Звездное небо над нами. Нравственный закон внутри нас

Нравственный закон внутри нас

Кант говорил, что удивляется двум вещам :
звездному небу над нами
и нравственному закону внутри нас.

Звездное небо мы изменить не можем, а вот помочь Канту сформулировать нравственный закон нам вполне по силам и это должен для себя сделать каждый.
И, конечно, нравственный закон одного человека, будет несколько отличаться от другого.

1. Немного истории.
Нравственные законы человек разрабатывает давно и были они самые разные.
Основу в них закладывают обычно законы религии, как заповеди пришедшие от бога.
Самые известные — декалог Моисея.

Но изучая такие законы, находишь в них и противоречия и пустоты — некоторые
практические и важные ситуации совсем не прописаны, а некоторые написанием своим закрепляют неравенство людей (заповедь 10 декалога) и это рождает сомнение в их безупречном происхождении.

2. Золушка совесть.
«Нравственный закон внутри нас» еще называют голосом совести.
Разберем сначала практическую и простую ситуацию выбора обуви.
В магазине видов обуви много и нам без проблемы выбора не обойтись.
Когда мы покупаем обувь в магазине, что для нас, кроме цены, цвета и страны производителя является главным оценочным критерием?
Правильно, как в сказке Щарля Перо: а подходит ли это по ноге?

Наша нога здесь выступает в роли эталона — цензора.

3. «Эври тайм» или каждый день.

Когда мы каждый день, совершаем какие-нибудь действия, мы сознательно или бессознательно соизмеряем их с несколькими категориями выбора: желание, необходимость, время, место, результат или последствия.
И есть еще одна важная категория о которой мы говорим по Канту, которая делает из нас людей, и о которой мы иногда забываем — это нравственный закон — как императив и ответ на вопрос: а подходит ли это нам ?

Ситуаций человеческих — множество. И, приложимых к ним нравственных законов, еще больше. Но есть из них основные — из которых вырастают остальные и такие без которых остальные — теряют смысл.
Часть из них изложены в том же декалоге.

4. Нравственный декалог.
Попробуем изложить основные нравственные законы, не претендуя на истину и полноту.

4.1. Человека нельзя лишать жизнь (убивать) никогда, ни при каких обстоятельствах и ни по какому поводу. Нет таких причин, правил, убеждений, обязательств или выгод, которые оправдывали бы убийство человека. (декалог шестая заповедь.)
4.2. Нельзя лишать жизни любое живое существо, имеющее живую душу и разум.
(Для человека это уже с момента зачатия.)
Это может относиться к животным, к птицам, к рыбам, насекомым и к растениям.
4.3. Нельзя употреблять в пишу убитых животных, рыб и птиц и убивать их с целью употребления в пишу. Для употребления в пищу лучше использовать естественные продукты: молоко, плоды растительного мира или самому синтезировать органическую пишу из другой или из энергии.

Сказанное относится к определенному уровню развития личности.
Мы исходим из того, что человек, вообще, наделен правом и свойством самому для себя выбирать и устанавливать нормы дозволенного, соответствующие уровню развития его сознания и иметь все результаты такого выбора.

4.4. Нельзя использовать насилие.
Насилие не приемлемо ни в какой форме. Общество счастливых людей это общество в котором нет насилия.
Наше общество находится на таком уровне развития, что оно вынужденно выделяет из себя группу людей, наделенных правом применять насилие по отношению к тем, кто нарушает права людей, изложенные в основном законе. Отрицательным результатом этого является то, что в силовые структуры притягивают людей склонных к насилию.
Первое, что здесь нужно сказать: нельзя использовать насилие со стороны родителей к своему ребенку.
И во всех случаях: Ребенка бить или шлепать — нельзя. Ребенка нельзя бранить, пугать и обманывать. Ребенка нельзя, якобы в воспитательных целях, запирать, ставить в угол, принуждать к совершению неприемлемых для его действий, унижать его физически и морально, обзывать.
Нельзя ребенку отказывать в пище и заботе со стороны родителей.
Нельзя насильственно отлучать ребенка от родителей матери и отца.
Имеет место, что родитель сначала лишается права быть таковым, а потом отлучается от права воспитывать своего ребенка.

4.5. Воровство. Всякая вещь, предмет, одежда, утварь, продукт обычно находится в чьей-то собственности. Она может быть им получена в собственность разными способами: изготовлена, приобретена или получена в подарок.
Некоторые важные атрибуты бытия имеют сертификат, клеймо, логотип, экслибрис, подпись — устанавливающий собственника. Другие, как например карманные деньги, являются средством платежа с переменным правом собственника — переходят из рук в руки.

Читать еще:  Церковный Православный праздник августа. Можайское благочиние

В любом случае действует первичный, установленный порядок определения собственности и права обладания по месту положения: в чьих руках (так же в квартире, машине, кармане,банке и в т.п. правовой зоне ) находится вещь — тот и собственник.
Переход право собственности из рук в руки может происходит только добровольно.
Смена права обладания или собственности без волеизъявления первичного обладателя — является воровством, хищением или грабежом.
Принуждение — свободном волеизъявлением не является.
Сказано: не укради (декалог. заповедь восьмая)

4.6. Не лги.
Человек живет мире информации. Способов, средств и ситуаций передачи информации много и иногда достоверность ее становиться жизненно важной.
Никакая из информаций, ничто из сказанного или написанного (в том числе и под авторством бога) не должно быть избавлено от проверки на достоверность.
Любители софистики и демагогии ищут такие случаи, когда «ложь во благо».
Мы таких случаев не находим. А вот соответствовать времени, месту и условиям информация должна.
Ложь, неправда, вранье, равно сокрытие информации, которая должны быть доступной и публичной делает не только нашу жизнь некомфортной, но и небезопасной и приравнивается к покушению на жизнь и здоровье.
Ложь покушается на наши другие основные права и свободы.
Не лги. (Заповедь девятая)

4.7. Не вмешиваться.

Все в природе и жизни человека должно происходит свободно, естественно — без вмешательства одних в жизнь других. Это касается и отношений между людьми и
отношений между народами и странами и, особенно, отношений между человеком и природой.
Принцип невмешательства не отменяет помощи и соучастия.

4.8. Не навреди.
Жизнь и деятельность человека должна происходить под этим первичным девизом.

4.9. Не кантовать.
Не лишай и не ограничивай свободы воли и свободы выбора. Это может относится и к человеку и животным. Дело не в том к кому это относится.
Это прежде всего внутри самого себя — каждодневное соблюдение этого нравственного закона.
«Кантовать» здесь в смысле ограничивать по периметру.

4.10. Не прелюбодействуй.

Человек создан, рождается и живет в атмосфере любви.
Седьмая заповедь не объясняет сказанного.
Любовное чувство безгранично и свободно. Сказанное говорит, о том, что человек триедин — он состоит из тела, души и духа.
«Прелюбодействие» касается только телесной — физической любви.
Любовное чувство это прежде всего духовное. И возникновение физической любви, точнее сказать гормонального влечения, без любви духовной это и есть дисгармония отношений.

5. Морализмы.
И, конечно, здесь изложены нравственные законы имеющие характер запрещения и ограничения, но основные законы нравственности — это побуждающие к совершению действий.

термины по теме
1.Ригоризм
— моральный принцип, характеризующий способ выполнения требований
нравственности, заключающийся в строгом и неуклонном соблюдении определенных нравственных норм безотносительно к конкретным обстоятельствам, в безусловном повиновении.
2. Принцип — сформулированный общий тезис, означающий понятие о плохом и хорошем.

3.Закон талиона — назначение наказания за преступление, согласно которому мера наказания должна воспроизводить вред, причинённый преступлением («око за око, зуб за зуб»).

4 НРАВСТВЕННОСТЬ- Внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими качествами (Ожегов)
5. Гегель в «Философии права» Нравственность представил, в отличии от абстрактного права и морали, как завершающий этап развития духа в и проявляющийся в семье и гражданском обществе.

Звёздное небо и нравственный закон внутри нас

Вернувшись в наш домик, никак не мог зайти в интернет, связь была плохая. А сегодня нашёл:

» Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне».

(Zwei Dinge erfüllen das Gemüt mit immer neuer und zunehmender Bewunderung und Ehrfurcht, je öfter und anhaltender sich das Nachdenken damit beschäftigt: Der bestirnte Himmel über mir, und das moralische Gesetz in mir).

С этой фразы начинается Заключение книги Канта «Критика практического разума». Оно не очень длинное, приведу его здесь целиком:

Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и
благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это
звездное небо надо мной и моральный закон во мне. И то и другое мне нет
надобности искать и только предполагать как нечто окутанное мраком или
лежащее за пределами моего кругозора; я вижу их перед собой и
непосредственно связываю их с сознанием своего существования. Первое
начинается с того места, которое я занимаю во внешнем чувственно
воспринимаемом мире, и в необозримую даль расширяет связь, в которой я
нахожусь, с мирами над мирами и системами систем, в безграничном времени их
периодического движения, их начала и продолжительности. Второй начинается с
моего невидимого Я, с моей личности, и представляет меня в мире, который
поистине бесконечен, но который ощущается только рассудком и с которым (а
через него и со всеми видимыми мирами) я познаю себя не только в случайной
связи, как там, а во всеобщей и необходимой связи. Первый взгляд на
бесчисленное множество миров как бы уничтожает мое значение как животной
твари, которая снова должна отдать планете (только точке во вселенной) ту
материю, из которой она возникла, после того как эта материя короткое время
неизвестно каким образом была наделена жизненной силой. Второй, напротив,
бесконечно возвышает мою ценность как мыслящего существа, через мою
личность, в которой моральный закон открывает мне жизнь, независимую от
животной природы и даже от всего чувственно воспринимаемого мира, по
крайней мере поскольку это можно видеть из целесообразного назначения моего
существования через этот закон, которое не ограничено условиями и границами
этой жизни.

Читать еще:  Аниме очень приятно бог богиня становится счастливой.

Но удивление и уважение хотя и могут побуждать к изысканиям, но не могут их
заменить. Что же нужно сделать, чтобы провести эти изыскания полезным и
соответствующим возвышенности предмета образом? Примеры здесь могут служить
для предостережения, но также и для подражания. Рассмотрение мира
начиналось с превосходнейшего вида, который всегда показывает лишь
человеческие чувства, а наш рассудок всегда стремится проследить его во
всей его широте, и оканчивалось — астрологией. Мораль начиналась с
благороднейшего свойства в человеческой природе, развитие и культура
которого направлены на бесконечную пользу, и оканчивалась — мечтательностью
или суеверием. Так обстоит дело со всеми еще грубыми попытками, в которых
большая часть работы зависит от применения разума, что не даете! само
собой, не так, как пользование ногами, посредством частого упражнения, в
особенности в том случае, если оно касается свойств, которые не могут быть
непосредственно показаны в обыденном опыте. Но после того как была, хотя и
поздно, пущена в ход максима — заранее хорошенько обдумывать все шаги,
которые разум намерен сделать, и делать их, только руководствуясь заранее
хорошо продуманным методом, суждение о мироздании получало совершенно
другое направление и приводило к несравненно более успешным результатам.
Падение камня и движение пращи, разложенные на их элементы и на
проявляющиеся при этом силы и математически обработанные, создали наконец
тот ясный и для всякого будущего неизменный взгляд на мироздание, который,
как можно надеяться, при дальнейшем наблюдении всегда будет развиваться, но
никогда — этого бояться не надо — не будет деградировать.

Идти этим путем и в изучении моральных задатков нашей природы — в этом
указанный пример может быть очень поучительным для нас и дать надежду на
подобный же хороший результат. Мы имеем под рукой примеры разума, строящего
моральные суждения. Расчленить их на первоначальные понятия, а за неимением
математики в неоднократных попытках испытать на обыденном человеческом
рассудке метод, подобный химическому, предписывающий отделить эмпирическое
от рационального, что может в них находиться, — этим можно сделать и то и
другое чистым и с достоверностью обозначить то, что каждое из них может
выполнить само по себе; этим можно, с одной стороны, предотвратить
заблуждения еще грубого, неискушенного суждения, с другой стороны (что
гораздо важнее), предотвратить взлеты гения, которые, как это обычно бывает
с адептами философского камня, без всякого методического исследования и
знания природы обещают мнимые сокровища и растрачивают сокровища настоящие.
Одним словом, наука (критически исследуемая и методически поставленная) —
это узкие ворота, которые ведут к учению мудрости, если под этим понимают
не только то, что делают, но и то, что должно служить путеводной нитью для
учителей, чтобы верно и четко проложить дорогу к мудрости, по которой
каждый должен идти, и предохранить других от ложных путей; хранительницей
науки всегда должна оставаться философия, в утонченных изысканиях которой
публика не принимает никакого участия, но должна проявлять интерес к ее
учениям, которые могут ей стать совершенно понятными только после подобной
разработки.

Что я должен делать, или Этика Иммануила Канта

Александр Финиарель 13 ноября 2017

В истории философии было немало попыток понять, что заставляет нас вести себя этично, почему мы должны так себя вести, а также выявить принцип, на котором основывается или мог бы основываться наш моральный выбор. Этическая теория немецкого философа Иммануила Канта — одна из самых примечательных таких попыток.

Читать еще:  Идеальная совместимость для женщины овна. Идеальная пара для овна

Предпосылки этической теории Канта

Разрабатывая свою этическую теорию, Кант исходит из двух важных предпосылок. Первая из них характерна для всей мировой философии, вплоть до XIXвека. Она состоит в том, что существует такое знание, истина, которое является вечным, неизменным и универсальным.

Вторая предпосылка является характерной в первую очередь для средневековой религиозной философии и может показаться очень странной современному человеку. Она состоит в том, что свобода — это независимость от каких бы то ни было обстоятельств. Кант разделяет мир природы и мир разума или мир свободы, как средневековые богословы разделяют Царство земное и Царство небесное. В мире природы человек подчинён обстоятельствам и потому несвободен. Свободным он может стать только в том случае, если будет подчиняться велению разума (тогда как в Средневековье свобода состояла в подчинении воле Бога).

При этом разум занят познанием истины. Соответственно всё, что может предписывать нам разум, — это нечто вечное, неизменное и универсальное, то есть то, что должны делать все и всегда.

Три формулировки категорического императива

Исходя из этого, Кант разрабатывает этическую систему, основанную на категорическом императиве,— требовании разума неукоснительно следовать выработанным им правилам. Этот императив имеет три, следующих друг из друга и взаимодополняющих, формулировки:

Эта формулировка очень проста и напрямую следует из предпосылок, которыми пользуется Кант. По сути дела, он призывает нас, при совершении того или иного действия, представлять, что было бы, если бы так поступали все и всегда. Причём оценка действия в данном случае будет не столько этическая или эмоциональная: «мне нравится» или «не такая ситуация», а строго логическая. Если, в случае, когда все ведут себя таким же образом, как и мы, действие теряет свой смысл или становится невозможным, то его совершать нельзя.

Например, прежде чем солгать, представим, что все всегда будут лгать. Тогда ложь будет бессмысленной, поскольку все будут знать, что то, что им говорят — ложь. Зато при этом коммуникация будет практически невозможна.

Подобное правило не может служить ориентиром для действий всех остальных разумных существ, потому что оно уничтожает само себя — оно является логически противоречивым.

Эта формулировка с гораздо меньшей очевидностью следует из указанных выше предпосылок, и при этом она является одновременно и более тривиальной, и более интересной, чем первая. Она исходит из того, что источником любой цели и ценности является разум. И именно разум является целью того законодательства, которое он разрабатывает.

Соответственно, целью законодательства является каждый носитель разума, каждое разумное существо. Если бы мы на основе первой формулировки категорического императива взяли за правило использовать других как средства для достижения целей, а не как цели сами по себе, то столкнулись бы с парадоксом, в котором никто и ничто не может служить источником никакой цели, ради которой могли бы использоваться те или иные средства.

Этот императив может показаться достаточно тривиальным, поскольку он очень похож на «золотое правило нравственности»: поступай так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. Однако он интересен тем, что, во-первых, как и первый императив, базируется на логике, а не на желании или ценности, как «золотое правило». Во-вторых, если «золотое правило» предлагает посмотреть на собственные желания и поступать по отношению к другим так, как если бы они были нами, то вторая формулировка категорического императива предлагает осознать ценность чужой жизни и желаний, не подменяя их собственными.

Из «золотого правила» можно вывести, что если вы, например, мазохист, то вам следует причинять другим людям боль. Тогда в силу топорной универсальности предписаний оно больше похоже на первую формулировку категорического императива. Вторая же призывает нас подумать о благе другого человека. Она, скорее, советует подменить себя другим, тогда как «золотое правило» предлагает подменить другого собой.

Тут неочевидным образом соединяются первая и вторая формулировки категорического императива. Первая требует установить всеобщие объективные законы. Вторая требует сделать целью этих законов субъект. Третья фактически повторяет предпосылки и предыдущие формулировки.

Смысл третьей формулировки состоит в том, что воля каждого разумного существа должна служить источником законодательства для самой себя. Только тогда она будет свободно следовать этому законодательству. При этом свободным является только поведение, диктуемое разумом. То есть любое разумное существо должно само устанавливать себе (и миру) законы и в силу своей разумности желать этих законов, поскольку они направлены на реализацию диктуемых разумом целей этих существ.

Источники:

http://www.proza.ru/2015/04/27/563
http://banguerski-alex.livejournal.com/499458.html
http://sciencepop.ru/chto-ya-dolzhen-delat-ili-etika-immanuila-kanta/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector