Неизвестный Лосев – интервью с философом. Философское мировоззрение алексея лосева

Философское мировоззрение Алексея Лосева

Лосева называли последним русским философом эпохи Серебряного века.

А.Ф. Лосева считают учёным энциклопедического типа, редкостного для науки XX в., основанной на дифференцированности разных научных областей. Однако его энциклопедизм не результат формальной эрудиции и механического соединения отдельных научных областей. Его философские воззрения корнями уходят в философию всеединства Владимира Соловьёва. Ещё юношей он написал работу «Высший синтез как счастье и ведение», в которой утверждал единение науки, философии, религии, искусства и морали. Целостное восприятие мира сохранялось у него всю жизнь.

Лосев Алексей Фёдорович (1893-1988 гг.), мыслитель, философ, историк философии и эстетики. Родился в Новочеркасске, где окончил гимназию, в которой находился храм в честь святых Кирилла и Мефодия — покровителей философии и филологии. Учился на отделении философии и классической филологии историко-филологического факультета Московского университета. В 1919 г. Лосева избирают профессором классической филологии Нижегородского университета, а затем действительным членом Академии художественных наук и профессором Государственного университета музыкальных наук. В начале 1920-х гг. расширяется круг философских интересов и общений Лосева: психологическое общество при Московском университете, религиозно-философское общество памяти Вл. Соловьёва, философский кружок имени Лопатина, Вольная академия духовной культуры, включая таких деятелей русского религиозного возрождения, как В.И. Иванов, H.A. Бердяев, П.А. Флоренский и других. С 1922 по 1929 г. Лосев преподавал эстетику в Московской консерватории, где общался с преподававшими там же известными музыкантами и математиками М.Ф. Гнесиным и С.Г. Нейгаузом, H.H. Лузиным и Д.Ф. Егоровым. Именно в это время у него выходит в свет цикл философских сочинений: «Античный космос и современная наука», «Музыка как предмет логики», «Философия имени», «Диалектика числа у Плотина», «Диалектика художественной формы», «Критика платонизма у Аристотеля», «Очерки античного символизма», знаменитая «Диалектика мифа». Русская эмиграция воспринимала выход книг Лосева как свидетельство великой жизни духа, ещё живой даже в советской России. В английском журнале Journal of Philosophical Studies в обзоре русской философии в 1931 г. N. Duddington сообщила «плохие вести» о философе Лосеве, «которым могла бы гордиться Россия»: за свои глубокие метафизические труды, объявленные контрреволюционными, «он сослан в северную Сибирь». Действительно, после выхода «Диалектики мифа» в 1930 г. появились публикации Л.М. Кагановича, М. Горького и других авторов с её резкой критикой, в которых философ характеризовался как мракобес, реакционер, черносотенец и монархист. Кроме этого он был осуждён на XVI партсъезде ВКП (б) Кагановичем как классовый враг, а 18 апреля 1930 г. арестован и приговорён к 10 годам лагерей; его супругу арестовали спустя два месяца, приговорив к 5 годам лагерей. Заключение Лосев отбывал на Свири и Беломорстрое, однако раскаяния за свои философские суждения не испытывал. В 1932 г. он писал из лагеря жене: «В те годы я стихийно рос как философ и трудно было (да и нужно ли?) держать себя в обручах советской цензуры». «Я задыхался от невозможности выразиться и высказаться». «Я знал, что это опасно, но желание выразить себя, свою расцветающую индивидуальность для философа и писателя превозмогает всякие соображения об опасности». В 1933 г. в связи с завершением строительства Беломорканала по инвалидности (Лосев почти ослеп) он был освобождён и восстановлен в гражданских правах со снятием судимости. Однако ЦК ВКП(б) наложил запрет на его занятия философией, разрешив лишь античную эстетику и мифологию, вдобавок к этому его просто нигде не печатали. Он переводил Платона, Плотина, Секста Эмпирика, Прокла, Николая Кузанского, преподавал античную литературу, принимал экзамены в провинции, иногда в Москве. В 1941 г. в его дом на Воздвиженке 13, где он жил, попала фугасная бомба, дом был полностью разрушен. С философского факультета МГУ, где в 1942-1944 гг. Лосев был профессором, защитив по совокупности трудов в 1943 г. докторскую диссертацию по филологии, он был уволен по доносу, как идеалист. Принятый в МГПИ на филологический факультет, он проработал там до последних дней. Печатать А.Ф. Лосева стали лишь после смерти Сталина. В списке его трудов более 800 позиций, из них более 40 — монографии. Делом жизни Лосева явилось новое «восьмикнижие» — VIII томов в 10 книгах «История античной эстетики» (1963-1994 гг.), из которых тома с I по VI удостоены в 1996 г. Государственной премии Российской Федерации. Труды по эстетике включают также «Эстетику возрождения» (1978 г., 1982 г., 1998 г.) и «Эллинистически-римскую эстетику 1-11 вв. н.э.» (1979 г., 2002 г.). Кроме этих трудов можно отметить «Проблему символа и реалистическое искусство», «Владимир Соловьёв и его время». Частично сохранился архив, из которого сегодня печатаются новые материалы. В 1995 г. из Центрального архива ФСБ РФ в него переданы изъятые при аресте рукописи — 2350 страниц.

Алексей Фёдорович был физически крепким человеком, но после пожара на даче философа Александра Георгиевича Спиркина 12 августа 1986 г., где он много лет жил, встречался с друзьями и трудился, сильно сдал и к прежней активности не вернулся. Умер А.Ф. Лосев в День памяти святых Кирилла и Мефодия два года спустя, похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище. Дом на Арбате, где он провёл 50 лет своей 94-летней жизни, является памятником истории культуры, на нём прикреплена памятная охранная доска: «Дом А.Ф. Лосева». Здесь находится открытая в 2004 г. Государственная библиотека истории русской философии и культуры, а в 2006 г. во дворе дома по постановлению правительства Москвы был открыт памятник Алексею Фёдоровичу Лосеву. Периодически научная и философская общественность проводят чтения, посвященные А.Ф. Лосеву, а в год 20-летия со дня смерти философа его вспоминали не только в России, но и во Франции. В Париже в течение 2008 г. проходил семинар, посвященный лосевской «Диалектике мифа», организованный парижской ассоциацией памяти Владимира Соловьёва, осенью в Бордо прошла международная научная конференция «Творческое наследие А.Ф. Лосева в контексте европейской культуры».

Философское мировоззрение А. Лосева формировалось также на основе учения Платона. Первой публикацией, излагающей концепцию платонизма, была статья «Эрос у Платона» (1916 г.). Сквозь призму платонизма он воспринимал самые различные проявления мировой и отечественной культуры: музыку и математику; всё богатство взглядов Ф. Достоевского и Вл. Соловьёва, Ф. Шеллинга и Г. Гегеля, Ф. Ницше и А. Бергсона, П. Наторпа и Э. Кассирера; физические теории X. Лоренца и А. Эйнштейна.

Читать еще:  Ехать на товарном поезде во сне. К чему снятся поезда и путешествия в них? Современный сонник дает такую трактовку

Основная философская мысль А. Лосева выражена в его главной работе — «Философия имени». В ней он сделал своеобразный синтез феноменологии и платонизма. Философские идеи Плотина и Прокла, развивающие диалектические построения платоновского «Парменида», Лосев положил в основание преобразования феноменологии Э. Гуссерля, превратив её в универсальную диалектику. «Феноменология имени» генетически была связана со спорами об имеславии начала XX в.; система бытия строилась на основании тщательного анализа природы «имени» или «слова» (67 категорий). Для А. Лосева имя было особым местом встречи «смысла» человеческой мысли и имманентного «смысла» предметного бытия. Он утверждал, что всё в мире, включая и неживую природу, есть смысл и потому философия природы и философия духа объединяются в философии имени как самообнаружение смысла. Имя в своём законченном выражении понималось как «идея», улавливающая и очерчивающая «эйдос», существо предмета. Наибольшую полноту и глубину имя приобретает, когда охватывает и сокровенный «мистический» слой бытия, когда раскрывается как миф, который является не вымыслом, а, напротив, последней полнотой, самораскрытием и самопознанием реальности. Философия имени, по Лосеву, совпадала с диалектикой самосознания бытия и философией вообще, так как имя, понятое онтологически, являлось вершиной бытия, достигаемой в его имманентном самораскрытии.

В своих философских работах, до запрета ЦК ВКП(б) заниматься философией, А. Лосев отрицательно относился к противопоставлению идеализма и материализма. Главная философская мысль — единство идеи и материи, духа и материи, бытия и сознания. Идея одухотворяет материю, материя создаёт плоть идеи, так сказать овеществляет дух. В своих поздних работах он предпринял попытку в определённой мере сблизить своё философское учение с марксизмом, но органического синтеза не получилось, потому что оказалось невозможным совместить стиль чистого философствования с жестко идеологизированной системой марксизма тех лет.

В 1950—1980-х гг. А. Лосев вновь попытался обратиться к философии мифа, языка и символа. Это мы можем констатировать только как факт, потому как его лингвофилософские воззрения ещё недостаточно изучены. Крупный лингвист и логик, профессор Йельского университета США Себастьян Шаумян считал, что «закон полисемии Лосева есть самое важное открытие со времени 1930-х годов. «. К концу жизни А.Ф. Лосев получил возможность вернуться к русской философии. Он издал небольшую, но имевшую огромный резонанс первую книгу о Владимире Соловьёве за всё время Советской власти, правда она была запрещена в больших городах СССР и отправлена в отдалённые районы Севера страны, Средней Азии и Дальнего Востока. А. Лосев считал Вл. Соловьёва своим учителем и перед смертью закончил большой том «Владимир Соловьёв и его время».

В целом философское наследие А.Ф. Лосева представляет кладезь мыслей фундаментального значения, долгое время находившихся под советским запретом или просто, по партийному указу «сверху», замалчивавшихся. Основу его составляют онтология, частично аксиология, а также история философии и эстетики.

А.Ф. Лосев о диалектике и предмете философии

философские науки

  • Александрова Ольга Степановна , кандидат наук, доцент
  • Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых
  • Похожие материалы

    В преподавании философии в условиях сетецентричесrих войн [7] и капитализма[1;3], существующего за счет расширения спроса и кровно заинтересованного в человеке-потребителе, который его и обеспечивает [3], важно формирование потребности в духовном развитии и объяснение значения философии в нём. Иначе говоря, человек должен понимать, что в его жизни зависит от мировоззрения и отношения к философским вопросам. Тема тем более актуальна по причине появляющихся публикаций, раскрывающих далеко не однозначную роль философии в обществе, особенно в её идеологической ипостаси [2;8] .

    Работы А.Ф. Лосева были выбраны не случайно. С одной стороны, они остаются среди малознакомых и малопонятных даже специалистам. С другой — содержат глубокое осмысление важнейших философских проблем, как никогда актуальных сегодня. С третьей стороны — требуют в изучении ориентиров в виду сложности.

    Цель данной работы — дать краткое изложение и общую оценку некоторых актуальных на сегодняшний день идей А.Ф. Лосева.

    Методологической и теоретической основой работы являются принцип системности, принцип противоречивости познания, идея интервала абстракции М.М. Новоселова.

    Алексей Федорович Лосев, гениальный мыслитель XX века, дал одно из наиболее глубоких определений диалектики и предмета философии. Таким же является его обоснование.

    Предмет философии рассматривается А.Ф. Лосевым в контексте классификации наук. Это тем более важно, что в последнее время появляются публикации, отрицающие существование у философии своего собственного предмета. Утверждается, например, что философия паразитирует на других науках и претендует на решение вопросов, являющихся прерогативой богословия [2].

    Точкой отсчета для А.Ф. Лосева является аксиома, что всякая наука есть наука о смысле, или об осмысленных фактах, — следовательно, в словах и о словах. «…без слова и имени нет вообще разумного бытия, разумного проявления бытия, разумной встречи с бытием». Т.н. «бессловесное мышление», например, в откровении или созерцании это «не упразднение слова, но…надстройка над ним еще боле высоких степеней мысли» [4.96, 97].

    Существует чистый смысл и меонизированный смысл, или факт. Соответственно, есть науки о чистой предметной сущности, о чистом логосе и науки о смысле, перешедшем в инобытие, в факт, или науки о меонизированном логосе [4.254-256].

    Сущность вмещает в себе все возможные смыслы в одной точке. Разные виды знания — это разные способы конструирования сущности [5.289]. Диалектика — это логическое конструирование бытия, рассматриваемого в его эйдосе, или логос общего эйдоса. Общая диалектика не зависит от опытного содержания, т.к. разум един, оперирует одними и теми же категориями сущности, множества, причины, качества и др. Это учение о «стихии мысли, охватывающей все возможные эйдосы в едином цельном бытии». Частная диалектика (природы или истории) есть субъективное применение общей [5; 4.267-268].

    Диалектика, далее, есть оперирование со сферой смысла имени, или его предметной сущности [4.158], смысловое объяснение и «жизнь смысла, сущности» [4.93, 231]. Физические же вещи есть инобытие, иное сущности, или смысла и, следовательно, держатся…не собой, но сущностью [4.156]; это воплощённость энергем [4.225].

    Гносеологию Лосев называл метафизикой, т.к. её основанием является не «фактическая действительность», а «вероучение о расколе знания и бытия, противопоставление субъекта и объекта». Сознание и бытие не влияют друг на друга, они — изначально тождественны. Имя, слово вещи есть «в разуме явленная вещь, вещь как разум и понятие, как сознание и, следовательно, — разум, понятие и сознание как вещь» [4.99].

    А.Ф. Лосев утверждает, что онтологии нет как особой науки — всякая наука есть наука о бытии. Однако в бытии есть планы общие и принципиальные и выводные, менее необходимые.

    Каждая философская система связана с тем или иным вероучением, мифологией. Например, если о «вещах в себе» не может быть никакой науки, то это значит, что «единственное бытие, знакомое Канту, — бытие субъекта, онтология для него есть учение о субъекте». Для других она — учение о материи, для кого-то — психология, для кого-то объективная диалектика [4.285-286].

    А.Ф. Лосев считает диалектику единственным методом, способным «охватить действительность в целом, ритмом самой действительности, сотканным из противоречия, как сама жизнь». Для него она потому — единственно допустимый способ философствования, истина; непосредственное знание и восприятие предмета (например, знание того, как и почему он является целым: одновременно единым и многим), предполагающее откровение; «единственный правильный и полный метод философии» [4.83-86, 290].

    Диалектика есть наука и «единственно возможный философский реализм»: для неё в явлениях содержится смысловая закономерность и принцип, а сущности и смыслы проявлены. Диалектика абстрактна, она есть форма и ритм жизни, осмысление жизни, её скелет [4.87-91].

    В отличие от феноменологии и натуралистической метафизики (связанной с овеществлением абстрактных понятий: воли, сознания мысли, мышления, материи) (5.696), отдельных эмпирческих наук диалектика есть смысловое объяснение смысла. Диалектика показывает, как различные формы смыслов связаны между собой: часть и целое, факт и смысл, бесконечное и конечное, сознание и бытие. Не просто объясняет, а вскрывает «динамику смысла, которая привела смысл именно к данной картине» (5.697). Диалектика не есть статическое, не есть «вещно-причинное» объяснение, опирающееся на причинную связь эмпирически наблюдаемых вещей и эмпирическииндуктивное обобщение, не описание и констатация. Диалектика — это конструирование смысла, который есть и порождающее и порождаемое, а значит тождествен с собой и отличен от себя. Всякое определение ограничивает, ограничение есть некоторое отрицание. Следовательно, отрицание и утверждение в сфере смысла как отличаются, так и отождествляются — рассуждает Лосев (5.801).

    Диалектика эмпирична в том смысле, что она есть учение о «логических скрепах», смысловых основах всякого опыта. Она есть «глаза, которыми философ видит жизнь» [4.93]. Вся жизнь «насквозь диалектика», но, естественно, диалектика не исчерпывает жизнь [4.94].

    Предмет философии для Лосева это, прежде всего, исследование «меональных судеб имени». Разгадку этой тайны он видел в смысле имени, т.е. в его предметной сущности, «независимой от взаимоопределения с меоном». Только смысл есть бытие [4.158].

    Лосев считал, что основанием как философии, так и науки является миф. Опираясь на диалектический метод, он обосновывает, что миф — это личностное бытие, данное исторически и в словах [6.29, 30].

    «Только потому не видно здесь мифа, что эти учения уже давным-давно получили форму догмата, а миф не есть догмат. Миф, говорили мы, всегда личностен и историчен, догмат же живет абсолютизацией и логикой. Миф есть непосредственно воспринимаемое личностно-историческое бытие; догмат же всегда есть научно-диалектическая система или принцип ее».

    «Догмат возможен всегда только как оценка и ценность прежде всего. Это есть утвержденность вечных истин, противостоящих всякому вещественному, временному и историческому протеканию явлений. В противоположность этому, миф чисто фактичен и историчен. Догмат — абсолютизация исторических фактов личностного бытия. Миф же — историзация и просто история того или другого личного бытия, вне значимости его как бытия абсолютного и даже вне его субстанциальности» [6.40].

    Лосев раскрывает отношение диалектики к мифологии. Диалектика как чистое мышление, — не есть мифология. Но такая диалектика неосуществима. Она всегда имеет под собой определенную мифологию, так как самое направление и распределение категорий может варьироваться на тысячу ладов. Следовательно, развернуть абсолютную мифологию — значит не что иное, как развернуть диалектику вообще, но только не такую диалектику, которая имеет под собою один из возможных принципов, но — все возможные принципы [6.40].

    «Например, вывод категорий в диалектике Гегеля сделан настолько мастерски и безукоризненно, что большею частью не вызывает никаких сомнений в человеке, умеющем оперировать при помощи диалектического метода. Однако всякому ясно, что под этой гегелевской диалектикой лежит очень определенное намерение . понимать диалектику и всю философию лишь как учение о понятиях, т. е. лишь как логическое учение. Ясно, что это — один из возможных принципов. Конечно, диалектика должна быть разработана как чисто логическое учение, и, пожалуй, даже в первую голову это должно быть так. Но, разумеется, диалектика не есть только логическое учение. Она же сама ведь постулирует равнозначность алогического с логическим. Следовательно, она обязана в качестве одного из своих движущих принципов положить и алогическое. Или возьмем еще разительный пример: это т. н. диалектический материализм, кладущий в основу бытия материю. Я уже имел случай указать, что материи, в смысле категории, принадлежит роль совершенно такая же, как и идее. Стало быть, диалектический материализм есть относительная, а не абсолютная мифология. Абсолютная мифология положит в свою основу материю и идею как два совершенно равноправных принципа (хотя, в силу той же диалектики, и абсолютно слитых в один неразличимый принцип)» [6.40].

    Лосев дает иллюстрацию диалектического метода, объясняя отношение веры и знания: «Например, «Вера, как того требует диалектика, не может осуществиться без знания и даже и есть само знание (или вид его), а знание не может осуществиться без веры и, в сущности своей, и есть не что иное, как вера (или вид ее). Вопреки относительной мифологии, выставляющей на первый план то веру без знания, то знание без веры, абсолютная мифология может избрать только один путь — признать одинаковую, совершенно равноправную ценность и веры и знания.

    Сделать это она может, однако, только так, чтобы оба эти момента объединились в нечто третье совершенно без всякого остатка, чтобы объединение веры и знания совершилось не по типу веры и не по типу знания, чтобы была третья совершенно особая категория, которая бы целиком скрывала в себе эти две и по сравнению с которой они оказались бы только несамостоятельными, абстрактными моментами. Диалектика только такой синтез и может дать и только так она и может примирить враждующее противостояние веры и знания. Таким синтезом является ведение, равноправно вмещающее в себе и веру и знание и не способное осуществиться ни без веры, ни без знания. Это — простейший и притом чисто логический, совершенно невероучительный синтез. Но признать его, понять и утвердить его можно только при соответствующем мифологическом, т. е. чисто жизненном опыте. Я называю эту мифологию абсолютной, — она — всегда ведение, гносис. Фидеизм же и рационализм есть виды относительной мифологии. И на этом примере совершенно ясно, как относительная мифология имеет под собой один из диалектических принципов и как абсолютная — все принципы» [6.41].

    Таким образом, А.Ф. Лосев обосновывает мифологические основания всякой философии, универсальное значение онтологии и диалектического метода в познании сферы смысла и указывает на границы гносеологии. Диалектику он определяет как смысловое объяснение, логос эйдоса, логику противоречия. Её значение в том, чтобы «вместо постулирования того или иного вероучения дать логическую конструкцию антиномико-синтетического строения вещей реального опыта» [4.83]. На примере математики Лосев показывает, что философский диалектический метод может быть методом построения аксиоматики и содержания науки (например, понятия бесконечности и множества), которые могут быть выведены из первоначальных принципов чисто диалектически — в отличие от методов обобщения и индукции (5.795).

    Список литературы

    1. Городненко Ю. Бунт внутри мировой корпорации. http://reosh.ru/bunt-vnutri-mirovoj-korporacii.html. Дата обращения — 1.08.16.
    2. Знание – сила…нечистая. Часть III. Интеллектуалы в поисках мистики . -http://reosh.ru/znanie-silanechistaya-chast-iii-intellektualy-v-poiskax-mistiki.html. — Дата обращения 25.08.16.
    3. Катасонов В. Ю. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации» . – М.: Институт русской цивилизации, 2013. — 1072 с. — ISBN 978-5-4261-0054-1.
    4. Лосев А.Ф. Философия имени. – М.: Академический проект, 2009. – 300 с. – (Философские технологии). – ISBN 978-5-8291-1044-4.
    5. Лосев А.Ф. Хаос и структура /Сост. А.А. Тахо-Годи и В.П. Троицкого, общ. Ред. А.А. Тахо-Годи и В.П. Троицкого. – М.: Мысль, 1997. – 831 с. — ISBN 5-244-00858-7.
    6. Лосев А.Ф. Диалектика мифа. http://royallib.com/read/losev_aleksey/dialektika_mifa.html#573440 — Дата обращения: 25.08.16.
    7. Подберезкин А. И., Соколенко В. Г., Цырендоржиев С. Р. Современная международная обстановка: цивилизации, идеологии, элиты. — М.: МГИМО–Университет, 2015. — 464 с. — ISBN 978-5-9228-1402-7. — http://prognoz.eurasian-defence.ru/
    8. Шиманов Г.М. О трех видах познания. http://www.shimanov.narod.ru/o_treh_vidah_poznania.htm — Дата обращения: 25.08.16.

    Электронное периодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

    Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

    Алексей Лосев. «Что такое философия?»

    Ниже текст приводится по изданию: Лосев А.Ф. На рубеже эпох. Работы 1910-х — начала 1920-х годов / Общая ред. A.A. Тахо-Годи, Е.А. Тахо-Годи, В.П. Троицкий. Сост. Е.А. Тахо-Годи, В.П. Троицкий. Предисл. A.A. Тахо-Годи. Комментарии и примечания A.A. Тахо-Годи, Е.А. Тахо-Годи, В.П. Троицкий. — М.: Прогресс-Традиция, 2015.

    Тезисы «Что такое философия» записаны карандашом во время путешествия на Урал. Изложение мыслей в тезисах типично для Лосева молодого и зрелого. Доклады, которые он продумывал, всегда записывались в виде тезисов. Существуют толстые тетради 40-80-х годов с докладами, изложенными тезисно. Лосев любил четкость мысли, отсюда вся его рубрикация. В тезисах «Что такое философия» (в дневнике между 29 и 30 июня) выдвигаются идеи, продуманные и изложенные в сочинении «Высший синтез как счастье и ведение» — единое, цельное знание — «дитя вечности».

    ЧТО ТАКОЕ ФИЛОСОФИЯ?

    1. Первобытное научно-философско-религиозное знание.

    2. Два акта всемирной эпопеи происхождения философии — выделение и обособление.

    3. Вот она — многострадальная, много вытерпевшая, вот она — этот синтез наших воздыханий к горнему царству истины.

    4. Наука — она пошла своим путем. Она отмежевала себе небольшую часть действительности, она выработала свои методы, познала свои задачи. У себя дома — она хозяйка, и всемогущество философии или религии было бы равносильно приостановке ее дальнейшего развития.

    8. Итак, вот 1) Наука, 2) Религия, 3) Искусство, 4) Философия, 5) Нравственная жизнь. Все это обособленно. Но все это так только в пределах нашей обыденной повседневной жизни. Сказать о различии искусства и нравственной] жизни, науки и философии, науки и религии. Если хотите сохранить эту абсолютную] разницу всех этих стихий человеческого] духа, то не ставьте вопросов, выходящих за пределы нашего здешнего опыта. А раз поставите, то вы должны будете признать Высший синтез в качестве настоящего ведения и абсолютного счастья.

    9. И вот получается новая философия, с новыми задачами и новыми методами. Но философия — [не] дитя времени. Это — дитя вечности.

    10. Она — единая царица всех наук, религий, искусств. И потому эта философия есть жизнь. Она — единый верный служитель и раб всех наук, религий, искусств. И потому жизнь есть философия.

    11. Есть единое знание, единый нераздельный дух человеческий. Ему служите! Есть жизнь, которую каждый ощущает не раз на своем веку, есть это касание мирам иным. Вот эта-то жизнь и есть философия.

    12. Вы хотите быть философом? Для этого надо быть человеком. В злохудожну душу не войдет премудрость. Изучайте все эти схемы, рубрики, таблицы, деления, которые составляются для начинающих изучать философию. Но если вы любите философию ради нее самой, то вы увидите всю тщету этих рубрик и схем, и перед вами блеснет луч, на который надо только глянуть, чтобы познать.

    13. Пусть светлые умы и святые сердца двигают вперед философию. Пусть они живут сладостью восприятия откровений свыше. Мы же, непосвященные, мы будем постепенно осознавать в себе то, что им явилось мгновенно, и будем внимательней прислушиваться к их вдохновенным речам. Вы — соль земли. Идите вы вперед, мы за вами, мы вас слушаем. Они говорят, а мы, упоенные симфонией откровения, будем вдыхать бальзам упоительного молчания.

    Источники:

    http://studme.org/1767092117741/filosofiya/filosofskoe_mirovozzrenie_alekseya_loseva
    http://novainfo.ru/article/14442
    http://philologist.livejournal.com/10623845.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×