Богу угодное заведение. Дом марины

Богу угодное заведение

В Вильнюсе на улице Станявичяус, в лесном массиве, затерялось пятиэтажное кирпичное здание. Это Fabijoniškių socialinių paslaugų namai — дом, в котором живут престарелые люди.

Обычно такие учреждения вызывают у нас не очень приятные ассоциации. Но оказалось, что не всегда наши представления соответствуют истине. По крайней мере, директор Fabijoniškių socialinių paslaugų namai Виля Сувездите немало удивила корреспондента «ЛК», не только рассказав о своеобразном течении жизни в здешних местах, но и организовав специально для нас интереснейшую экскурсию.

Богадельня XXI века

Вопреки расхожему мнению, попасть в богадельню непросто. Здесь проживают одинокие пенсионеры, не имеющие крыши над головой. Если упростить алгоритм, можно сказать так: как дети из неблагополучных семей оказываются в детских домах, так и старики из асоциальных семей могут попасть в дом престарелых.

Увы, совсем нередко взрослые, но черствые душою дети не только не выполняют своего долга по отношению к престарелым родителям, но пьют, гуляют, вымогают деньги у стариков, третируют всячески. Да еще пропивают или проматывают квартиры. Случается, что старики попадают сюда прямо с улицы.

В доме 30 квартир и 45 жильцов. Как и в обычном многоквартирном, здесь обеспечена полная самостоятельность каждого проживающего. Но, в отличие от стандартных домов, круглосуточно дежурит медсестра, к которой можно в любое время обратиться за помощью. Есть социальный работник, помогающий каждому жильцу. К примеру, квартиру убрать, помыться в душе или принять ванну. Два раза в неделю пенсионерам привозят продукты «под заказ». Как это делается? Призреваемые составляют список необходимого, соцработник и водитель делают покупки.

Кстати, Дом находится на балансе городского самоуправления. Жильцы платят за коммунальные услуги, но всем оформлена компенсация за горячую воду и отопление. При любом раскладе у стариков 700 литов должно оставаться на руки. Их хоть на счет откладывай, хоть беспутным отпрыскам отдавай…

Главная ценность дома в том, что старые люди чувствуют себя в безопасности. Могут пообщаться друг с другом. Сообща отметить праздник. Обсудить телепрограмму и даже поспорить над ее содержанием.

То есть они продолжают общаться, продлевая пребывание на этой земле, не замыкаясь в четырех стенах и постепенно превращаясь в растение.

Откройте, гости пришли

Звоним в одну из квартир. Здесь живет бабушка восьмидесяти двух лет. Судьба у хозяйки нелегкая. Муж умер, молодого сына убили. От таких обстоятельств впору с ума сойти.

Но переступим через порог. Честно говоря, психушкой или преддверием суицида здесь не пахнет. Ощущение такое, будто нечаянно оказался в сказке. На стенах — картины, какие-то дивные украшения. В углу стоит огромная кукла, одетая как принцесса.

— У меня, к примеру, такого количества платьев нет. Думаю, эта кукла самых больших модниц давно перещеголяла, — шутит Виля Сувездите.

— О боже! Я уже забыла, когда ее переодевала, — спохватывается хозяйка. – Надо бы обновить наряд…

Из беседы со старушкой узнаю, что та недавно ездила к знакомой в Палангу, купила сувениры. Они незатейливы. Их тут же достают: по столу начинают разгуливать заводная собачка и котик. Но по глазам этой немолодой женщины видно, что не только в детстве немногое нужно для счастья, но и на склоне лет. Любая мелочь может глубоко тронуть сердце.

— Конечно, не в каждой квартире так красиво, — поясняет госпожа Сувездите, продолжая экскурсию. – Но мы стараемся создать минимальный уют. А дальше – дело рук и фантазии хозяев жилья…

Заглядываем в другую квартиру. Здесь все скромнее. Но так же уютно, просторно, на полу красивый ковер. Внимание опять привлекают картины на стенах. Оказывается, и тут не обошлось без собственного труда и таланта.

Буквально через мгновение узнаю, что пришла в гости к супружеской паре пенсионеров. Она – бывшая учительница. Он – известный в прошлом художник Владимир Карманов, картины которого мы могли в свое время видеть во Дворце юного техника, в кинотеатре «Скальвия».

Но время бежит, требует своего. Неожиданно для себя респектабельная пара оказалась в этом приюте. Живут…

Прочь тоску и уныние!

Есть в этом доме и лежачие больные. Как правило, люди, достигшие весьма солидного возраста. Одной из больных 98 (!) лет. Я заглянула в комнату долгожительницы: безукоризненная постель, удобства, уход. Хоть и не в семье, но заботой, вниманием человек явно не обделен.

Но самое, пожалуй, неожиданное предстояло увидеть на верхнем, пятом этаже. Здесь живут люди с различными психическими отклонениями: болезнью Альцгеймера, старческой дименсией и им подобными.

— Это наш детский садик, — шутит директор.

Оказывается, стариков привозят на специальном автобусе к семи утра и вечером развозят по домам. В «садике» они получают трехразовое питание.

Но воистину не хлебом единым жив человек. Я поражена. Больные старые люди заняты творческим трудом. Кто-то старательно разукрашивает красками глиняную вазочку, превращая ее при этом в настоящее произведение искусства. Кто-то раскрашивает керамическую собачку, и та на глазах «оживает», становится такой, какой задумал ее самодеятельный художник. Другие увлечены орнаментами, еще чем-то.

Изделия вырезаются из войлока или другого материала, украшаются бисером. Если приходят гости, то хозяева с удовольствием предлагают выбрать понравившуюся поделку. Так что и подарок здесь можно получить.

Конечно, все эти творения создаются под руководством социальных работников. Но главное – все заняты, каждый чувствует себя полезным. Каждый понимает: он может, он не списан.

— Мы здесь и танцуем, и поем. Жаль только, мужчин у нас маловато, — шутит мой персональный гид госпожа Сувездите. — Даже спортом занимаемся. Спортивный зал, кстати, оснащен современными тренажерами. Он наверняка на пользу тем, кто не опускает руки, не считая себя беспомощным…

Честно говоря, я порадовалась спортивному залу. И библиотеке, и компьютерам, установленным для тех, кто интересуется Интернетом.

Читать еще:  Эфемериды онлайн по дате рождения и месту. Индивидуальный гороскоп онлайн (бесплатно)

К слову, на праздники сюда часто приезжают школьные самодеятельные коллективы, группы из детских садов со своими концертами, спектаклями. Бывает, что совершенно посторонние призреваемым люди начинают посещать этот Дом. Его обитатели становятся таким «совершенно посторонним» ближе родных. Мне в качестве примера рассказали о юноше, который ходит сюда уже несколько лет, общается со старыми людьми, даря им при этом свою доброту и любовь, получая ответное тепло и благодарность.

Меркантильный вопрос

Не сомневаюсь, что уже есть читатели, у которых язык чешется: за чей счет этот, пардон, банкет?

Я поинтересовалась этим вопросом. Ответ у меня готов.

За пребывание в дневном центре старики платят 20-30% от получаемой пенсии. Если по каким-либо причинам они пропускают присутствие в центре, плата за пропуски, само собой, не взимается.

Трудно поверить, но ситуация именно такова. К сожалению, далеко не все знают (далеко не все могут позволить себе материально!), что, оставляя больных или престарелых родителей, можно не дрожать от страха и не опасаться пожара, взрыва газа, затопления или иной напасти. Мы уходим на работу, нервничая, глотая валидол, звоня через каждые полчаса – как там мои!?

Но есть, есть дом, где стариков уважают, ценят и берегут.

БОГУ УГОДНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ

Беседа с настоятелем первой в Москве богадельни Бывает, что слова с изначально высоким смыслом вдруг обретают негативное значение. Вспомним: «Что вы тут за богадельню развели?» (т.е. что за сборище бездельников и нахлебников?). А ведь не случайно богадельни называют богоугодными заведениями — это места, где Богу угодные дела вершатся. Об этом мы и говорим с настоятелем храма Всех Святых протоиереем отцом Артемием Владимировым — именно в его приходе несколько лет назад открылась первая в Москве богадельня. Настоятель Храма Всех Святых о.Артемий Отец Артемий, как возникла идея создать богадельню?

Наш храм — один из новооткрытых московских приходов на территории бывшего Алексеевского женского монастыря. Церковная жизнь здесь возродилась около 20 лет назад. А сама идея о создании богадельни органична для любой обители и большого прихода. Главная цель нашего богоугодного заведения, в котором ради Бога свершается труд милосердия, — подготовить престарелых лиц православного вероисповедания к переходу к вечности.

Какие же правила действуют для желающих попасть в богадельню?

По уставу мы принимаем в богадельню православных, психически здоровых москвичек. Сегодня в богадельне уже проживают 15 опекаемых лиц. Требуются немалые усилия и от священников прихода, и от обслуживающего персонала богадельни, численность которого вдвое превышает число самих насельниц. Богадельня прикреплена и к государственной больнице — и в результате у нас есть свой терапевт, психиатр и другие врачи. Этот симбиоз очень важен, потому что богадельня является формой социальной защиты пожилых православных христиан. Сил и средств, конечно, не хватает, но Божия помощь не оскудевает. Богадельня — очень важная, ответственная часть не только социальной, миссионерской, но и непосредственно приходской жизни храма, по которой можно во многом судить о нравственных качествах наших прихожан. Особенно — молодых. Ведь идея собирания пожилых и немощных людей при храме как нельзя более соответствует приходской жизни, когда молодежь должна проявлять сердечное попечение о старшем поколении. Именно здесь созидается взаимная любовь, устанавливается связь между «веком нынешним и веком минувшим», молодые люди отдают долг любви и признательности старым, заслуживая тем самым попечение и себе со стороны своих близких.

Отец Артемий, чем отличается ваша богадельня от государственных домов престарелых?

Думаю, тем, что, приходя в богадельню, люди знают: она — под рукой Господа, а он не обманет. Что меня радует в нашей богадельне, это, конечно, ее возросший духовный и нравственный авторитет. Какая-то удивительная атмосфера. Когда приходишь сюда,об-
щаешься с персоналом и живущими там матушками, чувствуешь особенную теплоту, патриархальность, какую-то внутреннюю тишину жизни. Это — не холодный «казенный дом», но действительно богоугодное заведение.

В СМИ нередко можно встретить рекламу, призывающую довериться той или иной фирме, завещать ей квартиру, отдать часть пенсии, чтобы доживать остаток дней в одном из частных социальных учреждений вроде санатория. Можно ли доверять таким «бизнесконторам»?

Судить не берусь. По нашему уставу — если человек, например, желает завещать богадельне свое жилище, но разочаруется в уходе или в чем-то еще, то в любое время он имеет полное юридическое право возвратиться восвояси. Я встречал немало людей, кто пытался заниматься таким бизнесом, и, как правило, подобные организации все-таки разваливались, потому что одной из неблаговидных историй бывает достаточно, чтобы потерпеть урон репутации. Недавно из одной православной обители к нам приехали ее сотрудники, чтобы познакомиться с тем, как у нас поставлено дело в богадельне. Когда они увидели, что на каждую старушку у нас есть персональный санузел, отдельная жилая комната, что в богадельне осуществляется круглосуточное обслуживание наших матушек, — они огорчились. Не тому, что увидели у нас, а тому, что планировали у себя… Именно здесь созидается взаимная любовь, устанавливается связь между «веком нынешним и веком минувшим».

Какой распорядок дня у насельниц богадельни?
Они свободны и занимаются чем хотят и когда хотят?

Надо учитывать, что богадельня — это все-таки «режимное учреждение»: в 10 часов вечера двери заведения закрываются. Территория храма и богадельня круглосуточно охраняются. Живем-то в центре Москвы, у метро «Красносельская», неподалеку три вокзала, так что искателей приключений хватает. В течение дня в богадельне идет своя жизнь — обход сестер, врачей. Питание, быт — как в санатории. Старушки наши хлебосольны, не отпустят гостей, не напоив чаем, а то и наливочку предложат. Субботними вечерами в трапезной уже много лет прихожане после службы собираются на чаепития. Я, как настоятель, возглавляю эти вечерние собрания — теплые, проникнутые семейственной атмосферой. Бывают специально приглашенные артисты, музыканты, вокалисты, иногда смотрим интересные фильмы. Наши насельницы весьма любознательны, некоторые ныряют без страха в виртуальное море Интернета, где находят уникальные рецепты, знакомятся с книжными новинками. В богадельне есть маленький, но уютный домовой храм, время от времени мы проводим там службы.
Содержать пожилых, часто больных людей всегда нелегко, а в условиях экономического кризиса — особенно… Церковь, будучи «сестрой милосердия», сама живет на подаяние. Конечно, нам помогают прихожане — наши благотворители. Как настоятель прихода, я часто сталкиваюсь с просьбами богадельни поддержать ее бюджет. Наверное, поэтому у батюшек такие широкие рукава: в один рукав входят пожертвования, а из другого — выходят.

Читать еще:  Поздравить с рождением мальчика. Родителям с рождением мальчика

В какой помощи благотворителей богадельня сегодня нуждается больше всего?

В первую очередь хотя бы в небольшом финансовом вливании. Если кто-то серьезно заинтересуется богадельней — милости просим. Кто-то поможет обновить постельное белье. Кто-то — пожертвует на замену сантехники, на обновление столовой посуды. Пригодится и автобус для бабушек, чтобы вывозить их за город на природу. Любой помощи будем рады. У нас есть добровольные помощники. При Новоспасском монастыре зарегистрирована организация «Молодая Русь». Юноши и девушки часто посещают наших матушек. Слава Богу, завязывается общение между юными и престарелыми. И отрадно, что это происходит под эгидой Церкви.

Отец Артемий, но почему же пока так мало подобных богоугодных заведений в России?

Слава Богу, множится число мирян, которые чувствуют потребность ведомо или неведомо для других благотворить. Открываются новые богоугодные заведения. Например — богадельня в приходе отца Аркадия Шатова при 1-й Градской больнице. В храме Благовещения Пресвятой Богородицы протоиерея Дмитрия Смирнова тоже есть приют и богадельня. В Зачатьевском монастыре на Остоженке есть. В провинции все
чаще открываются подобные заведения. Так что дело, как говорится, пошло…

Каким вы видите будущее богадельни храма Всех Святых?

Мы планируем построить просветительский центр для молодежи и пожилых людей, а также новую богадельню, соответствующую требованиям XXI века. Возможно, откроем детский сад. Кризис, конечно, дает себя знать. Но даст Бог, переживем и нынешнее лихолетье Беседовал Николай КАЗАНЦЕВ

Богу уходное заведение

В старейшей столичной больнице открывается отделение, где будут ухаживать за пожилыми тяжелобольными людьми

19.09.2012 в 17:36, просмотров: 7078

На днях 125-летний юбилей отметила старейшая городская больница — ГКБ №14 им. Короленко, в прошлом Бахрушинская. До революции она была больницей для «уходных» больных — сюда привозили на лечение бедных людей, которых забирали с городских улиц.

Эта традиция возрождается сегодня: как признался обозревателю «МК» главврач ГКБ №14 Шамиль ГАЙНУЛИН, скоро здесь заработает отделение по уходу: правда, в отличие от других заведений такого профиля здесь будут не только ухаживать за пациентами, но и лечить их. О том, что еще сегодня происходит в этом лечебном учреждении, Шамиль Мухтарович рассказал в интервью «МК».

— Шамиль Мухтарович, многие путаются в названиях: уличный указатель именует вашу больницу как 33-ю, а на дверях административного корпуса она значится как 14-я. Разъясните, пожалуйста!

— Еще в 2011 году произошло слияние двух больниц: 14-й имени Короленко и многопрофильной скоропомощной больницы № 33, которые находились в одном районе. В царские времена здесь была больница для уходных больных, как говорят теперь — хоспис. В 1923 году больница получила имя Остроумова, а с 1917 по 1923 год, что любопытно, носила имя Склифосовского. Но ее историческое название — Бахрушинская, в честь основавших ее меценатов. А буквально в июле этого года к нам присоединили еще одну больницу — бывшую гинекологическую больницу № 1 на улице Гастелло. И сегодня наше стационарное объединение насчитывает 1380 коек; у нас 34 отделения, а работает здесь более 3 тысяч человек.

— Сегодня в рамках столичной реформы системы здравоохранения идет слияние и укрупнение больниц. К чему это приводит на практике?

— Прежде всего к тому, что сокращается управленческий аппарат здравоохранения, становится меньше медицинских чиновников, часто раздражающих врачей. Плюс укрупнение позволяет ликвидировать зависимость монопрофильных больниц от чрезвычайных ситуаций. Нередки случаи, когда, положим, на операционном столе гинекологической больницы выясняется, что у пациентки аппендицит. А гинекологи оперировать его не могут. И приходится звонить на пульт «скорой», искать свободного специалиста в ближайших больницах, часами ждать его приезда. Или переводить пациента в другой стационар. Сейчас же достаточно вызвать хирурга из хирургического отделения — и проблема решена.

— С 1 октября у вас открывается уходное отделение. Что оно будет из себя представлять?

— Мы возрождаем традиции Бахрушиных — ведь сегодня такие услуги очень востребованы. Наше отделение рассчитано на 60 коек. Это будет не хоспис, отделение будет принимать пациентов не с раковыми, а с другими тяжелыми терапевтическими болезнями. Однако в отличие от других подобных заведений (а сегодня в Москве открыто уже где-то около 5 таких отделений) в нашем мы будем еще и лечить больных — специально для этого выделена ставка терапевта. Более того — по разрешению Департамента здравоохранения и вице-мэра Леонида Печатникова на базе нашего уходного отделения будет развернута единственная в России кафедра гериатрии МГМСУ (Московского городского медико-стоматологического университета). И мы будет делать все для того, чтобы людей из этого отделения выписывали домой вылеченными.

— Действительно, проблема ухода за пожилыми тяжелобольными людьми стоит очень остро: услуги сиделок стоят дорого, и некоторым людям приходится бросать работу, чтобы ухаживать за престарелыми родственниками. Насколько доступным станет ваше отделение?

— Оно будет наполовину платным: часть средств за уход и лечение будут оплачивать страховые компании по полису ОМС, часть платить родственники. Месяц содержания пациента в уходном отделении будет стоить для родственников 5 тысяч рублей — это совершенно недорого по сравнению с рыночными ценами. Это социальный проект. В отделение даже будут принимать пациентов на временное содержание, например, период отпуска родных. Госпитализировать будем по договору на 2 месяца, а далее продлевать его по медицинским показаниям. Условия сделаем очень достойными — палаты рассчитаны не больше чем на 2 человек.

Читать еще:  Кто я по дате рождения. Расчет судьбы по дате рождения и имени

Основатели больницы — Петр, Александр и Василий Бахрушины — построили ее на свои средства в 1887 году для хронических больных в северной части Сокольнического поля. Согласно уставу, в нее принимались на лечение лица «всякого звания, преимущественно из недостаточных жителей» Москвы. Лечение в больнице было бесплатным, потому больные именовались «пенсионерами братьев Бахрушиных». С 1923-го — это 33-я городская клиническая больница имени А.А.Остроумова. Сегодня потомки земских врачей царского времени продолжают лечить москвичей, а Бахрушинская больница называется «14-я клиническая больница им. Короленко». Кроме того, она стала частью крупного стационарного объединения, включающего кроме нее бывшую Гинекологическую больницу №1.

— Какие еще отделения вашей больницы вы можете назвать уникальными?

— Таких немало. У нас единственное среди городских больниц отделение опухолей головы и шеи — здесь проводятся сложнейшие операции. Отделение маммологии — единственное специализированное в Москве по лечению опухолей молочной железы. Мы гордимся нашим дневным стационаром на 110 коек (по профилю терапия, неврология и гастроэнтерология) — сегодня такие услуги очень востребованы. Многие пациенты не хотят теперь госпитализироваться — дорожат рабочими местами. Койки дневного пребывания намного дешевле, хотя помощь оказывается та же, что и в круглосуточном стационаре. У нас прекрасное отделение радиологии — сейчас по программе модернизации городского здравоохранения мы получаем для него новейшее оборудование, которое позволит существенно повысить качество лечения. Например, 2 прибора для брахиотерапии (дистанционно-радиационного воздействия), аппараты для дистанционной гамма-терапии — все это техника последнего поколения. Благодаря новому аппарату дозиметрического контроля лучевой терапии врачи больше не будут высчитывать дозу облучения на глазок — все просчитает компьютер. А аппарат топометрической подготовки позволит готовить пациента к лучевой терапии. До конца года все это оборудование начнет работать. За это мы очень благодарны Департаменту здравоохранения Москвы и его руководителю Георгию Натановичу Голухову — это очень молодой и очень энергичный министр, который прекрасно понимает все чаяния врачей и нужды больниц.

— Известно, что во многих российских больницах, куда поступила такая техника, она не используется — нет специалистов. Есть ли специалисты у вас?

— В том-то и секрет, что есть! Мы их подготовили, у нас было время. У нас много молодых талантливых врачей, кроме того, мы гордимся тем, что у нас работает основоположник радиологической школы, профессор Макс Исакович Гарбузов — ведущий специалист в своей области!

— Планируется ли расширение отделений больницы?

— Да, с 1 октября мы открываем отделение для лечения больных с нарушениями мозгового кровообращения. К тому же у нас начался капитальный ремонт кардио-реанимационного отделения. Кроме того, в 2013 году планируются мероприятия по созданию доступной среды для инвалидов. Создается приточно-вытяжная система с кондиционированием воздуха: уже к лету ей оборудуют несколько отделений. А еще я выступил с инициативой возрождения православного храма на территории Бахрушинской больницы, уничтоженного в советские времена, — его проект уже лежит на согласовании в Москомнаследия.

— Сколько в среднем получают врачи вашей больницы?

— В первом полугодии заработная плата выросла у нас на 5 тысяч рублей и сегодня в среднем составляет 60 тысяч рублей. Мы начали использовать систему стимулирующих выплат, уже 4 раза в этом году выплачивали премии — такого не было последние 10 лет. И в дальнейшем мы продолжим улучшать материальное состояние врачей. Еще мы возродили такие добрые традиции, как торжественные проводы на заслуженный отдых, чествование ветеранов — у нас, кстати, работает уникальный специалист, Анатолий Дейнеко, ему 91 год, и мы на него молимся! Мы даже ввели титул ветерана больницы — это такая моральная стимуляция!

— Наверное, на трудоустройство к вам уже выстроилась очередь?

— Я бы так не сказал. Но рабочими местами люди дорожат. Когда в прошлом году я занял пост главного врача больницы, сразу же развесил объявления с призывом к пациентам сообщать о случаях вымогательства главврачу. И вот в итоге мы уволили трех вымогателей. И теперь деловая репутация больницы не страдает.

— Да те, наверное, и сами дарят!

— Это другое дело! Я и сам хожу к врачам с коробками конфет. А вот когда еще до лечения вам говорят: платите, иначе спасать вас не будем — это уже преступление. Я уверяю вас, что сегодня больница получает все необходимое, у нас нет дефицита лекарств. И если больному требуется, например, курс препаратов на 200 тысяч рублей — никаких проблем, он его получит. К тому же, как я уже говорил, мы получаем великолепную современную технику: у нас появились 20 реанимационных кроватей, дыхательная и наркозная аппаратура, скоро нам поступит магнитно-резонансный томограф, цифровые рентген-аппараты, эндоскопическое оборудование. Хирурги очень ждут лапароскопические стойки — такая техника позволит еще шире внедрять в практику малотравматичные эндоскопические операции, которые делаются через маленькие разрезы. Сегодня с помощью этого метода мы удаляем аппендиксы, делаем единичные операции на желчном пузыре и ушиваем язвы, но скоро, надеюсь, такие операции станут массовыми. Пока эндоскопией владеют у нас 4 молодых талантливых хирурга, еще 3 доктора пройдут соответствующее обучение в Швейцарии. Кроме того, наш хирург поедет на обучение в Казань — там открыт современный симуляционный центр, позволяющий учиться делать операции на компьютерных манекенах.

— Каких специалистов сейчас не хватает?

— Прежде всего рентгенологов. Еще нам нужны ответственные хирурги — так мы называем специалистов экстра-класса, умеющих проводить самые разные операции, которые могут руководить дежурной бригадой в течение суток. В дефиците врачи функциональной диагностики (которые делают, например, УЗИ). Однако нас выручает наш любимый МГМСУ, базой которого мы являемся уже многие годы. Специалисты с кафедры этого университета ведут у нас прием.

— Да уж, вы назвали «не денежные» специальности.

— Деньги решают далеко не все. А в нашей профессии без призвания делать нечего.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26046 от 20 сентября 2012

Источники:

http://www.kurier.lt/bogu-ugodnoe-zavedenie/
http://moskva.bezformata.com/listnews/bogu-ugodnoe-zavedenie/281688/
http://www.mk.ru/moscow/2012/09/19/750700-bogu-uhodnoe-zavedenie.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×