Иоанн златоуст. Цитаты и высказывания иоанна кронштадтского

Иоанн Кронштадтский

Иоа́нн Кроншта́дтский (Иван Ильич Се́ргиев; 19 (31) октября 1829, село Сура, Пинежский уезд, Архангельская губерния — 20 декабря 1908 (2 января 1909), Кронштадт, Санкт-Петербургская губерния) — священник Русской Православной Церкви, митрофорный протоиерей; настоятель Андреевского собора в Кронштадте; член Святейшего правительствующего синода с 1906 года (от участия в заседаниях уклонился), член Союза русского народа. Википедия.

Творя добро одному, оглянись, не сотворил ли чего несправедливого в отношении другого.

По премудрому устроению Божию в этом мире одно другому предшествует и одно другим сменяется: бесчестье и честь, бедность и богатство, здоровье и болезнь; пред дарованием богатства Господь часто испытывает крайней скудостью, а богатых лишает всего; пред честью — бесчестьем, а возвышенных честью — унижением, чтобы мы научились ценить дары Божии и не гордились в счастье, зная, что оно дарование Владыки, не заслуженное нами.

Молясь за живых и умерших, надобно от всего сердца с любовью произносить эти имена, как бы нося в душе те лица, имена которых поминаешь… Вообще надо, чтобы слова молитвы как ключ живой воды из родника своего, — чтобы они были искренним голосом сердца, не были чужой заимствованной одеждой, чужими руками.

В аду демократия. А на небе — царство.

Кто привыкает давать отчет о своей жизни на исповеди здесь, тому не будет страшно давать ответ на Страшном Суде Христовом.

Бог дает нам видеть неправду в нас, лишь когда Он обнаружит, что в нас есть достаточно веры и достаточно надежды, чтобы быть способными на такое лицезрение; прежде мы сломились бы под его тяжестью. Поэтому, если сегодня мы видим себя более уродливыми, чем видели вчера, мы можем быть уверены, что это новое задание, которое Бог поручает мне, потому что теперь. Он мне может доверять больше, чем прежде; до этого я еще был слишком хрупок и неспособен видеть, теперь же Он говорит: ты достаточно силен, чтобы выдержать это, — справляйся!

Настоящая жизнь — не шутка и не игрушка, а между тем люди обратили её в шутку и в игрушку: легкомысленно играют временем, которое дано нам для приготовления к Вечности…

…Молящиеся! Приготовьтесь к искушениям, которые Господь будет попускать для испытания искренности и твердости вашей молитвы и вашей преданности к Богу.

…Молиться должно всегда тихо, спокойно, с сердечной твердостию, при светильнике ума и сердца ( молитва — свет, не тьма), твердо ведая, что ни величие грехов, ни грехов множество не превышает долготерпения Бога нашего и Его крайнего человеколюбия.

Злоба или другая страсть какая, поселяясь в сердце, стремится — по непременному закону зла — излиться наружу. Оттого обыкновенно говорят о злом или разгневанном человеке, что он выместил свою злобу на том-то или выместил гнев свой на том-то. В том и беда от зла, что оно не остается только в сердце, а силится распространиться вовне. Как пары или газы, во множестве скопившись в запертом месте, усиливаются извергнуться вон, так страсти, как дыхание духа злобы, наполнивши сердце человеческое, также стремятся из одного человека разлиться на других и заразить своим смрадом души других.

Многие из нас охотники до освежения комнатного воздуха ( и это прекрасно) или до прогулки на свежем воздухе, но не подумают о необходимости чистоты духа или сердца ( духовного воздуха, дыхания жизни) и, живя в свежем воздухе, позволяют себе нечистые помыслы, нечистые движения сердца, или даже сквернословие…

Жизнь наша — игра: мы забавляемся пищею и питьем , лакомясь , вместо того чтобы употреблять ее только для необходимого питания тела и поддержания телесной жизни; мы забавляемся одеждами — вместо того , чтобы прикрывать ими свое тело для предохранения его от вредного действия стихий; мы забавляемся сребром и златом , любуясь им в сокровищницах или употребляя его на предметы роскоши и удовольствий , вместо того чтобы употреблять его на нужды , а избытки разделять нуждающимся; мы забавляемся своими жилищ…
… показать весь текст …

« Нужно любить всякого человека и в грехе его и позоре его, не нужно смешивать человека — это образ Божий — со злом, которое в нем».

Красота души создается из смирения, чистоты, терпения и добрыз дел для любви.

Жизнь сердца есть любовь, смерть его — злоба и вражда на брата. Господь для того нас держит на земле, чтобы любовь к Богу и ближнему всецело проникла в наши сердца: этого и ждет Он от всех. Это цель стояния мира.

… Не верь плоти своей, угрожающей тебе несостоятельностью во время молитвы: лжет. Станешь молиться, увидишь, что плоть сделается покорною твоею рабою. Молитва и ее оживит.- Помни всегда, что плоть лжива.

Если мысль твою не удерживают четыре стены, не стесняют пространство и время, то что может удержать Господа, все сотворившего?

Господи! Даруй мне видеть в каждом брате моем, во всех его нуждах и потребностях телесных и духовных-Тебя, принявшего на Себя все человеческое, и терпеть в ближнем все немощи, как Ты принял на Себя все его немощи; даруй видеть мне Тебя в каждом ближнем.

Как золотопромышленники не обращают внимания на множество песку и грязи в золотом песке, но останавливаются на золотых песчинках, и хотя их очень мало, дорожат и немногим, и промывают его из множества негодного песку. Так и ты, когда брат в чем-либо погрешит против тебя, напр., позлословит тебя или передаст злонамеренно другому слова твои в превратном виде и оклевещет тебя, не озлобляйся на него, но отыщи в нем добрые стороны, которые несомненно есть в каждом человеке, и остановись на них с любовью, презирая зло, сплетенное им на тебя, как грязь, не стоящую внимания.

Как реки текут в море, так души людей к Богу.

Иоанн Златоуст

Разве ты не знаешь, что настоящая жизнь есть путешествие? Разве ты – гражданин? Ты – путник. (…) Не говорите: у меня такой-то город, а у меня такой-то. Ни у кого нет города; город – горе [на небесах]; а настоящее есть путь. И мы путешествуем каждый день, пока движется природа.

Любовь не знает насыщения, но, постоянно наслаждаясь любимыми, более и более воспламеняется.

Если уж помнить грехи, то помнить должно только свои.

Где бы ты ни был, молись. Ты – храм Божий: не ищи же места; нужно только душевное расположение.

Грех не в нашей природе; мы сподоблены воли и свободы. Ты – мытарь? Можешь сделаться евангелистом. Ты – богохульник? Можешь сделаться апостолом. Ты – разбойник? Можешь приобрести рай. (…) Нет такого греха, который не изглаживался бы покаянием.

Многие приходят в церковь, произносят тысячи стихов молитвы, и выходят, не зная, что говорили они; уста их движутся, а слух не слышит. Ты сам не слышишь своей молитвы: как же ты хочешь, чтобы Бог услышал твою молитву?

Читать еще:  Что принесет удачу. Лунный календарь: убывающая Луна

Как раны, открытые и часто подвергающиеся влиянию холодного воздуха, делаются более жестокими, так и душа согрешившая становится более бесстыдною, если пред многими обличается в том, в чем она согрешила. (…) Не прибавляй же раны к ранам, объявляя согрешившего, но делай увещевание без свидетелей.

Как доброе дело – помнить о своих грехах, так доброе же дело – забывать о своих добрых делах.

Не вспоминай о своих добрых делах, чтобы помнил о них Бог.

Разве Церковь – в стенах? Церковь – во множестве верующих.

Не думаю, чтоб в среде священников было много спасающихся; напротив – гораздо больше погибающих, и именно потому, что это дело требует великой души.

Если бы все стремились к архиерейству, как к обязанности заботиться о других, то никто не решился бы скоро принять его. А то мы гоняемся за ним так же точно, как за мирскими должностями.

(…) Чтобы достигнуть почестей у людей, мы погибаем пред очами Божиими.

Народ составляют святые, а не толпа народа.

Какая это слава, если она заставляет искать чести от низших (…)? Честь состоит в том, чтобы пользоваться славою от высших.

Человек (…) может сделаться и ангелом, и зверем.

Завидующий не может не быть и клеветником.

Мы обращаемся к оскорбителям как бы к каким великим людям, когда говорим: ты кто, что оскорбляешь? (…) А следовало бы говорить, напротив: ты оскорбляешь? – оскорбляй; ведь ты – ничто. Скорее к тем, которые не наносят оскорблений, следовало бы говорить: ты кто, что не оскорбляешь? Ты выше естества человеческого.

Наше гражданство на небе, а не на земле.

Что такое кротость и что малодушие? Когда мы, видя других оскорбляемыми, не защищаем их, а молчим, это – малодушие; когда же, сами получая оскорбления, терпим, это – кротость. Что такое дерзновение? (…) Когда мы ратоборствуем за других. А что дерзость? Когда мы стараемся мстить за самих себя.

Кротость есть признак великой силы; (…) не погрешит тот, кто назовет такое расположение к ближним даже мужеством.

Свойство учителя – не колебаться в том, что сам он говорит.

Человек нередко бросается в бездну, чтобы только другие удивлялись ему.

[Бог] не хочет, чтобы мы радовались наказанию других даже и тогда, когда Он сам их наказывает, – потому что и Сам неохотно наказывает.

Что же такое толпа? (…) Нечто шумное, многомятежное, большею частью глупое, без цели носящееся туда и сюда, подобно волнам моря, составляемое часто из разнообразных и противоположных мнений. Кто имеет у себя такого владыку, не будет ли тот жалок более всякого другого?

Если каждый из толпы сам по себе достоин презрения, то, когда таких много, они заслуживают еще большего презрения. Глупость каждого из них, когда они собраны вместе, становится еще большею, увеличиваясь от многочисленности. Поэтому каждого из них порознь, конечно, можно бы исправить, (…) но нелегко было бы исправить всех их вместе, – оттого что безумие их в таком случае увеличивается.

Язычников не столько обращают чудеса, сколько жизнь [христиан]. (…) Доколе проповедь не была еще распространена, чудеса по справедливости были предметом удивления, а теперь нужно возбудить удивление жизнью.

Что за польза – обнажить одного и одеть другого? Милостыня должна происходить от сострадания, а это – бесчеловечие. И хотя бы мы отдали даже все, что похитили у других, для нас не будет никакой пользы. Это показывает Заккей, который тогда умилостивил Бога, когда обещал возвратить похищенное четверицею (Лука, , ). А мы, похищая весьма много, а отдавая мало, думаем умилостивить Бога, не зная, что тем самым еще более прогневляем Его.

Мы умываем же руки, когда входим в церковь: зачем же не омываем сердца?

Удержи руки от лихоимства – и тогда простирай их на милостыню. Если же мы теми же самыми руками одних будем обнажать, а других одевать, то (…) милостыня будет поводом ко всякому преступлению. Лучше не оказывать милосердия, чем оказывать такое милосердие.

Стыдись грешить, но не стыдись каяться.

Сатана извратил естественный порядок: греху он дал дерзость, а покаянию – стыд.

Ты грешишь? Не отчаивайся; (…) и если каждый день согрешишь, каждый день кайся. (…) Для божественного милосердия меры нет. (…) Твоя злоба, какова бы она ни была, есть злоба человеческая, а человеколюбие Божие неизреченно.

Для любящего довольно и той награды, чтобы любить, кого любит.

Не вино зло, (…) а пьянство.

[Корыстолюбец] бережет свое, как чужое.

Ты здесь [на земле] странник и пришелец; твое Отечество на небесах.

Что же такое смерть? То же, что снятие одежды: тело, подобно одежде, облекает душу, и мы через смерть слагаем его с себя на краткое время, чтобы опять получить его в светлейшем виде. Что такое смерть? Временное путешествие, сон, который дольше обыкновенного.

Не плачь об умершем, но плачь о живущем во грехах.

Лишился ли ты чего? Не скорби – этим нисколько не пособишь. Согрешил? Скорби – это полезно.

Не говорим, будто все зло оттого, что едим и пьем: не от этого оно, а от нашей беспечности и жадности. Диавол не ел и не пил – а пал; а Павел ел и пил – и взошел на небо.

Не странно ли признавать небо гораздо лучшим земли, а переселившихся туда – оплакивать?

Время уныния не то, когда мы терпим зло, но когда делаем зло. Мы же извратили порядок и перемешали времена; делая множество зла, мы не сокрушаемся и на короткое время, а если от кого-нибудь потерпим хотя малое зло, падаем духом, безумствуем, спешим отказаться и избавиться от жизни.

Вступать или не вступать в брак – зависит от нас; а то, что последует за браком, уже не в нашей власти, но волею или неволею нужно переносить рабство.

Иное – судия, иное – податель милостыни. Милостыня потому так и называется, что мы подаем ее и недостойным.

Если можно сказать нечто странное, то (…) душа спящего как бы спит, а у умершего, напротив, бодрствует.

Награда тебе будет больше, когда ты станешь делать должное, не надеясь на награды.

Настоящее – театр; здешние предметы – обманчивая внешность, и богатство, и бедность, и власть, и подвластность, и тому подобное; а когда окончится этот день и наступит та страшная ночь, или лучше – день: ночь для грешников, а день для праведников; когда закроется театр (…), обманчивые виды будут отброшены; (…) и как здесь, по окончании театра, иной из сидевших вверху, увидев в театральном философе медника, говорит: э, не был ли этот в театре философом? – а теперь вижу его медником; этот не был ли там царем? – а здесь вижу в нем какого-то низкого человека; (…) так будет и там.

Мы не так скорбим, обличаемые со стороны других, как обличая других за грехи, в которых мы виновны.

Бог не свел с небес ангелов и не приставил их учителями к человеческому естеству, чтобы по причине превосходства своей природы и по причине неведения человеческой немощи они не делали упреков против нас очень беспощадно; но Он сделал смертных людей учителями и священниками, людей, облеченных немощию, чтобы одно и то же, виновность в том же самом и говорящего, и слушающих сделалась уздою для языка говорящего человека, не позволяющею делать обвинений сверх меры.

Читать еще:  Страстная неделя что нужно делать каждый день. Что есть в Страстную неделю? Великий пост: что можно и чего нельзя

Какого ты достигаешь успеха чрез то, что не исповедуешься? (…) Хотя бы ты не сказал, Он [Господь] знает; если же ты скажешь, Он забывает.

Военачальнику мы в особенности удивляемся тогда, когда даже в его отсутствие войско соблюдает порядок.

Никакое существо не может хорошо знать высшего существа, хотя бы между ними было и малое расстояние.

Не знают Бога не те, которые не знают Его существа, а те, которые усиливаются познать это существо.

Еще нет смиренномудрия в том, чтобы грешник считал себя грешником. Смиренномудрие состоит в том, чтобы, сознавая за собою много великого, ничего великого о себе не думать.

Не множество тел мы желаем видеть в церкви, а множество слушателей.

Как солнце восходит каждый день, и, однако, мы не говорим, что много солнц, но одно солнце, ежедневно восходящее, так и Пасха совершается всегда (…). Где торжествует любовь, там и праздник.

[Человеческая] душа стоит, а лучше сказать – и дороже множества народов.

Тяжко не падение, а то, чтобы, упавши, лежать и уже не вставать, (…) помыслами отчаяния прикрывать слабость воли.

Слава Богу за все.

Как душа без плоти не зовется человеком, так и плоть без души.

Лучше во тьме пребывать, чем без друга.

Кто не нуждается в чужом, но живет независимо, тот всех богаче.

Когда накормишь убогого, считай, что себя накормил. Такого свойства это дело: данное нами к нам же вернется.

Давайте поможем тем беднякам, которые умоляют нас об этом, и если они даже обманывают нас, не надо придавать этому слишком большого значения. Ибо такого милосердия, прощения и доброты заслуживает каждый из нас.

Ты хочешь, чтобы тебе оказали милость? Окажи милость своему ближнему.

Ничто так не смущает чистоты ума, и красоты, и мудрости, как гнев беспречинный, громким ревом вокруг разнесенный.

Лучше хлеб с солью в покое и без печали, чем множество блюд многоценных в печали и горе.

Столько же создать может слово, сколько разрушить страх.

Время скорби не то, когда зло страдаем, но когда творим зло.

Дерзнуть и простые люди могут не раз, но не все способны в нужное время так поступать.

Всюду жестокостью и трудом человек увеличивает полезное.

Нельзя творить зло или ненавидеть какого бы го ни было человека, хоть нечестивого, хоть еретика, пока не приносит он вреда нашей душе.

Ни уклоняться от битвы нельзя, ни самому искать битвы: тогда и победа будет славнее.

Боязливой и нетвердой бывает душа в невежестве, а не по сути. Если же встречу некогда храброго, а теперь боязливого, понимаю, что это случилось не по природе порока, ибо природа так сильно не изменяется.

Смотрите также:

Цитаты, афоризмы и высказывания Василия Великого христианского греческого писателя епископа Кесарии Каппадокийской

Цитаты, афоризмы и высказывания Григория Богослова христианского греческого писателя, поэта и оратора

Архиепископ Иоанн Златоуст — цитаты, афоризмы, высказывания и крылатые выражения

Вряд ли найдутся истинные христиане, которые не читали послания и поучения Святого Иоанна Златоуста. Цитаты его помогают познавать сокровенную суть Священного Писания, отвечают на религиозные и бытийные вопросы, дают поддержку верующему в минуты смятения и утверждают его в Вере. Этот человек, обладавший неуемной энергией, жаждой познания и многообразными дарованиями, оставил после себя колоссальное творческое наследие.

Богослов и филолог, великий толкователь Писания и философ, великолепный оратор и учитель, защитник обездоленных и обличитель распущенности нравов – все эти таланты сочетались в Иоанне Златоусте. Цитаты, изречения и трактаты Иоанна и сегодня как никогда актуальны и современны. Неудивительно, что в Православии он почитается как один из трех Вселенских Святителей.

Кто такие Святители?

В христианских традициях святителями называются высшие церковные сановники, которые за свои религиозные достижения заслужили особой Божьей благодати. Это митрополиты, архиепископы и патриархи, прославившиеся благочестием, пророческими способностями, нравоучительными и догматическими трудами. Они были и остаются примером для простых христиан.

Но даже среди этих достойнейших мужей выделяются три личности, три Вселенских Святителя: Василий Великий, живший с 330 по 379 год; Георгий Богослов, он тоже родился в 330 году, а умер в 389; и мудрейший Иоанн Златоуст. Цитаты, изречения и афоризмы Вселенских Святителей, которые дошли до нас, лишь малая толика их деяний.

Все трое жили и творили в четвертом веке, в определяющее для христианства время. Молодая религия становилась главенствующей в Римской империи, понемногу вытесняя язычество. Происходила глобальная трансформация мировоззрения: языческий античный мир неохотно уступал место христианской культуре. Власти уже принимали указы о запрещении капищ и жертвоприношений, активно строились христианские церкви, но за их приделами продолжали существовать языческие ритуалы и храмы.

Три Святителя объясняли вчерашним язычникам смысл Веры и Святой Троицы, истолковывали Писание, произносили пламенные речи, обличали ересь, занимались продвижением христианства в массы. Причем эти люди были наглядным образцом высокой нравственности и набожности как для бедняков, так и для высокомерной римской знати.

Иоанн Златоуст

Вселенский учитель, Всемирное Светило, Уста Христовы – такие эпитеты заслужил от святых отцов и богословов Святитель Иоанн Златоуст. Афоризмы, крылатые выражения и труды его наполнены жизнью, светом веры и любовью. Родившись в 347 году и скончавшись в 407, он прожил довольно долгую для тех веков жизнь и большую ее часть неистово работал во славу Христа и ради главенства Православия, пройдя путь от инока до Константинопольского Архиепископа, познав величие, падение и мученическую смерть.

Детство, юность, образование

Он родился в 347 году в городе Антиохия в семье знатного чиновника и военачальника. К сожалению, отец умер почти сразу после рождения Иоанна, поэтому он остался на попечении матери, Анфусы. Будучи еще молодой женщиной, она не стала искать себе нового мужа, а посвятила себя воспитанию сына. Это во многом определило формирование взглядов и характера Иоанна Златоуста. Цитаты о воспитании занимают видное место в его трудах.

Его изречение «Родить детей — дело природы, но образовать и воспитать их в добродетели – это дело ума и воли» звучит как благодарность и почтение к матери, которая приложила все силы, чтобы дать ребенку блестящее образование, а главное — воспитать его цельной, благородной и добродетельной личностью.

С малых лет Иоанн был погружен в благодатную для пытливого ума среду интеллектуалов Антиохии. Его учителями были: известный во всей Византии ритор Либаний, философ Андрагат, богослов Диодор и епископ Мелетий. Благодаря таким преподавателям отменные способности Иоанна развились и отточились настолько, что к двадцати годам он превратился в блестяще и многогранно образованного молодого адвоката с удивительным красноречием и даром убеждения.

Служение Богу

Однако адвокатура не была призванием Иоанна и быстро ему наскучила. Глядя на самоотверженность и любовь матери-христианки, общаясь с философами и богословами, он понял, что его предназначение тесно связано с христианством и служением Богу. В 367 году Иоанн прошел ритуал крещения и стал церковным чтецом. А после смерти матери его связь с мирской суетой столь ослабела, что он решился постричься в иноки.

Духовенство Антиохии сразу отметило образованность и истовость Веры новоявленного брата и предложило ему епископскую кафедру, но Иоанн отказался: на тот момент он считал иночество истинной философией духа и лучшим способом для служения. На четыре года он удалился в пустыню, два из них провел в полном безмолвии, что стало настоящим подвигом для человека, которого впоследствии за ораторский дар будут называть Иоанн Златоуст.

Читать еще:  Имя ярослав в святцах. Именины ярослава, поздравление ярославу

Цитаты и первые зрелые труды появились именно во времена затворничества. У Иоанна много времени было для работы, молитв и размышлений. Однако суровый аскетизм, закалявший его дух и Веру, наносил вред телу. Постоянные лишения и ограничения иночества подкосили здоровье Иоанна, чтобы не умереть, он вынужден был вернуться в город.

Дьякон и просвитер

Но даже болезнь не смогла справиться с его неудержимым темпераментом и жаждой служения Богу. В 381 году его учитель, епископ Антиохии Мелетий, посвятил Иоанна в сан дьякона, а в 386 году он становится пресвитером. В этом сане ярко раскрылись его дарования. Следуя обязанностям пресвитера, будущий Вселенский Святитель не только проводил священнодействия во время служб, но и учил прихожан благочестию и догматам церкви, толковал Писание, произносил пасторские и нравоучительные речи.

За красоту и логичность его проповедей, умение просто и доступно объяснить сложные догматы, способность зажечь сердца Верой к Всевышнему и любовью к ближнему за ним по праву закрепилось имя Иоанн Златоуст. Цитаты и речи пресвитера в течение одиннадцати лет неизменно собирали верующих Антиохии, желающих услышать слово Божье от блестящего оратора и пастора. Молва о популярности и дарованиях Иоанна докатилась до столицы Византии и отчасти послужила причиной его взлета.

Иоанн Златоуст архиепископ

Он был рукоположен в сан Архиепископа Константинопольского в 397 году. В этом качестве он устраивал всех: императора, высший клир, народ и знать. Высшее церковное звание не изменило характера Иоанна, он оставался неистовым проповедником Слова Божьего и заветов Христовых. С архипастырской кафедры продолжал обличать распущенность и упадок нравственности, суетность мирских богатств, бесправное положение бедных.

Но не только проповеди и цитаты Святителя Иоанна Златоуста были его оружием против несправедливости, он всегда был человеком непосредственного дела. Новый архиепископ осуждал чрезмерную пышность столичных храмов и тягу священников к показной роскоши, поэтому сразу распродал помпезную обстановку предшественника, а деньги отдал на больницы и еду малоимущим.

Иоанн отдавал предпочтение простой еде, а не пирам, на которые его звала константинопольская знать. Он осуждал богачей за их безудержную тягу к обогащению, их разгульную жизнь, призывал к христианскому милосердию и необходимости помощи бедным. Кроме того, он объявил настоящую войну ереси, новоцианству и арианству, начал конфликтовать с духовенством и монашеством. Иоанн низложил пятнадцать епископов по всей Византии, а также умалил роль иночества, на собственном опыте зная, что аскетизм и отшельничество подходят далеко не всем верующим.

Конфликт с императрицей

Несгибаемый, честный и принципиальный архипастырь стал любимцем народа, но монашество, духовенство и богачи затаили на него злобу и ждали удобного случая, чтобы низложить его. И вскоре повод появился. Для далекого от столичных интриг и дворцовой дипломатии Иоанна на первом месте всегда стояла справедливость. Видя грех, он называл его грехом. Иоанн не смотрел на статус того, кто совершил злодеяние: человека согрешающего он считал неправедным.

Византийская императрица Евдоксия поступила не по-христиански, когда отняла все имущество у вдовы опального чиновника. Иоанна это возмутило, не таясь и не думая о последствиях, он обличил Евдоксию в вероломстве и грехе, на ее примере показав распущенность и упадок морали в Константинополе. Не мудрено, что гордая императрица не снесла публичного обвинения и пришла в ярость.

Этим воспользовались обиженные на архиепископа вельможи, духовенство и примкнувшее к ним монашество. В 404 году около Халкидона был организован собор из враждебных Иоанну епископов. Преувеличенные или лживые обвинения стали лишь формальным поводом для неизбежного низложения первосвященника.

Ссылка и смерть

Решение собора привело к недовольству в народе. Начались столкновения в Константинополе, однако Иоанн самолично покорился воле собора, чтобы не множить убийства и пролитую кровь. Его сослали в Малую Армению, в небольшой городок Куркуз. Цитаты, афоризмы и высказывания Иоанна Златоуста времен его ссылки показывают, что этого человека не сломили обстоятельства и невзгоды. Он занялся обширной перепиской с друзьями и сторонниками. Сохранились десятки писем, в которых он продолжал учить, толковать, утешать, наставлять.

Непреклонность и воля Иоанна не давали покоя властям и духовенству в столице. Оттуда пришел приказ переправить больного проповедника еще дальше от Константинополя, в Пифиунт, нынешнюю Пицунду. Здоровье немолодого человека не выдержало долгой дороги, которую он вынужден был преодолевать пешком. Иоанн Златоуст, не дойдя совсем немного до Пифиунта, умер в глухом местечке Понтийские Команы, со словами благодарности Богу на устах.

Наследие

Святитель Иоанн Златоуст — необычайно плодовитый автор, до нас дошло почти две тысячи манускриптов с его произведениями. Сложно представить, сколько их было на самом деле. Все труды можно разделить на три части: трактаты, слова и речи.

Трактаты написаны в период Антиохийской жизни. Слова произносились Иоанном по самым разным темам, например «Восемь слов против Иудеев» или «Двенадцать слов против Аномеев». Речи были любимой формой выражения мыслей Святителя, именно в них он проявлял искусство убеждения и красноречия, за которое получил прозвище Златоуст. Но серьезные трактаты обыкновенно изучают богословы. Для большинства верующих мудрость Святителя Иоанна раскрывается в его коротких изречениях, которые взяты из его трудов.

Иоанн Златоуст: цитаты, афоризмы, высказывания, особенности

Святитель обладал даром живого, дарящего понимание слова. Его нравоучения просты и доступны любому. Не надо обладать глубокими знаниями в философии или религии, чтобы уловить те важные истины, которые хочет донести до читателя проповедник. Свод его цитат является практическим руководством для христиан в самых разных областях жизни.

О любви и воспитании детей

Святитель был страстным толкователем Писания. Он считал, в Библии есть ответы практически на любой вопрос верующего. Но самая главная Истина, которой учат Священные тексты, является побеждающая сила Любви. Без Любви невозможна Вера, без нее немыслим душевный покой, и жизнь теряет смысл, учит Иоанн Златоуст.

Цитаты о любви встречаются очень часто. Например, известное высказывание гласит: «Любовь — крепкая стена, которая неприступна не только для людей, но и для дьявола». По мнению святого, любовь должна пропитывать все существование христианина, начиная с вопросов веры и заканчивая вопросами воспитания и отношения к ближним.

О богатстве

Не меньшее внимание Златоуст уделял губительному влиянию суетного стяжательства и погони за мирскими богатствами. Он учил прихожан и читателей о нравственно правильном отношении христиан к приходящим и тленным сокровищам. Он рассуждал не только о том, что богатство рождает страх в душе обладателя и порабощает его, но и о том, что безудержная жажда наживы богачей приводит к обнищанию простого люда. Святитель призывал отрекаться от духа стяжательства и привязанности к вещам и говорил: единственное, что у христианина может быть в собственности, это его добрые дела.

О несправедливости

Чуткое христианское сердце Иоанна не могло спокойно смотреть на несправедливость, о чем он часто вспоминал в трудах и проповедях. Как истинный сын своей эпохи, Святитель не стремился к глобальным социальным изменениям, он принимал существующий порядок, но старался изменить нравственность и мировоззрение каждого, кто его слушал. Иоанн проповедовал милосердие, говорил о помощи нуждающимся людям и, конечно, о любви, повторяя библейские слова «любовь не ищет своего».

Источники:

http://www.inpearls.ru/author/ioann+kronshtadtskiy
http://vsebasni.ru/aforizmy/ioann-zlatoust.html
http://religiya.temaretik.com/1782607810906819296/arhiepiskop-ioann-zlatoust-tsitaty-aforizmy-vyskazyvaniya-i-krylatye-vyrazheniya/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector