Игумен дамаскин настоящая русская война. Фонд «память мучеников и исповедников русской православной церкви» выпустил книгу

Свидетельство о жизни

Интервью с игуменом Дамаскиным (Орловским), членом Синодальной Комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви

Интервью с игуменом Дамаскиным (Орловским), членом Синодальной Комиссии по канонизации святых Русской Православной Церкви, председателем Фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви», автором семи книг «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия», изданных в 1992-2002 годах.

— Церковь, по слову святителя, стоит на крови мучеников, и это не только в переносном смысле, а и в прямом, буквальном смысле. Божественная литургия совершается на антиминсе, в который по установившейся древней традиции зашивают мощи именно мучеников. Русская Православная Церковь, несмотря на то, что она по занимаемому пространству и количеству членов больше всех остальных Поместных Церквей вместе взятых, хотя и сравнительно молодая, и поминается не первой при поминании патриархий, на протяжении своей истории заимствовала мощи для антиминсов. Но после канонизации 2000 года у нас появилось столько мощей мучеников для совершения литургии, что хватит на все престолы вплоть до Второго Пришествия Христова.

Большое видится на расстоянии, и сейчас это не вполне осознается современниками, но в ХХ веке в России просияло в несколько раз больше святых, чем за предыдущие 900 лет существования Русской Церкви. И больше, чем в любой другой Поместной Церкви, ведь помимо святых, канонизированных поименно, прославлены и безымянные святые.

По слову Симеона Нового Богослова, не желающий с любовью через смиренномудрие достичь единения с последними из святых, никогда не соединится с прежними и предшествующими святыми. Ведь если человек не узнает и не принимает святость столь близкую к нему, как он может постичь святость далеко от него отстоящую.

Опыт новомучеников и исповедников гораздо ближе к нашей жизни, чем опыт древних святых. Условия жизни и подвига Сергия Радонежского, например, или даже более близкого к нам, батюшки Серафима Саровского настолько отличаются от нашей современной жизни, что для нас практически невозможно приблизиться к их опыту. А канонизированные в 2000 году святые жили в ту же историческую эпоху, что и мы, и мы можем войти в их опыт. Среди них есть очень разные святые, в них отразилось все многообразие русского человека, и каждый может найти кого-то, близкого себе.

— Чем, по-вашему, можно объяснить крушение Российской империи, православной монархии, и возникновение богоборческого государства, где сразу начались жесточайшие гонения на христиан?

— Для того чтобы понять, почему появляются мученики, надо понять, что Церковь — не от мира сего, и Главой ее является сам Господь. Мир сей, все время живущий во всякого рода грехах и лежащий во зле, всегда воевал и будет воевать против Христа и Его Церкви. Это непреложно от начала основания Христовой Церкви и до ее конца. Иногда эта война переходит в открытую попытку уничтожения Церкви и всех последователей Христовых, и тогда начинается эпоха мученичества, исповедания веры и верности Христу.

Что касается духовного состояния России до революции и русских людей, живших тогда, то его отнюдь нельзя назвать благополучным. Система государственного управления тогда подошла к тупику, который мог окончиться только революцией. «Православная монархия», устроенная по западноевропейскому образцу, вследствие чего спокойно смотрела на крепостное право, заводившая нехристианские учреждения, не могла уже далее существовать. Нравственное и духовное состояние русского человека, в частности крестьян, также было не столь уж благополучно, и об этом свидетельствуют многие современники. Среди правящего дворянства православно верующих в ХIХ веке было уже меньшинство. Что касается крестьян, то, начиная со второй половины ХIХ столетия, благодаря реформам в области народного образования, произошло массовое расцерковление народа. Народное образование стало почти исключительно прерогативой Министерства народного просвещения и попало в руки неверующих чиновников, которые насаждали отнюдь не православный образ мыслей у народа, при этом Православная Церковь от воспитания и просвещения народа была решительно отстранена, и влияние церковноприходских школ в начале ХХ века было сведено к нулю. Так что к началу ХХ века два поколения детей, воспитанных в таких школах, оказались вполне готовыми к участию в безбожной антицерковной революции.

— Любой православный человек стремится жить благочестиво, стремится исполнить заповеди Христовы, потому как ничего надежнее жизни с Господом в этой короткой жизни нет, и человек должен успеть научиться жить церковной жизнью, жизнью во Христе. Если благочестивого человека застает время гонений, то он может сподобиться мученического венца, а если человек духовно ленился и не вполне подвизался, то перед мученическим концом ему представляется возможность духовно напрячься и в последние дни своей жизни всё же показать верность Христу.

— А в чем особенность мученического и исповеднического подвига в условиях ХХ века?

— Надо сказать, что в отличие от раннехристианских времен, когда мученический подвиг был публичным, в ХХ веке он стал безвестным. И даже в 2000 году канонизация стольких святых стала для многих людей открытием. То есть этот подвиг был даже более сугубым, ведь в тех исторических условиях у человека было больше поводов отступиться, ведь никто бы ничего не узнал. Но отступников в Русской Церкви оказалось немного, потому и просияло столько святых.

— Какое значение имеют эти новые русские святые, тысячи святых, для современного православного человека? Осознаем ли мы это значение в достаточной степени?

Читать еще:  Актеры девы. Дева знак зодиака известные люди

— Первое значение — это то, что наши мученики последнего времени, как и древние, свидетельствуют об истине. Второе — это то, что мученики и исповедники Русской Православной Церкви — это молитвенники о нас и наши заступники. И третье — это то, что мученики, их жизнь, их исповеднический подвиг являются образцом для нас самих, они зовут нас подражать их подвигу и убеждают, что это возможно. Мученики и вообще святые являются для людей одновременно и некоторыми маяками, помогающими не заблудиться среди бушующих вод моря житейского. Ориентируясь на них, можно видеть, что важно, что не важно, как они с точки зрения своей веры и своего благочестия видели вопросы, задаваемые человеку современным миром.

Это те значения мучеников и исповедников, понимание которых лежит на поверхности. Но есть и еще одно существенное значение. Представьте на минуту, что не было бы этого подвига мучеников и исповедников в ХХ веке, не было бы православных людей, верных Истине, а все люди уступили бы безбожию, пренебрегли бы христианскими идеалами, сами пошли бы до конца за безбожниками. Если бы это произошло, то какая бы история у нас была сейчас, где бы мы были и были бы вообще. Мученики и исповедники показали подвиг верности Христу, это — свидетельство о жизни и дееспособности самого человечества. Не было бы их, не было бы и истории, как она была когда-то прервана всемирным потопом. Если есть мученики у Церкви, значит, еще есть жизнь на земле, значит, Слово Божие еще обитает с нами и ведет нас к спасению, к жизни вечной. Когда же не будет этого, то тогда Господь явится для Страшного суда.

Однако сейчас мы плохо осознаем значение мучеников и тем самым не являем в себе такой христианской добродетели как благодарность. Мы слепы в том смысле, что не видим опасности своего существования в настоящем времени. Если бы мы такую опасность видели, то прибегали бы с молитвой к мученикам, как ближайшим своим современникам и сродникам, старались бы использовать их опыт, обогатиться им, ибо и они жили в эпоху торжествующего безбожия, но только ныне Господь их молитвами на время дал людям некоторое облегчение.

С игуменом Дамаскиным (Орловским) беседовала Анастасия Верина

Православная Жизнь

Main menu

Игумен Дамаскин (Орловский): Христиане не по имени, но по святости жизни

Об изучении бессмертного подвига новомучеников и их жизни во Христе рассказывает научный руководитель Регионального общественного фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви», секретарь Синодальной комиссии Московского Патриархата по канонизации святых, ответственный секретарь Церковно-общественного совета при Патриархе Московском и всея Руси по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской, составитель полного свода житий новомучеников и исповедников Российских XX в., игумен Дамаскин (Орловский).

– Отец Дамаскин, жизнь Церкви с первых веков созидалась на подвигах мучеников. Чем отличается подвиг новомучеников от подвига мучеников первых веков христианства? И чем отличается изучение их жизни от изучения жизни древних мучеников?

– Сам подвиг, его качественное содержание никак не изменилось, тот же самый христианин с верой во Христа воскресшего предстоял Богу в древности, предстоял Богу и в ХХ столетии. Изменилось не содержание христианского подвига, а обстоятельства, в которых этот подвиг стал совершаться. Если христиане первых веков были гонимы только за то, что они христиане, само христианство и ставило их уже вне закона, то во время гонений в ХХ столетии христианство не объявлялось преступным и заслуживающим смерти, как то было в древности.

От христианина в ХХ в. не всегда требовали и отречения от Христа. Главным стало не то, кем ты называешься, а кем ты являешься в действительности. Ты можешь называться христианином, но не быть им на деле. Поэтому если жизнь древних мучеников рассматривалась по одному признаку – их веры во Христа, то жизнь пострадавших от властей в ХХ столетии рассматривается по множеству признаков. И подход к их изучению – личностный, то есть надо изучать жизнь человека, чтобы понять, кто перед нами. Властей в то время вполне устраивало положение, чтобы христиане были таковыми только по имени или тайно помогали гонителям. Поэтому в те годы христиане по имени могли быть отступниками от веры, лжесвидетелями против ближних и людьми недостойного христианина образа жизни. И при этом всем – пострадать, как многие наши славные мученики, те, для кого не было ничего дороже и прекрасней Христовой Церкви. Это значит, что методика изучения жизни мучеников при остающихся неизменными церковных критериях стала иной.

В ХХ в. на историческую сцену вышел политический феномен, не существовавший доселе, – тоталитарное государство. Чем можно его охарактеризовать? Тотальностью и мощью давления государства на отдельного человека, когда использовалась вся материальная и организуемая государством психологическая мощь, когда для того, чтобы сломить и раздавить того или иного человека враждебной, как считала власть, идеологии, использовались все рычаги и возможности государственной машины. Церковный человек оказывался почти как в иноземном, каком-то «вавилонском» плену, но в отличие от обычного плена во времена межгосударственных войн ему некуда тогда было бежать кроме Неба. В этих условиях некоторые, чтобы сохранить свою жизнь, шли на сделку с совестью. Можно ли их назвать исповедниками или мучениками, хотя бы они и претерпели впоследствии насильственную смерть? Отличается подвиг новомучеников и по условиям следственного процесса, который в ХХ в. в отличие от открытого процесса в древности был закрыт от окружающих и почти недоступен для полноценного изучения в настоящее время, потому что тот корпус документов судебно-следственных дел, который ныне в основном изучается, отражает лишь часть жизни пострадавшего священнослужителя или мирянина, и как часть информационного целого может быть недостаточен для реконструкции событий. Церковь ныне обвиняют в том, что она будто бы совершенно доверяет всему написанному в протоколах допросов обвиняемых.

Читать еще:  Во сне увидеть печенье. Толкование сна: печенье

Однако это не так. Все прекрасно понимают, что люди в то время ложно обвинялись в несовершенных преступлениях. И в этом случае важно не само обвинение, а позиция обвиняемого по отношению к выдвинутому против него обвинению. На Архиерейских Соборах с предельной ясностью не один раз говорилось, что нет «оснований для канонизации лиц, которые на следствии оговорили себя или других, став причиной ареста, страданий или смерти ни в чем не повинных людей, несмотря на то что они пострадали. Малодушие, проявленное ими в таких обстоятельствах, не может служить примером, ибо канонизация – это свидетельство святости и мужества подвижника, подражать которым призывает Церковь Христова своих чад» (см.: Доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых, на Архиерейском Юбилейном Соборе. М.: Храм Христа Спасителя, 13–16 августа 2000 г.).

Бывали случаи, когда люди, оказавшиеся лицом к лицу с гонителями, лжесвидетельствовали, кривили душой, подписывались под нажимом следователей под текстами, под которыми они никогда бы не подписались, находясь в других обстоятельствах. Говорят, что у следователей были методы воздействия, пытки и пр. Но это возражение за пределами критики, потому что в данном случае говорится не о людях вообще, а о святых мучениках, не вообще о несправедливо пострадавших, а о тех, чье поведение перед лицом смерти было во всех отношениях безупречно. Ссылка на условия следствия ХХ в., делающая извинительным лжесвидетельство, означала бы изменение критериев канонизации, принятых Церковью, которая всегда рассматривала по существу подвиг мученика и не искала оправдания греху в тяжести пыток, при которых можно было бы отказаться от нравственных и религиозных принципов.

Поклонный крест в Бутово

Новомучениками мы можем называть только тех, кто прославлен Русской Православной Церковью. В соответствии с решением Священного Синода от 16 февраля 1999 г. мы называем святыми мучениками только прославленных Церковью, имена остальных Ты, Господи, веси. Такая формула и невключение непрославленных в перечень новомучеников поименно позволяет в соответствии с определением Священного Синода «исключить из чина почитания тех, кто скончался вне Православной Церкви, отпав от нее из-за церковного раскола, или из-за предательства, или по нецерковным мотивам» (Канонизация святых в ХХ веке. М., 1999). Так что будет ошибкой называть новомучениками тех, кто пострадал, но не был прославлен Церковью.

– От чего в первую очередь приходилось отрекаться новомученикам и исповедникам Церкви Русской ради верности Христу, какие лишения принимать на себя в жизни?

– В первую очередь, чтобы избежать гонений в годы советской власти, верующим приходилось скрывать, что они верующие. В те годы, если человек оставался верным Христу, он мог лишиться работы и вообще остаться без средств к существованию, мог быть арестован, заключен в тюрьму или отправлен в ссылку. Гонения касались не только взрослых членов семьи, но и детей, которых могли преследовать в школах за ношение крестика или за то, что посещают богослужения. Соответственно, родители всегда жили под угрозой лишения родительских прав за воспитание детей в религиозном духе. Верующий человек должен был быть в то время готов лишиться всего, но не постыдиться Христа и Его слов.

– В годы гонений на Православную Церковь в стране наблюдался, как бы мы сейчас сказали, кризис семьи: официальная политика безбожной власти насаждала культ поклонения материальным благам, навязывала свободу отношений для супругов, общественное воспитание детей по стандартным государственным программам, в основе которых лежат принципы безбожия и обезличивания. Сегодня мы пожинаем горькие плоды экспериментов советской власти. Может ли опыт жизни новомучеников и исповедников Церкви Русской помочь современным супругам в противостоянии этому давлению извне, а также в воспитании детей?

– Чтобы семья могла противостоять современным соблазнам, надо, чтобы сама семья была христианской. Современным соблазнам может быть противопоставлено только иное содержание жизни – содержание христианское. Надо быть, прежде всего, христианином, и тогда соблазны мира сего не коснутся души человека. Опыт новомучеников ярко свидетельствует об этом. В то время многие христианские семьи мирян и священнослужителей ничего не боялись, хорошо понимая, что единственная прочная опора их в этой жизни – христианская вера. В этом смысле современный человек не столько соблазняем миром, сколько соблазняется сам, зачастую сам ищет соблазны и не ищет того, как и чем духовно питать свою душу, чтобы спасти ее.

Прохождение семейного поприща требует от человека немалых усилий, без преувеличения можно сказать, что это подвиг. Венцами мученическими символизирует Церковь брак, даруя супругам благодатную силу, чтобы за достойное и подвижническое несение этого креста на земле увенчаться в Царстве Небесном.

Прибытие в слон

Образцом семейной жизни были, например, священномученик Тихон и его супруга, исповедница Хиония, Архангельские, прославленные в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской. Жили они в Воронежской области, где отец Тихон служил священником. У них родилось 18 детей. Супруги растили детей, не смущаясь бедностью, приучая детей ко всякого рода труду, что помогло тем впоследствии пережить многие лишения.

Воспитанием детей занималась мать, Хиония Ивановна. Она научила детей молиться, а при всех трудностях обращаться к Богу. Во все большие и малые церковные праздники дети вместе с нею шли в церковь. Она приучила их поститься в соответствии с церковным уставом. В посты откладывалось чтение светских книг и читался Закон Божий. Прочитанное дети пересказывали отцу или матери. Поскольку времени свободного от работы тогда было немного, то пересказывали за работой – в огороде, в поле или за рукоделием.

9 августа 1937 г. отец Тихон был арестован. «Оружие есть?» – спросил его сотрудник НКВД. «Есть, – ответил священник, – крест и молитва!» Протоиерей Тихон Архангельский был расстрелян 17 октября 1937 г. Перед расстрелом палач спросил его: «Не отречешься?» – «Нет, не отрекусь!» – ответил священник.

Читать еще:  Период растущей луны в январе. Когда загадывать желание

12 декабря 1937 г. власти арестовали Хионию Ивановну. Через несколько дней мужественная исповедница писала детям из тюрьмы: «Дорогие мои дети, вот три дня я в клетке, а думаю – вечность. Допроса форменного не было еще, но спросили, верю я в то, что Бог спас евреев, потопив фараона в море, я сказала: верю, и за это меня назвали троцкисткой, которых нужно уничтожать, как врагов советской власти… Храни вас Господь и Его Пречистая Матерь…»

31 декабря 1937 г. тройка НКВД приговорила Хионию Ивановну к восьми годам заключения. Хиония Ивановна скончалась в декабре 1945 г., став вместе со своим супругом, священномучеником Тихоном, христианским образцом воспитания детей и молитвенницей за всех стремящихся к устроению благочестивой семейной жизни.

– Претерпеть допросы и истязания в застенках было выше человеческих сил. Что помогало новомученикам оставаться верными евангельской истине до конца и в то же время – сохранять человеческое достоинство?

Светочи России XX века

– Для новомучеников пришедшие испытания стали экзаменом, который они сдавали благодеющему о них Богу. Главная трудность и скорбь мучеников ХХ столетия была не в истязаниях, а в том, что гонения и мучения, ссылки и заключения они не могли переждать, как это бывало в древности, когда всякое гонение в конце концов оканчивалось и люди снова могли начать жить привычной для них жизнью, почти не преследуемые. Нашим новомученикам и исповедникам пришлось жить в условиях гонений, заключений и ссылок в течение всей своей жизни.

Какие же качества им требовались, чтобы все это достойно перенести? В первую очередь такая весьма полезная для человека добродетель, как терпение. «Терпением вашим спасайте души ваши… Претерпевший до конца спасется», – говорит Господь. Эта добродетель, возрастая, помогала мученику видеть в своей жизни Промысл Божий, действенное участие в ней Бога, что уже само по себе укрепляло его духовные силы. Второе, что помогало перенести испытания и в то же время являлось плодом проявляемого в испытаниях терпения, – это глубочайшее христианское смирение. Именно этой главной добродетели учили страдания, благодаря этой божественной добродетели мученики смогли перенести все испытания.

Для новомучеников и исповедников гонения, обрушившиеся на них в ХХ столетии, не были фактором внешнего насилия. Для них это были обстоятельства, в которые их поставил Господь не только страдать, но и жить. И что для новомучеников и исповедников могло быть утешительней, чем знать, что Господь всегда с ними рядом – и в тюремной камере, и за колючей проволокой концлагеря.

«Ты спрашиваешь, когда кончатся мои мучения? – писал священномученик Иларион (Троицкий) из тюрьмы. – Я отвечу так: мучений я не признаю и не мучаюсь. При моем «стаже» меня… тюрьмой не удивишь и не испугаешь. Я уже привык не сидеть, а жить в тюрьме…»

– Вы взяли на себя чрезвычайный труд по изучению подвига новомучеников и исповедников Церкви Русской и составлению полных жизнеописаний. Что вас подвигло на это и в чем заключается работа в настоящее время?

– Безусловно, прежде всего – долг перед Церковью, осознание необходимости, чтобы это было сделано, и того, что осуществить это можно в определенных временных рамках. Есть вещи, которые можно сделать или сейчас, или уже, во всяком случае, в должных объемах, будет трудно сделать когда-либо. Жития пишут на основании исследований в различных архивных фондах, а методика исследования и написания житий новомучеников сходна с тем, как писали жития древних мучеников.

Игумен дамаскин настоящая русская война. Фонд «память мучеников и исповедников русской православной церкви» выпустил книгу

Игумен Дамаскин (в миру Владимир Александрович Орловский; 26 декабря 1949, Москва) — советский и российский церковный историк, агиограф, кандидат исторических наук. Секретарь Синодальной комиссии Московского Патриархата по канонизации святых. Автор многочисленных статей и участник научных конференций, посвященных истории РПЦ в XX веке, а также серии телевизионных передач о новомучениках и исповедниках Российских. Член Союза писателей России с 2001 года, руководитель фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви», член научно-редакционного совета по изданию Православной энциклопедии. Клирик храма Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе в Москве. Автор семи книг «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия» (1992–2002), составитель полного свода житий новомучеников и исповедников Российских ХХ века (на настоящий момент изданы жития за январь, февраль, март, апрель, май, июнь, а также жития тех святых, чья память празднуется только в Соборе новомучеников). Составленные игуменом Дамаскиным жития публиковались также в сборниках «Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии» (Тверь, 2002–2005. Т. 1–5, доп. 1–4). В 1997 году награжден Макариевской премией. В 2002 году награжден премией Союза писателей России. В 2011 году за монографию «Епископ Гермоген (Долганев)» удостоен Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский».

Публикации:

Всегда рады вам помочь
Мы на связи каждый день с 9:00 до 21:00 по московскому времени

Бесплатный телефон: 8 800 200 84 85
(бесплатный звонок из любого города России)

Мы отправляем заказы каждый день. Утром и вечером.

Если закажете до 11:00 в будни — отправим в этот же день. Если после — то в ближайший рабочий день.

Стоимость курьерской доставки — в среднем 190 р., самовывоза — 90 р., Почты России — 200 руб. в среднем. Мы автоматически рассчитаем точную сумму доставки, когда вы наберете товаров в корзину.

Почти в каждом крупном городе есть самовывоз и курьер. Для всех остальных городов и населенных пунктов есть Почта России. Заказы приходят быстро, в среднем за 2–7 дней. Даже Почта России работает быстро.

Принимаем карты, электронные кошельки, наличные. Можно оплатить при получении.

Упаковываем в водонепроницаемую пленку и твердый картон. Если захотите вернуть любые товары — примем обратно. Вернем деньги или вышлем замену.

Источники:

http://pravoslavie.ru/29212.html
http://pravlife.org/ru/content/igumen-damaskin-orlovskiy-hristiane-ne-po-imeni-no-po-svyatosti-zhizni
http://zyorna.ru/catalog/item/izbrannye-zhitiya-muchenikov-i-ispovednikov-cerkvi-russkoj-481

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector