Дальних пещерах. Также, через некоторое время, в фондах музея была найдена крышка от раки, в которой когда-то хранились мощи Преподобного Феодосия.

Времена меняются. Пришло время собирать камни святых алтарей. Канули в прошлое времена атеистического мракобесия. Перестроечные процессы, которые начались в обществе с 1985-го года, дали возможность переосмыслить и демократизировать отношения между государством и Православной Церковью. В ознаменование 1000-летия Крещения Киевской Руси в 1988-м и 1990-м годах правительство УССР приняло решение о передаче нижней территории Киево-Печерского государственного историко-культурного заповедника Украинскому Экзархату Русской Православной Церкви. Первой, в 1988-м году, была передана территория нынешних Дальних пещер.

Мироточивые главы святых

Возобновление деятельности православного мужского монастыря на территории Дальних пещер ознаменовалось Божиим знамением — три мироточивые главы начали источать миро. Был проведен химический анализ образцов, «взятых из чаш с мироточивыми главами». Химический анализ образцов был произведен в лаборатории кафедры биохимии Киевского медицинского института. Результаты анализа показали: все образцы являются высоко очищенными маслами, которые не имеют в себе никаких примесей. Не будем вдаваться в технические подробности анализа, но вывод ученых был однозначен – свойства исследованного вещества свойственны только живому организму. Феномен мироточивых глав ученые объяснить не могут. Для верующих же — это действие Божьей благодати.

ИСТОРИЯ ПЕЩЕР КИЕВО-ПЕЧЕРСКОЙ ЛАВРЫ

Киево-Печерская Лавра: история, легенды, чудеса

Киево-Печерская лавра в Киеве – это не просто достопримечательность, которую посещают гости столицы, туристы, киевляне. Это место категории «must visit» (обязательное посещение), куда раз в жизни обязан попасть каждый человек.

Особая атмосфера Лавры, история ее святынь, тайны пещер заставляют задуматься о жизни, подумать о самом важном и сокровенном. Прогулка по монастырю, обзор окрестностей Киева и Днепра с холмов Лавры никого не оставляют равнодушным к архитектуре и живописности этого места.

История Киево-Печерской Лавры

Статус «лавра» присваивают большим мужским монастырям, которым и является Киево-Печерская святыня. Свое существование она начала в середине 11 в., когда в летописях стало появляться название Печерский монастырь. Статус Лавры был присвоен только в 1688 г.

В 1073 г. на месте деревянного храма поставили каменный, который простоял всего пять лет. Орда половцев напала на Киев и уничтожили многие его святыни, в том числе и Печерский монастырь. Только к началу 12 в. монастырь смог восстановиться, но в течение 12-13 вв. несколько раз становился объектом грабежей кочевых народов. Нападение на Киев в 1240 г. нанесло огромный урон по Киево-Печерскому монастырю и монахам, часть из которых убили, а другие просто разбежались.

Возрождение монастыря началось в 1470 г., когда он был полностью отстроен заново. Набеги случались, но храмы и кельи святого места страдали не сильно. В начале 18 в. в часть библиотеки, обитель, жилые постройки были уничтожены пожаром, но сама церковь выстояла.

20 в. стал для Киево-Печерской Лавры одним из самых сложных в истории. Большевики пытались его уничтожить, но их удалось от этой затеи отговорить. Оккупация Киева в 1941 г. немецкими войсками стало трагедией и для монахов монастыря. Здесь организовали полицейский участок, Успенский собор был взорван, откуда перед этим вывезли все ценности и драгоценности. После получения Украиной независимости началось обновление монастыря. В частности, восстановили лаврскую литографию, обновили кельи, церковь, Успенский собор восстановили по старинным чертежам и схемам.

Святыни Лавры

  • Монастырь известен своим подземным миром, который делиться на Ближние (Антониевы) и Дальние Пещеры. В них хранятся нетленные мощи 79 святых (в Ближних пещерах) и 49 святых – в Дальних. В Антониевых пещерах есть старинные захоронения, среди которых почетное место занимают мощи святого Антония. В подземном мире есть три улицы, пещерная церковь, трапезная. В Дальних пещерах похоронен Феодосий, есть церковь, названная именем святого, его келья и несколько подземных храмов.
  • Икона Божьей Матери «Всецарица» считается чудодейственной. В 2010 г. одна из прихожанок прозрела, приклонившись к образу.
  • От недугов исцеляет образ Божьей Матери «Печерская Похвала».
  • Мироточивые главы – реликвии Лавры, которыми стали головы святых. Их монахи хранят столетиями в сосудах со специальным раствором. Когда главы высыхают, то начинают мироточить.

Инфраструктура Лавры

На территории монастыря находятся различные постройки и сооружения. Это колокольни, церкви, башни и храмы. В частности, на Ближних пещерах расположены Успенский собор и колокольня, на Дальних – колокольня, Трапезная церковь святых Антония и Феодосия. Есть в комплексе лавры кельи монахов, резиденция настоятеля, семинария, больничные палаты.

Как добраться

Киево-Печерская Лавра находится на улице Лаврской 23.

Доехать сюда можно на метро, выйдя на станции «Арсенальная». Потом по подземному переходу можно перейти на остановку автобусов и троллейбусов. К Лавре ездит автобус № 24 и троллейбус № 38. Выходить на остановке «Национальный музей Великой Отечественной войны». Далее по улице Лаврской идти до ворот, которые потом выведут на улицу Ближнепечерскую, или пройти чуть дальше – до Святых врат (главный вход).

Читать еще:  6 лунные сутки делать. Божественные законы стоят на страже моих интересов

Можно от «Арсенальной» идти все время прямо, и через 15 минут будет монастырь.

Открытие Киево-Печерской Лавры: как это было

Вспоминает первый наместник Лавры митрополит Тульчинский и Брацлавский Ионафан (Елецких)

Быстро летит время. Кажется, не так давно еще советский Киев облетела весть: Лавру возвращают Церкви!

Старшее поколение киевлян помнит, как 10 марта 1961 года в период хрущевской «антирелигиозной кампании» Лавра была закрыта, а 13 марта в Бабьем Яру на Куреневке прорвало дамбу, огораживавшую место, куда в течение десяти лет сливали строительную пульпу. Грязевой вал высотой 14 метров понесся вниз на Подол, покрывая жилые дома, транспорт, погребая заживо людей и животных. Куреневская трагедия унесла жизни порядка 1,5 тыс. человек. Власти умалчивали о количестве погибших и о причинах аварии, а верующим было ясно, что она напрямую связана с закрытием Лавры. Неслучайно известный киевский священник Георгий Едлинский, служивший много лет в Макариевском храме на Татарке, в тот трагический день напомнил прихожанам слова Христа о Силоамской башне: «Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме?» (Лк. 13: 4). И, призывая к покаянию, обратил внимание на разгул воинственного атеизма, закрытие храмов и монастырей.

И вот через 27 лет – в июне 1988 года – Церкви была передана нижняя часть древней обители. Первая Литургия состоялась на площади перед Аннозачатиевским храмом на Дальних Пещерах. Возрождалась монашеская жизнь.

Автору этих строк, тогда начинающему журналисту светской военно-патриотической газеты, удалось побывать у первого наместника Лавры – не менее молодого в то время архимандрита Ионафана (Елецких). Это было мое первое интервью с представителем Церкви: перестроечное горбачевское время позволило такое «ноу-хау» на полосах советских газет. Мое далеко не церковное воображение рисовало встречу с «отсталым церковником», однако, к моему удивлению, наместник оказался очень интеллигентным, образованным, приветливым собеседником. Мы разместились в его уютной скромной келье с иконами, горящей лампадой, стеллажом таинственных книг. В окно заглядывала реликтовая липа, по преданию посаженная еще преподобным Феодосием, было видно Аннозачатиевский храм, полоску седого Днепра. Казалось, мы перенеслись в далекую старину. Я узнал, что отец Ионафан приехал из Петербурга, где учился в академии, а затем преподавал церковное пение; о том, что он – церковный композитор и к 1000-летию Крещения Руси выпустил диск церковной авторской музыки.

Рассказывал, что Лавра пребывает в «мерзости запустения», что из храма, где предполагалось служить, братия вынесли горы мусора, идет ремонт и Литургия пока совершается на втором этаже 50-го корпуса, где должна разместиться братская трапеза. О том, что мощи преподобных, томившиеся многие годы в каких-то старых простынях, обрядили в новые облачения и что в пещерах, изуродованных безбожным временем, также идут ремонтные работы. Что в Лавру вернулись старые насельники, принимавшие постриг еще в 1950-х годах, а также пришло много молодежи, желающей монашества, и что нужно возрождать лаврский песенный обиход… Что сухие главы, покоящиеся в одной из старинных келий Дальних Пещер, вдруг покрылись маслянистой влагой – замироточили! – и это указывает на помощь Божию и покровительство Пресвятой Богородицы и угодников Печерских.

А еще молодой архимандрит тогда сказал о сокровенной мечте – возрождении из руин главной святыни Лавры – Великого Успенского собора, «богосозданного прообраза всех монастырских храмов Древней Руси», отстроенного греческими мастерами по велению Божией Матери стараниями преподобного Феодосия и взорванного немецкими оккупантами в 1941 году…

Помню, как главный редактор-фронтовик молча читал этот материал, качал головой и после раздумий сказал: «Моя покійна мати ходила в Лавру на прощу і мене благословляла перед мобілізацією на фронт… Будемо друкувати, мабуть час прийшов…» [1]

С тех пор минуло почти 30 лет. Киево-Печерская Лавра готовится к празднованию в следующем году 30-летия ее возвращения Церкви. За это время святая древняя обитель, родоначальница русского монашества, превратилась в цветущий оазис Православия, стала духовным центром Украинской Православной Церкви. Здесь находится резиденция Предстоятеля – митрополита Онуфрия – священноархимандрита Лавры; Киевские духовные школы; корпус синодальных отделов, издательство, типография, редакции газет и журналов, паломнический центр, многочисленные мастерские. В отстроенном Успенском соборе (2000) и других храмах, в том числе и пещерных, возносится молитва. Со всех уголков Украины и из-за рубежа, как и в далекие времена, сюда ежедневно устремляются паломники. Неслучайно Киев был назван «вторым Иерусалимом», «матерью городов русских». Здесь нашел упокоение первомученик безбожного гонения ХХ века митрополит Владимир (Богоявленский; † 1918), прославленный Церковью в 1992 году. И Лавра сегодня, как и встарь, остается «кузницей кадров»: многие ее современные насельники стали настоятелями возрожденных и вновь открывшихся обителей, известными иерархами на Украине и за ее пределами.

И вот наша новая беседа с ее первым наместником – владыкой Ионафаном, ныне митрополитом Тульчинским и Брацлавским.

– Владыка, когда вы впервые познакомились с Лаврой?

– Моя первая встреча с Киево-Печерской Лаврой произошла заочно, еще в раннем детстве, когда я отдыхал в тамбовской деревне у бабушки. На стене ее избы висела старинная цветная литография с изображением обители на берегу реки. Над храмами стояла Богородица с преподобными Антонием и Феодосием, внизу на берегу, под горой, были видны фигурки монахов, по Днепру плыл пароход, и из его трубы шел дым… Я прочел: «Святыя Ближния и Дальния Пещеры». Эта картина почему-то поразила мое воображение, и я стал расспрашивать у бабушки, что это за пещеры и кто изображен на литографии.

Та пояснила мне, что это Киевская Лавра – удел Божией Матери – и что туда ходили ее родители в паломничество, шли пешком много дней и ночей, питались лишь просфорами да черным хлебом, оттуда и привезли эту литографию. А дорогу узнавали, расспрашивая людей по городам и весям. Отсюда и поговорка: «Язык до Киева доведет». Считалось, кто в Лавре побывал, тому Бог и Матерь Божия поможет. Слушая бабушку, подумал тогда: «Вот бы побывать в этой чудесной Лавре!»

– И когда осуществилась эта детская мечта – побывать в Лавре?

– Богу угодно было, чтобы мой отец, советский офицер, получил вскоре назначение в Киев. Мне было тогда лет 10–11. Мы поселились на левом берегу Днепра в Дарнице. Название Дарница, кстати, идет из седой истории: в этом районе когда-то находилась слобода, где встречали гостей Киевского князя – с ценными подарками, с особым почетом.

И вот я подростком направился на правый берег через мост, поднялся на лесистые холмы Лавры, пошел вдоль монастырской стены с бойницами в ней. Заглянув в одну из них, увидал какое-то помещение или храм: дверь была закрыта, заметно было, что ее давно никто не отворял: порог зарос густой травой. И вдруг я услышал пение… Да-да, церковное пение удивительной красоты! Я подумал тогда: кто там может так красиво петь. Может, хор какой-то… Возвращался обратно, а чудесное пение звучало во мне, я испытал неземную радость. Не понимал я тогда, что это было маленькое чудо, указывающее мне на дальнейший жизненный путь, на мое многолетнее послушание – писать церковные песнопения…

Читать еще:  Веселый гороскоп. Шуточный гороскоп по знакам зодиака

Промысл Божий о каждой душе есть величайшее чудо, только люди не хотят замечать его

– Поразительно! Настоящее чудо!

– Для верующего человека вся жизнь – настоящее чудо. И то, что мы с вами сейчас трудимся в Церкви, – разве не чудо, не милость Божия? Промысл Божий о каждой живой душе есть величайшее чудо, только люди в большинстве своем не хотят замечать этого, не ищут Господа и не благодарят Его. От этого все человеческие беды…

– Расскажите, пожалуйста, как открывалась Лавра, как вы, такой молодой священнослужитель, стали ее наместником.

– Я покинул Петербург, где преподавал в семинарии, из-за преследования КГБ. У меня нашли самиздатовскую литературу, а в то время это грозило арестом. Ректор духовной академии посоветовал мне вернуться в Киев. Митрополит Филарет, тогда законный экзарх Украины, принял меня во Владимирский собор клириком. Я относился к нему с большим уважением, не зная всей подноготной. Он тогда говорил исключительно по-русски, всячески обличал раскольников-автокефалистов, возвращающихся из-за океана, униатов – на Украине уже поднималась волна националистического движения. И откуда было знать, что Филарет в будущем встанет на путь раскола, а я уже в епископском сане подвергнусь от него настоящему гонению…

Помню, в начале лета 1988 года в митрополии на Пушкинской, 36 зашел разговор об открытии Лавры. Филарет пригласил меня в кабинет и с ходу сообщил, что часть Лавры (Дальние Пещеры) возвращается Православной Церкви и что он решил назначить архимандрита Иакова (Пинчука) ее наместником, а мне благословляется быть там регентом хора.

Составили список из пяти монахов Киевской епархии, которым суждено было положить начало монастырской братии. Но что-то не получалось. Филарет нервничал. Через несколько дней меня опять неожиданно позвали к Филарету. Я ждал приема в большой гостиной митрополии. Мимо меня в кабинет Филарета прошел митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков) – он тогда был дружен с Филаретом. Владыка Ювеналий знал меня по Петербургу. Через минут двадцать он вышел, подошел ко мне и, улыбаясь, пожал мне руку. Когда меня пригласили войти, Филарет объявил: «Я решил вас, отец Ионафан, временно назначить наместником Лавры. Сейчас выезжаем в Совет по делам религий, и вы подпишете Акт о приеме монастырских корпусов». «Нет! Такое назначение выше моих сил!» – подумал я и готов был молить Филарета об отмене этого решения, столь неожиданным и неприемлемым для меня было это известие. И только обет монашеского послушания остановил готовый сорваться из уст отказ… И я промолчал, утешаясь словом «временно».

– Как встретила вас администрация лаврского музея?

– Директор музея-заповедника «Киево-Печерская Лавра» Юрий Кибальник встретил меня не очень радушно, с кислым выражением. Шутка ли: в атеистический музей, увешанный богоборческими плакатами и стендами, возвращаются монахи! Вместе прошлись по корпусам, осматривая врученное мне хозяйство. Всё было в крайне запущенном состоянии: стены поедал грибок, штукатурка сыпалась, половицы ходили ходуном. В одном из корпусов были выставлены напоказ святые мироточивые главы. Они должны были наглядно опровергать сам факт мироточения, иллюстрируя очередной «обман церковников». Но атеисты были посрамлены, когда главы замироточили.

Видели в это время Богородицу над Лаврой: так Матерь Божия утешала нас

В пещерах ожидала не менее жуткая картина. Все стены были без штукатурки, почерневшие. Корпус наместника, где позднее расположилась резиденция Митрополита Киевского Владимира, был, словно после бомбежки, подобен раскрошенной яичной скорлупе. Колодцы преподобных Антония и Феодосия засыпаны, их удалось найти с большим трудом. Сверху разбитого основания колодца преподобного Антония была проложена канализационная труба. Думаю, это сделали специально – по наущению диавола, чтобы как можно страшнее осквернить святыню. Мы с братией только руками разводили, понимая, что лишь Господь по молитвам преподобных Печерских может помочь нам. И мы молились и трудились.

Служили сперва в беседке на площади Дальних Пещер, потом – в нижней открытой галерее церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Пищу привозили матушки из Покровского монастыря. Спали в первый месяц без кроватей, на полу. Но подъем духовный был огромный! Приходили люди со всего Киева, многие пожилые со слезами приносили пожертвования – последнее, скопленное на старость.

И вот однажды шла Божественная Литургия. Мы причастились. Слышу: шум в народе, люди смотрят куда-то вверх. Вышел на площадь – а над церковью Рождества Богородицы сияет солнце, а вокруг него геометрически правильный черный круг. Больше я ничего не увидел. Но пришедшие с левого берега люди рассказали, что видели в это время очертания Богородицы над Лаврой… Так Матерь Божия утешала нас.

– Владыка, известно, что вам удалось восстановить старинный лаврский песенный обиход, который был утерян.

– В этом неоценимую помощь оказал покойный архимандрит Спиридон, лаврский регент, живший в то время в Житомире. Я неоднократно ездил к нему с нотной тетрадью и записывал всё подробно. Впоследствии отец Спиридон переехал умирать в Лавру. Он принял схиму, после кончины был похоронен на лаврском кладбище. Много, много чудесной помощи получили мы в то время от нашей Покровительницы – Пресвятой Богородицы.

Открываю – а оттуда неземное благоухание! Сухая глава потемнела, покрылась маслянистой росой. Это было миро!

– Мироточивые главы в это же время «ожили»?

– Было, кажется, это летом 1989-го, через год после открытия Лавры. Прибегает ко мне послушник из пещер и плачет: «Отец наместник, виноват, недосмотрел! Убирал в пещерке с главами и недоглядел, как в сосуды попала вода!»

Я сразу насторожился: откуда в закрытых колбах вода? Пошли посмотреть. Заходим в пещерку, где в шкафах в специальных сосудах находились мироточивые главы. Открываю крышечку – а оттуда неземное благоухание! Сухая белая глава потемнела, покрылась маслянистой росой. Это было миро! Открываю еще два сосуда, уже металлических, а там благоухающей жидкости на два пальца! Меня сразу же окутал сильнейший аромат. Очень специфический, его даже трудно описать. Какая-то комбинация запахов, похоже на грушевый и яблоневый цвет и еще что-то такое, присущее только мощам. Признаться, растерялся даже. Велел позвать архимандрита Игоря (Воронкова), жившего в Лавре до закрытия. Тот пришел, перекрестился. Взглянул на сосуды и заплакал: «Это миро, отец наместник. Когда-то старшая братия говорила мне: откроют Лавру – замироточат главы. И вот дожили. »

Старшая братия уже в мире ином. Фронтовики, исповедники, многие прошли тюрьмы и лагеря. Но остались верными Православию, святой Киево-Печерской Лавре. Да и наше поколение уже в летах (улыбается), на первом рубеже к Вечному пути… А Лавра стоит и расцветает. Дай Бог, чтобы по молитвам преподобных отцов Киево-Печерских на многострадальной Украине воцарился мир. Будем молиться и верить.

Источники:

http://hram-nikola.kiev.ua/biblioteka/istoriya/1303-istoriya-peshcher-kievo-pecherskoj-lavry
http://kievkiev.com.ua/kievo-pecherskaya-lavra-istoriya-legendy-chudesa/
http://pravoslavie.ru/107026.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector