Назначение иллариона митрополитом без согласия константинополя год. Киевская митрополия

Как Константинополь навсегда потерял Киевскую митрополию

В XV веке, в поисках военной помощи от Рима для защиты остатков Византийской империи от турков-осман, Константинополь против воли местного духовенства и верующих начал ставить в Киев греков – сторонников унии. Противясь насаждению католицизма, после поминания митрополитом Исидором на литургии Папы Римского, константинопольского избранника взяли под стражу, а затем позволили бежать в Рим. Вместо него Собор русских архиереев поставил в Киев своего митрополита Иону. В свою очередь, в 1443 году Константинополь назначил нового митрополита Григория, также униата, который прибыл в Киев из Рима в 1458 году. Польский король приказал не пускать православного митрополита Иону на свои земли, а созванный в Москве собор епископов 1459 года отверг притязания “злого отступника от Православия” на управление епархиями Северо-Восточной Руси.

Константинополь сдал Киев униатам

Разделение Киевской митрополии в 1458-1459 годах на польско-литовскую и московскую части открыло путь усилиям папского престола и католических польско-литовских властей по уничтожению православия на своей территории. Притеснения усилились после Брестской унии 1596 года. Вплоть до 1686 года давление не прекращалось и почти достигло своей цели.

Согласно планам папского нунция известным по его разговору с польским королем Яном Собесским, в начале 1676 года коронационный сейм Речи Посполитой запретил православным подданным сношения с константинопольским патриархатом. Церковные споры должен был разрешать королевский суд.

Константинополь не стал защищать свои права. Вместо этого, после захвата части украинских земель Османской империей Константинополь образовал в своем прямом подчинении Подольскую епархию – тем самым проигнорировав права даже собственного Киевского митрополита.

К 1684 году на территории Речи Посполитой было введено правило, что только присягнувший о присоединении к унии может расчитывать на получение от короля православной епископской кафедры. Епископу Гедеону грозило пожизненное заточение, и он бежал на левый берег Днепра. Священники приезжали за рукоположением в Псков и Смоленск.

Чего хотела Москва?

Переход Киевской митрополии в состав Московского патриархата не был аннексией.

Вселенский патриарх не мог преодолеть раскол в митрополии из-за удаленности и войн на территориях между Киевом и Константинополем. В то же время Россия была единственной суверенной православной державой и не могла игнорировать просьбы единоверцев о защите. В течение многих лет, пока пути дипломатической и материальной помощи не были блокированы польско-литовским правительством, российское государство пыталось оказывать поддержку православному населению западнорусской митрополии, не посягая на ее принадлежность Константинополю.

Неоднократные попытки Москвы защитить единоверцев дипломатическими средствами не увенчались успехом, так как польско-литовская сторона отвергала заступничество за православных как вмешательство в свои внутренние дела. Поэтому в 1681 году в Стамбул был отправлен российский посол Прокофий Возницын, который должен был спросить у патриарха “для чего Киевская митрополия колико лет пастыря не имеет?”, и не повелит ли Его Святейшество быть ей под благословением патриархов Московских и всея Руси.

Причина вмешательства российских царей – зависимость греческих патриархов от османского султана

Инициатива перехода Киевской митрополии исходила от широких церковных и светских кругов митрополии. Население воспринимало переход митрополии в состав РПЦ как спасение от уничтожения.

В 1684 году в Стамбул с царской грамотой и очередной милостыней отправили греческого купца Захарию Иванова. Выразив принципиальное согласие, в условиях внутренней смуты в Османской империи Константинопольский патриарх Дионисий побоялся действовать без согласия светских властей и посоветовал действовать через визиря. Не хотел принимать решения до выяснения позиции османских властей и иерусалимский патриарх Досифей. Об этом он заявил официальному государеву посланнику Алексеевым. Оба патриарха также настаивали на соборном постановлении по вопросу передачи Киевской митрополии.

23 марта 1686 года Алексеев был принят визирем, который пообещал, что “прикажет ему (патр. Дионисию), что царскому величеству надобно, то бы он учинил по воле их царского величества и о всем писал”.

Был ли подкуп?

Еще с Возницыным в 1681 году Константинопольскому патриарху было послано жалование в размере 250 рублей, в 1683 году с Алексеем Васильевым – на 120 рублей. Таким образом, переданные патриарху Дионисию с купцом Захарией Ивановым “сорок соболей и двести рублей” были не взяткой, а стандартной милостыней, которую Россия регулярно направляла находящемуся под властью иноверцев Фанару.

Передача Киевской митрополии была окончательной

Привезенные из Стамбула документы свидетельствуют, что решение о передаче митрополии под власть Московского Патриарха было окончательным и не подлежит ревизии.

Соборная грамота “О том, что избрание кандидата на рукоположение в Киевской митрополии происходит от тех, кто в ней, по местному обычаю” уполномочивает духовенство митрополии: “отправить избранного (митрополита) с рекомендательными письмами к патриарху Московскому, какой будет в данное время, чтобы получить от него рукоположение или перевод, подобно и отпустительное свое деяние…”

В заключении соборного постановления говорится: «никто совершенно не будет противиться и возражать против этого, как происшедшего обоснованно и справедливо. Тот же, кто будет мыслить против написанного или захочет как-то иначе выказать неповиновение или противление, тот будет противостоять повелению Господню и получит от Него воздаяние как презирающий патриархов, которые суть одушевленные и живые образы Божии». Это предостережение явно свидетельствует не о временном, а об окончательном решении дела о Киевской митрополии.

Результат – спасение православных от унии

В результате вхождения Киевской митрополии в состав РПЦ, дипломатические усилия государства по защите православия стали более эффективными. План новой унии был сорван.

Польская сторона признала и духовную власть Киевского митрополита над находившимися на ее территории епархиями. Стало возможным прописать в статье 9 польско-русского договора 1686 года гарантии свободы вероисповедания Польши и Литвы “представителям благочестивой греко-российской веры”. Статья была особо утверждена сеймом, что подчеркивало ее важность.

Читать еще:  К чему снится блевотина. К чему снится вырвало

«Константинопольский Патриархат подтасовывает историю воссоединения Киевской Митрополии с Русской Церковью»

Константинопольский Патриархат, незаконно вторгшийся на каноническую территорию Русской Православной Церкви на Украине, пытается оправдать свои действия ссылками на исторические документы. Согласно версии фанариотов (представителей Константинопольского Патриархата), изложенной в 30-страничном материале «Вселенский престол и Церковь Украины. Говорят документы», в 1686 году Киевская Митрополия была передана Русской Церкви временно, и сегодня Московский Патриархат не вправе считать себя Матерью-Церковью для Церкви Украинской.

О том, насколько это соответствует исторической правде, а главное – согласуется с другими документам той эпохи, Телеканалу «Царьград» в эксклюзивном интервью рассказал руководитель Церковно-научного центра и президент Фонда «Православная энциклопедия» Сергей Кравец. Человек, под руководством которого в настоящий момент осуществляется издание полного корпуса исторических документов о переходе Киевской Митрополии под омофор Московского Патриархата.

Сергей Леонидович, на какие исторические источники опираются представители Константинопольского Патриархата в попытках оправдать свое участие в украинском автокефалистском проекте?

Публикация «Вселенский престол и Церковь Украины. Говорят документы» подробно разбирается у нас в «Православной энциклопедии». Но уже сейчас могу сказать, что она очевидно неполная, потому что основывается только на двух документах. При этом в преамбуле упомянутой публикации Константинопольского Патриархата говорится, будто какие-то документы утаиваются намеренно. Что, по меньшей мере, странно.

Оба этих документа были опубликованы в России российскими исследователями. Один – еще в начале XIX века, это письмо Константинопольского Патриарха Дионисия IV. А второй – Синодальная грамота – совсем недавно была выявлена российской исследовательницей Верой Георгиевной Ченцовой и опубликована также в России в журнале «Древняя Русь». Именно эти две публикации и разбираются в только что изданном Константинопольским Патриархатом материале.

Однако эти документы – далеко не все послания Патриарха Дионисия по данному вопросу. Пока непонятно, намеренно ли они не учитываются или просто по незнанию. Но именно сейчас мы готовим максимально полный корпус этих греческих текстов к публикации, что займет некоторое время, поскольку готовятся их современные переводы. Документы очень важные, а потому нужно сделать так, чтобы они были понятны и доступны сегодняшнему читателю. В переводах же XVII века имеются ошибки и неточности.

В чем же заключаются ключевые псевдоисторические манипуляции фанариотов?

Так, например, они утверждают, что права Константинопольского Патриарха, которые в 1686 году передавались от Константинопольского Патриархата к Московскому, распространялись только на Левобережную Украину. Что очень странно, поскольку у нас имеются письма Патриарха Дионисия IV к населению Правобережной Украины с требованием признавать и во всем слушаться нового Митрополита Киевского Гедеона.

И в то же время подчеркивается «временный» характер передачи Киевской Митрополии Московскому Патриархату?

Да, однако если обратиться к документам, то в них четко оговорено, что право на поставление (возведение на митрополичью кафедру – ред.) Киевского Митрополита передается Московскому Патриарху. Причем как на поставление Митрополита Гедеона (совершенное в Москве в 1685 году – ред.), так и на последующие.

Это – принципиальный момент. То есть речь идет не о том, что по икономии, по снисхождению Константинопольским Патриархом было признано московское поставление Киевского Митрополита Гедеона, но и предоставлены все права на дальнейшие поставления?

Именно. Однако смысл сегодняшних претензий, исходящих от Фанара, заключается в том, что в документах нет слова «навечно». Слова «временно» нет, но нет и слова «навечно»: «суть же греци льстиви даже до сего дни» – греческое лукавство описывалось еще в XI веке в «Повести временных лет». Вся же последующая ситуация показывает, что на протяжении более двух столетий этот вопрос ни разу не поднимался. Хотя царское правительство и Синод были в постоянной переписке с Фанаром.

Более того, один из Константинопольских Патриархов XIX века пребывал на покое на территории современной Украины и обращался в Санкт-Петербург в Синод с просьбой разрешить ему совершить богослужение в Киеве. Согласно церковным канонам, именно так должен делать архиерей, находясь на территории чужой епархии. И вопросов по этому поводу никогда ни у кого не возникало. Вопрос считался решенным.

И впервые претензии возникли только в 1920-х годах во время русской смуты, когда Фанар поддержал советских обновленцев и принимал участие в дроблении гонимой Русской Церкви?

Впервые акт 1686 года был поставлен под сомнение в томосе об автокефалии, который был дан Польской Православной Церкви в 1924 году (притом, что территория Польши на тот момент была канонической территорией Русской Церкви – прим. ред.). Накануне этого Константинопольский Патриарх Мелетий (Метаксакис) сформулировал новую концепцию, согласно которой только Константинопольские Патриархи имеют право на дарование автокефалии, присудив себе не только первенство чести среди других Поместных Церквей, но и «первенство власти» (по сути, скопировав римско-католическую папистскую концепцию – прим. ред.).

Именно в 1924 году, когда по желанию польского правительства была начата интрига по предоставлению Польской Церкви автокефалии именно от Константинополя, тогда и вспомнили акт 1686 года в связи с тем, что в Киевскую Митрополию входили и православные поляки. И именно в этом документе, впервые за 238 лет (!) прозвучали претензии к каноничности полного перехода Киевской Митрополии под власть Московского Патриархата.

Вернемся к 30-страничному материалу «Вселенский престол и Церковь Украины. Говорят документы». В тексте не скрывается, что он основывается не столько на работе с источниками, сколько на публикациях современных авторов, причем откровенно тенденциозно относящихся к Русской Православной Церкви. В основном живущего в Париже Константина Ветошникова (а также Вадима Лурье, под именем «епископа Григория» возглавляющего одну из ветвей так называемого «альтернативного православия»).

Что касается Ветошникова, то он вряд ли может считаться полноценным специалистом. Будучи оторванным от российских архивов, он просто не вполне компетентен. Более того, если вы, как исследователь, учитываете документы только из константинопольских источников (а большая часть этих документов, к сожалению, пропала), то вы никогда не восстановите реальную картину.

Читать еще:  Когда день рождения святой матроны. Когда день памяти Матроны? Как правильно просить и Матроны Московской помощи при зачатии, исцеления от болезней? Как просить Матрону о здоровье своем и близких

Так какой же была эта картина? Почему переход Киевской Митрополии в Московский Патриархат был столь актуален для второй половины XVII века?

Мы (Церковно-научный центр «Православная энциклопедия» – прим. ред.) уже опубликовали огромное количество писем с просьбами из Киевской Митрополии к российским властям о помощи, поскольку гонения на православных в Речи Посполитой были не просто эпизодическими. Так, например, в 1676 году в Речи Посполитой был принят государственный акт о запрете церковным лицам на какие-либо отношения с Константинополем под угрозой смертной казни.

Российское правительство занялось этим вопросом только когда ситуация стала экстремальной: на территории Речи Посполитой не осталось ни одного православного архиерея. А раз нет архиереев, значит, нет священнических и диаконских поставлений. Ну а раз нет священнических и диаконских поставлений, а старые умирают, то возникают проблемы с крещениями, венчаниями, отпеваниями. Останавливается жизнь.

Дело доходило до того, что к нам на территорию Русского государства стали тайно переходить за рукоположениями. И в итоге Боярской Думой было дано специальное разрешение нашим приграничным епископам рукополагать священников и диаконов и отправлять обратно в Речь Посполитую. А на границе их ловили.

То есть ситуация выходила из-под контроля, а на все попытки русских дипломатов в переговорах с Речью Посполитой поднимать вопрос о защите прав православных говорилось одно: это не ваше дело. И только после того, как Киевская Митрополия стала частью Русской Православной Церкви, в том же 1686 году наши дипломаты добились подписания в мирном договоре с Речью Посполитой гарантий на права православных на ее территории.

Именно для того, чтобы спасти Православие на территории Речи Посполитой, это и было сделано. И в тот момент это отлично понимал и Константинопольский Патриарх. Недаром в переписке с гетманом Иваном Самойловичем он писал: я тебя услышал, что у вас творится, и поэтому отдаю Киевскую Митрополию в Русскую Церковь.

Есть ли надежда, что публикация всех этих документов сможет вывести дискуссию с Фанаром в научное русло, остановить их вторжение на каноническую территорию Русской Православной Церкви на Украине?

Не думаю, что они готовы услышать опровержение их позиции. Но в данном случае не надо зацикливаться на Фанаре. Важно же не только их отношение. Важно отношение всех Православных Поместных Церквей, всех православных людей, всех тех, кто интересуется церковной историей и желает прийти к истине в этом вопросе.

Ведь если у патриарха Варфоломея нет никакой реальной историко-канонической основы для таких решений и действий, то это уже просто чистый произвол. И когда мы покажем, что такой основы у него нет, что она специально создана, подтасована, то многие поймут, что сегодня он позволяет себе подобное в отношении Украины и Русской Церкви, а завтра может совершить и в отношении кого-то еще из бывших владений Константинопольского Патриархата.

Но конечно, если Константинопольский Патриархат окажется готов к совместной научной работе, к поиску наиболее точной исторической и канонической интерпретации имеющихся документов, причем с общей методикой и общими подходами, мы с удовольствием примем участие в такой дискуссии.

Наука

История

Хотели своего митрополита: как Москва порвала с Киевом

560 лет из Киевской митрополии выделилась Московская епархия

560 лет назад Киевская митрополия в составе Константинопольского патриархата разделилась на Киевскую и Московскую епархии, которая еще три года спустя была преобразована в отдельную митрополию. Независимости от патриарха активно добивались московские князья, желавшие иметь «своих» митрополитов и всячески противодействовавшие присылаемым на кафедру иерархам-грекам.

Ввиду бурных геополитических событий позднего Средневековья Киевская митрополичья кафедра с одобрения Константинопольского патриархата была перенесена в 1299 году во Владимир, а чуть позже, в 1325-м, — в Москву. Разорительные набеги татаро-монголов наложили отпечаток на социально-экономическое развитие западной и восточной Руси. При этом Фанару (район, где расположена резиденция патриарха. — «Газета.Ru») было критически важно сохранить общий контроль над землями своей исторической сферы влияния. В 1303 году для управления юго-западной частью митрополии патриарх возвел в сан митрополита галицкого епископа. Так на едином культурно-языковом пространстве воцарились два митрополита, работавшие фактически автономно. Еще одна митрополия чуть позже возникла в Литве.

В 1347-м византийский император Иоанн VI Кантакузин попытался навести порядок в восточных епархиях патриархата, в том числе нормализовать отношения между Константинополем и золотоордынским Сараем. Соответствующая миссия была возложена на сидевшего в Москве грека Феогноста, которому был присвоен титул митрополита Киевского и всея Руси. Император потребовал от галицкого митрополита Феодора подчиниться своему ставленнику, но, судя по всему, встретил сопротивление.

В дальнейшем система назначения иерархов на местах превратилась в хаос.

В зависимости от своей политической платформы или личностных отношений, митрополиты привечали одних епископов и наказывали других. Доходило до того, что Феогност предал анафеме псковичей, отказывавшихся подчиняться ордынской власти. Деятельность церкви на обширном пространстве Руси оказалась практически полностью парализована интригами двух «партий».

Активное участие в процессе ухода из-под влияния Константинополя принял чуть позже московский князь Дмитрий Иванович: поддержанный боярством, он противился решению Фанара поставить после смерти митрополита Алексия грека Киприана. Своему официальному представителю в русских землях патриарх планировал отдать объединенную митрополию. Иными словами, после многолетней неразберихи Киприан должен был остаться единственным митрополитом всея Руси. Однако он несколько переоценил свои возможности, начав бурную деятельность еще при жизни очень популярного Алексия. К тому же Москва была нацелена на избавление от татаро-монгольского ига, что прямо противоречило внешнеполитической линии Византии, хотя ее собственные отношения с Золотой Ордой ко второй половине XIV века безнадежно испортились.

Читать еще:  8 января приметы бабий праздник. Если за окном снег и мороз – примета к тому, что лето будет ненастным и холодным

Не получив признания своих полномочий ни от москвичей, ни от новгородцев, Киприан осел в Киеве, который находился под властью литовского князя, и стал дожидаться кончины Алексия. Когда же это произошло в феврале 1378 года, «наследник», уже рукоположенный в митрополиты (патриархом Филофеем, который, в свою очередь, был вскоре низложен в результате переворота), поспешил в Москву.

Однако по дороге его по приказу Дмитрия Ивановича ограбили, избили и после непродолжительного заключения в темнице с позором выдворили за пределы Руси.

В ответ Киприан предал князя анафеме и обрел защиту в Литве. Исторические территории когда-то существовавшего Древнерусского государства заново объединялись вокруг двух крупных центров — Московского и Литовского княжеств. Их власти стремились иметь «собственного» митрополита, влияние которого в идеале распространялось бы и на земли соседа-«конкурента».

Согласно формулировке протоиерея Петра Смирнова в труде «История христианской Православной Церкви», после смерти святителя Алексия «произошла и в течение 11 лет продолжалась великая смута в Российской митрополии». Дмитрий Иванович хотел заменить митрополита своим духовником, белым священником Митяем. Сам Алексий, однако, был против такой кандидатуры и предлагал стать преемником еще одному почитаемому клирику Сергию Радонежскому. Тот отказался, сославшись на волю великого князя.

Для подтверждения митрополичьего сана Митяй отправился в Константинополь, но по дороге умер или был убит. Вместо него посвящение принял один из членов его свиты Пимен, кандидатура которого, впрочем, не устраивала Москву в равной степени, как и Киприан. В этой ситуации митрополичьей должности добился от Фанара епископ Суздальский и Нижегородский Дионисий. Его карьера продлилась совсем недолго.

Возвращаясь в Москву через Киев, новый митрополит попал в плен литовского князя, который мстил московскому «коллеге» за изгнание Киприана, и скончался в тюрьме.

Сын Дмитрия — Василий I породнился с литовским князем Витовтом, взяв в жены его дочь, помирился с Литвой и принял Киприана в качестве Киевского митрополита. Очередной виток разделения случился после смерти греческого иерарха. Витовт предложил кандидатом на митрополию епископа Полоцкого Феодосия, в то время как Константинополь настаивал на греке Фотии.

Лишь годы спустя Литва согласилась на этого митрополита. Москва при первых наследниках Дмитрия Донского была сравнительно слаба и какой-то период не играла серьезной роли на церковном направлении, уступив это право литовцам.

«Окончательно разделение митрополии произошло при преемнике митрополита Фотия митрополите Ионе, занимавшем митрополичью кафедру в 1448–1461 годах. Но при нем же Русская Церковь получила самостоятельность», — рассказывается у Смирнова.

Иона, при котором была ликвидирована Галицкая митрополия, происходил из Костромской земли. Его взлету в немалой степени способствовал курс Москвы на самостоятельность от Константинополя после заключения представителями Фанара в 1439 году Флорентийской унии с Римом – соглашения об объединении католической и православной церквей на условиях признания Востоком латинской догматики и главенства папы Римского при сохранении православных обрядов.

Подписантом и активным сторонником унии был митрополит Киевский и всея Руси грек Исидор. Расценив его действия как предательство православной веры, московский князь Василий II низложил архиерея и в 1448 году повелел избрать митрополитом епископа Рязанского и Муромского Иону. Впервые это было сделано в обход Константинополя.

«Греческая империя переживала свои последние годы. Турки со всех сторон продвигались к Константинополю. Единственной надеждой спасения представлялась помощь Запада, а ее можно было купить путем унижения перед Римским папой. Предприняты были сношения о соединении Церквей.

Со стороны латинян подготовлялись на Востоке лица, которые могли бы согласиться на унию, и им отдавались влиятельные места и должности.

Одним из таких лиц был некто Исидор, человек весьма даровитый и образованный, но в нравственном отношении он был не особенно стоек и способен был менять убеждения, и его-то, до прибытия святого Ионы в Константинополь, поспешили там поставить митрополитом в Москву», — говорится в «Истории. ».

Избрание Ионы произошло на Поместном соборе при участии только русских архиереев и без санкции патриарха. В 1459 году был закреплен новый порядок избрания митрополитов: отныне процесс осуществлял Собор русских епископов с согласия великого князя. Фактически это явилось началом автофекальной Русской церкви. Иона стал последним митрополитом, имевшим слово «Киевский» в титуле, но сидевшим в Москве.

С точки зрения Фанара, «законным» митрополитом Киевским в 1448-1458 годах оставался Исидор. На деле же архиерей после опалы Василия II и непродолжительного заключения в Чудовом монастыре бежал в Литву, участвовал в последней обороне Константинополя, совершил новый побег – из турецкого плена, а на закате жизни активно работал над укоренением униатства.

Не видя возможности вернуться в Москву, Исидор предпринял попытку отнять у Ионы юго-западные епархии. В октябре 1458 года он официально отрекся от титула митрополита Киевского и всея Руси в пользу своего ученика и также сторонника унии Григория Болгарина.

15 ноября 1458 года укрывшийся в Риме бывший константинопольский патриарх-униат Григорий Мамма посвятил Григория в сан митрополита Киевского, Литовского и всей Южной Руси, а Римский папа Пий II передал ему девять епархий: Брянскую, Смоленскую, Перемышльскую, Туровскую, Луцкую, Владимиро-Волынскую, Полоцкую, Холмскую и Галицкую.

Новый митрополит поселился в Киеве. С тех пор русские митрополиты стали именоваться по главным городам своих епархий: Московским и Киевским.

Официально основанием Московской митрополии считается 1461 год, когда место умершего Ионы занял выбранный им в преемники Феодосий: кандидатура получила одобрение князя Василия II, а предстоятеля Фанара вновь проигнорировали. Со временем Московская митрополия сделалась независимой от патриарха. Напротив, Киевская, вынужденная постоянно противостоять католической экспансии и нуждающаяся поэтому в покровительстве, попала под еще большее влияние Константинополя, чем до разделения. Преемники митрополита Григория при этом сохранили полную самостоятельность от Москвы.

Источники:

http://golos.ua/i/636904
http://pravoslavie.ru/116088.html
http://www.gazeta.ru/science/2018/11/15_a_12059491.shtml

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: