Термины эмпирической и рациональной психологии. Становление эмпирической психологии

Становление эмпирической психологии

3.2 Становление эмпирической психологии

Термин «эмпирическая психология» введен немецким философом XVIII в. X. Вольфом для обозначения направления в психологической науке, основной принцип которого состоит в наблюдении за конкретными психическими явлениями, их классификации и установлении проверяемой на опыте, закономерной связи между ними.

Родоначальником этого направления явился Ф. Бэкон, продолжателем Т. Гоббс. Окончательно эмпиризм оформился у Дж. Локка.

Т. Гоббс (1588 – 1679) отказался от понятия души как особой сущности. В мире нет ничего, утверждал Гоббс, «кроме материальных тел, которые движутся по законам механики». Материальные вещи, воздействуя на организм, вызывают ощущения. По закону инерции из ощущений возникают представления, образующие цепи мыслей, которые следуют друг за другом в том же порядке, в каком сменялись ощущения. Такая связь получила впоследствии название ассоциаций.

Гоббс провозгласил разум продуктом ассоциации, имеющий своим источником прямое чувственное общение организма с материальным миром, т.е. опыт. Рационализму был противопоставлен эмпиризм. (от лат. “empirio” – опыт)” [15].

В разработке этого направления видная роль принадлежала Д. Локку (1632 – 1704).

Как и Гоббс, он исповедовал опытное происхождение всех знаний. Постулат Локка гласил, что «в сознании нет ничего, чего бы не было в ощущениях». Исходя из этого он доказывал, что психика ребенка формируется только в процессе его жизни. Он утверждал, что нет врожденных идей.

Локк впервые ввел термин “ассоциация идей”. По Локку, ассоциации – это неверное соединение идей, когда “идеи, сами по себе не родственные, в умах некоторых людей соединяются так, что очень трудно разделить их. Они всегда сопровождают друг друга, и как только одна такая идея проникает в разум, вместе с ней появляется соединенная с ней идея”. Примерами являются все наши симпатии и антипатии. Такая связь приобретается в силу воспитания и привычки, а разрушается от времени. Задача воспитания в том, чтобы предупредить у детей образование нежелательных связей сознания.

После Локка этот механизм сознания получил наибольшую разработку, на базе которой возникла и развилась ассоциативная психология” [6].

Большой интерес представляет полемика с Локком немецкого философа–идеалиста и ученого Г. Лейбница (1646 – 1716).

Лейбниц признает врожденные интеллектуальные идеи, склонности, предрасположения. Лейбниц верно указал на невозможность объяснить только из индивидуального опыта приобретение всех знаний, в том числе всеобщих и необходимых понятий, как это думал Локк.

Полемика между Лейбницем и Локком углубляет решение вопросов, касающихся природы человеческого сознания. Она вскрывает недостаточность центрального пункта локковского понимания опыта – его индивидуальный характер.

Опыт действительно является единственным источником развития человеческой психики, если его не ограничивать рамками личной истории индивида. Опыт – это вся социокультурная система представлений о мире, которая усваивается человеком и определяет его поведение.

3.3 Становление ассоциативной психологии

В XVIII веке английская психология развивалась от эмпиризма Локка к ассоцианизму в трудах Беркли, Юма и Гартли.

Исследуя психику, Гартли (1705 – 1757) дал первую законченную систему ассоциативной психологии. Самые сложные психические процессы, в том числе мышление и волю, Гартли объяснял, считая что в основе мышления лежит ассоциация образов предметов со словом (сводя таким образом, мышление к процессу образования понятий), а в основе воли – ассоциация слов и движения.

“Исходя из представления о прижизненном формировании психики, Гартли считал, что возможности воспитания, воздействия на процесс психического развития ребенка поистине безграничны. Его взгляды на возможности воспитания и необходимость управлять этим процессом созвучны подходам рефлексологов и бихевиористов, разрабатываемым в XX веке” [15].

По–иному истолковывали принцип ассоциации два других английских мыслителя — Д. Беркли (1685 – 1753) и Д. Юм (1711 – 1776). Они полагали, что источником знания служит образуемый ассоциациями чувственный опыт.

Согласно Беркли – опыт – это непосредственно испытываемые субъектом ощущения: зрительные, мышечные и осязательные.

Английский мыслитель Д. Юм занял иную позицию. Вопрос о том, существуют ли физические объекты независимо от нас, он полагал теоретически неразрешимым, допуская в то же время, что эти объекты могут способствовать возникновению у человека впечатлений и идей. В своих трудах он развил понятие ассоциации и попытался представить все человеческое познание как ассоциацию идей.

4. Зарождение психологии как науки

В начале XIX века стали складываться новые подходы к психике. Отныне не механика, а физиология стимулировала рост психологических знаний.

Английский историк и экономист Д. Милль (1773 – 1836) вернулся к представлению о том, что сознание – это своего рода психическая машина, работа которой совершается строго закономерно по законам ассоциаций. Никаких врожденных идей не существует.

А. Бэн в своих главных трудах последовательно проводил курс на сближение психологии с физиологией. Он особое внимание уделял тем уровням психической деятельности, связь которых с телесным устройством очевидна, а зависимость от сознания минимальна: рефлексам, навыкам, инстинктам.

Английский философ и психолог Г. Спенсер (1820 – 1903) был одним из основателей философии позитивизма, в русле которого, по его мнению, должна развиваться психология.

Пересматривая предмет психологии, Спенсер писал, что психология изучает соотношение внешних форм с внутренними, ассоциациями между ними. Так он расширил предмет психологии, включая в него не только ассоциации между внутренними факторам (ассоциации только в поле сознания), но и изучение связи сознания с внешним миром. Анализируя разницу в психическом развитии людей, принадлежащих к разным народам и разному времени, он писал, что наиболее часто повторяющиеся ассоциации не исчезают, но закрепляются в мозге человека и передаются по наследству. Таким образом, сознание не чистый лист, оно полно предуготовленных ассоциаций. Эти врожденные ассоциации и определяют разницу между мозгом европеоида и мозгом дикаря.

Теория Спенсера получила широкое распространение, оказав огромное влияние на экспериментальную психологию.

В теории немецкого психолога и педагога И. Гербарта (1776 – 1841) соединились основные принципы ассоцианизма с традиционными подходами немецкой психологии – активности души, роли бессознательного.

В середине XIX века в науках о жизни произошли революционные изменения. Средствами точной науки было доказано, что одни и те же молекулярные процессы объединяют организм и окружающую среду.

Согласно Дарвину, естественный отбор безжалостно истребляет все живое, которому не удалось справиться с трудностями среды. Организм должен был пустить в ход все свои ресурсы (и психические), чтобы выжить, а среда изменялась, и организм был вынужден приспосабливаться.

Читать еще:  Совместимость отца и сына гороскоп. Совместимость имен детей и родителей: как определить с помощью нумерологии

Согласно Бернару, организм также вынужден вести себя активно и целесообразно, используя специальные механизмы поддержания в теле стабильности (постоянства содержания кислорода), чтобы обеспечить активность своего поведения.

Триумф дарвиновского учения окончательно утвердил в психологии принцип развития. Возникли новые отрасли психологии исследования –дифференциальная, детская, зоопсихологи и другие.

Выделение психологии в самостоятельную науку произошло в 60-х годах XIX в. Оно было связано с созданием специальных научно-исследовательских учреждений – психологических лабораторий и институтов, кафедр в высших учебных заведениях, а также с внедрением эксперимента для изучения психических явлений. Первым вариантом экспериментальной психологии как самостоятельной научной дисциплины явилась физиологическая психология немецкого ученого В. Вундта (1832-1920), создателя первой в мире психологической лаборатории. В области сознания, полагал он, действует особая психическая причинность, подлежащая научному объективному исследованию.

Рациональная и эмпирическая психология (в истории становления психологии как науки)

/Корнилова Т.В., Смирнов С.Д. Методологические основы психологии. С._Пб., Питер, 2006, с.77-82/.

Понятие «опытная наука» впервые прозвучало в XIII в. в работах ан­глийского мыслителя доктора Роджера Бэкона. Он же ввел двоякое представление о самом опыте. Один вид опыта — это приобретаемый с помощью «внешних чувств». В частности, он писал о том, что «земные вещи» мы узнаем с помощью зрения, а, например, небесные тела на­блюдаем с помощью специально изготовленных для этого инструмен­тов; от других сведущих людей мы узнаем о тех местах, где нас не было. Но есть и другой опыт — духовный; в этом опыте ум идет по пути по­знания, обретая «внутреннее озарение», не ограничиваемое ощущени­ями. Духовные предметы познаются и через их «телесные следствия», и рационально — умом.

Таким образом, уже в докартезианскую эпоху прозвучало представ­ление о связи опытного (эмпирического) познания и рационального. Следующий великий англичанин с той же фамилией — Фрэнсис Бэ­кон — развил учение об опыте, введя представление о его опосредство­вании орудиями: как орудия направляют движение руки, «так умствен­ные орудия дают разуму указания или предостерегают его». Но «идолы» ума и мешают познанию (психологам хорошо известна его концепция четырех типов заблуждений), ум должен от них освобождаться. Зани­маясь наукой, человек является, по Бэкону, обычно или эмпириком, или догматиком. Эмпирики только собирают данные (и довольствуются со­бранным), в то время как рационалисты, подобно пауку, воспроизводят нечто из себя самих. Третьим путем был бы путь пчелы, собирающей нектар, но перерабатывающей его. Дело философии — не исследование начал вещей или абстракция от природы, а осмысление извлекаемого с помощью опыта материала посредством категорий — «средних аксиом». В каждой науке такие аксиомы будут своими.

То есть в концепции Бэкона речь идет не о психологическом знании как таковом, а о необходимости соединения опытного и рационально­го в познании, противопоставляемом схоластике. Через 35 лет после рождения Ф. Бэкона в мир войдет другой мыслитель — француз Рене Декарт, также не связавший себя служением в университетах, но дав­ший классическую парадигму в разведении движений тела и души — академическую формулировку психофизической проблемы. Он завер­шит отождествление категорий души и сознания. Но пока в работах Бэкона психология — в рамках философии — перестает быть наукой о душе. Бэкон вводит индуктивную логику в законы познания. Он пред­полагает также возможность эмпирического изучения психических процессов и явлений, причем в эмпирической установке на то, «как они есть». Критерий отделения таковых от организмических дал поз­же—в первой половине XVII в. — Декарт.

С одной стороны, он последовательно «рационализировал» пред­ставление о человеке (в его телесной сущности) в своем учение о ре­флексе, отказавшись от идеи ума (или души) как обеспечивающего движение тела. С другой — он ввел отождествление души и сознания, сделав эмпирическую данность мышления конечным критерием пси­хического. В качестве мышления у него выступила вся совокупность непосредственно воспринимаемого, т. е. это и ощущения, и чувства, и мысли — все, что осознается. Он продолжил эмпирическую линию в изучении сознания. Таким образом, в рамках философского зна­ния различным образом представленные рационализм и эмпиризм не были изначально разведены по разным «этажам» познания. У Де­карта — при решении им психофизической проблемы — появился даже специальный орган их взаимодействия (шишковидная железа). Мышление свойственно именно душе (духовной субстанции). А стра­сти, имеющие как телесную, так и душевную сторону, побеждаются интеллектуально (в соответствии с гипотезой взаимодействия души и тела).

Последующий этап развития эмпиризма, направлявший психоло­гию в более автономную область (но все еще в рамках теории позна­ния), — это учение Дж. Локка, ориентирующегося в целом на матери­ализм и занятие естественными науками.

Локк также различал два вида опыта, исходящего из ощущений и восприятия действий нашего ума (т. е. рефлексии). Оба вида опыта лежат в основе возникновения идей, и нет в сознании ничего, что не прошло бы первоначально через призму опыта. Ощущение пассивно, мышление — наиболее активно; сложные идеи образуются из простых работой разума — операциями сравнения, абстрагирования и обобще­ния. Идеи — это элементы сознания; они не врожденны; их же соотно­шение аналогично законам ньютоновской механики. Признание актив­ности разума (происхождение свойств которого не обсуждается) делает картину эмпирического познания в целом довольно противоречивой и подготавливает противоположную позицию — рационалистической традиции в представлении сознания.

Главное, что предуготовил Локк, введя понятие ассоциации, — почву для последующего выделения собственно психологической науки из рамок философского знания — ассоциативной психологии. Но само понятие ассоциации связано у Локка с представлением о случайности и «неестественном» характере возникновения этой связи. Основную же роль в закономерной душевной жизни играет соединение идей дея­тельностью разума.

На основной труд Локка «Опыт о человеческом разумении» немец­кий философ, языковед, физик и математик Г. В. Лейбниц (1646-1716) ответил «Новым опытом о человеческом разумении», дискутируя с ним по следующим направлениям. Идее души как tabula rasa противопо­ставляется идея наделенности души общими категориями, невыводи­мыми из опыта. Механистическому пониманию сознания — последо­вательный идеалистический рационализм: «Нет ничего в разуме, чего не было бы раньше в чувствах, за исключением самого разума».

Монада выступила термином, закрепившим представление о внут­реннем законе любой вещи, или лежащей в ее основе субстанции. Душа, как экран, отображает внешне накладывающееся изображение, но име­ет свои «складки» — врожденные особенности. Активность сознания также строится по внутреннему закону — стремлению достигнуть цель­ного восприятия. Среди них могут быть и так называемые малые вос­приятия, не поддающиеся сознательному различению. Эту линию су­ществования бессознательной психической деятельности можно затем продолжить к другим учениям немецкоязычных исследователей — Г. Гельмгольца, 3. Фрейда. Но здесь мы этого делать не станем, по­скольку очерчиваем иной круг вопросов возникновения двух основа­ний психологического анализа — эмпирически и рационально ориен­тированных психологии.

Читать еще:  Святочные гадания. Гадание по туфле

Термины эмпирической и рациональной психологии ввел немец­кий философ Христиан Вольф (1679-1754). В 1732 г., т. е. уже после картезианской постановки психофизической проблемы, вышла его книга «Рациональная психология». В обосновании им эмпирической и рациональной психологии как двух самостоятельных дисциплин речь шла на самом деле об апелляции к одному и тому же типу опы­та — основанному даже не на самонаблюдении, а на подтверждении отдельными (извлекаемыми из опыта субъективных представлений) случаями сугубо умозрительных и в этом смысле теоретических по­строений как основы психологического знания. Важно, что при этом речь шла не о выделении психологии в отдельную опытную науку, тем более не о претензии на «душеведение», а о систематизации философского знания вокруг психологии как философской дисцип­лины.

Итак, выделение X. Вольфом представления о теоретической психо­логии прозвучало не в противопоставлении эмпирического, т. е. опыт­ного, и теоретического знания, а в связи с направленностью на ее выде­ление как центральной части философии. Не помышляя о выделении психологии из философии, он дал первое систематическое изложение психологии в Новое время, понимая в качестве ее предмета душу, а точ­нее, силу представлений, в которой находит выражение активность со­знания.

Из 64 томов его работ на немецком и латыни два были посвящены психологии: «Рациональная психология» (1732) и «Эмпирическая пси­хология» (1734). Популярность термина «психология» сделала ее на вре­мя центральной философской дисциплиной, что попытался затем огра­ничить И. Кант. В качестве теоретической психологии Вольф обосновал такую, которая строится как логическая конструкция, имеющая произ­вольный (теоретический) характер. Но важно учесть, что в то время со­отношение теоретического и эмпирического мыслилось иным образом, чем в последующей научной картине мира.

Вольф разделил: 1) науки рациональные теоретические (куда и во­шла рациональная психология) и рациональные практические, а также 2) науки эмпирические теоретические (эмпирическая психология, те­леология, догматическая физика) и науки эмпирические практические (технология и экспериментальная физика). То есть любая психология в этой системе — теоретическая. И предметом для обеих психологии ста­ла «природа» души.

Эмпирическая психология в качестве теоретической науки проти­вопоставлена указанным практическим, т. е. опытным, наукам и рас­сматривается как «опытная» только в одном аспекте — как наука, даю­щая представление о том, что происходит в человеческой душе. Она не предполагает рациональной психологии, а служит для проверки и под­тверждения того, что априорно развивает психолбгия рациональная. Рациональная же психология в начале эпохи Нового времени, несмотря на оппозицию Локка—Лейбница, в качестве общего закона движений души постулировала закон ассоциаций. Движение представлений в концепции Вольфа и предполагалось по закону ассоциаций. Это об­щая часть названных двух теоретических психологии (рациональной и эмпирической). Самонаблюдение не выступило еще методом систе­матической интроспекции, а поставляло (как и память) лишь приме­ры для демонстрации тех или иных положений. Оно было призвано выполнять функцию проверки соответствия теоретических построе­ний опыту, т. е. не было источником эмпирического материала: «. было достаточно отдельных примеров, которые бы подтвердили «жизнен­ную правду» созданной картины («сцепления психологических поня­тий»). Далее менялись принципы, определяющие «сцепления», но не традиция» [Мазилов, 2003, с. 60].

Таким образом, превалирование теоретической психологии над лю­быми другими уже присутствовало в самом начале истории ее станов­ления. Причем именно в качестве философской основы и мира теорий (рациональная психология), и мира эмпирии, понятого как общий уро­вень знания с телеологией и догматической физикой (а отнюдь не в связи с построением науки Нового времени). Уже это ставит пробле­му: видимо, дело не в том, возможна ли единая метапсихологическая Дисциплина, а в том, какой мыслится эта теоретическая психология.

Рационализм и эмпиризм направляли не только выделение предме­та психологии (в рамках ее становления), но и развитие представле­ний о ее методах. Выделившись в качестве науки о сознании, психоло­гия задала в качестве основного (адекватного предмету изучения) метод интроспекции. В его рамках работали как психологи, ориентированные на эмпиризм в понимании оснований сознания (например, Вундт), так и психологи, стоящие на позициях рационализма (напри­мер, представители вюрцбуржской школы мышления).

Эмпирическая психология и ее основные направления

Возникновение эмпирического направления в психологии связано с именем английского философа Д ж. Локка (1632—1704).

Слово «эмпирический» образовано от греческого слова «эмпейра», что означает «опыт».

Все истинные знания, заявлял Локк, проистекают из опыта, т.е. из восприятия окружающей действительности с помощью органов чувств. Но «душа» человека не может служить предметом такого восприятия. Сколько бы человек ни старался наблюдать свою «душу», он не в состоянии это сделать. Внутренний опыт дает знания только об отдельных психических состояниях или процессах. Отсюда Локк сделал вывод, что предметом психологии могут быть только психические процессы или состояния, а не «душа».

Все свои выводы эмпирическая психология стремилась строить на наблюдении и эксперименте. Эти методы опытного исследования были заимствованы эмпирической психологией из естественных наук, которые стали быстро развиваться в XVII в. Однако в эмпирической психологии эти методы утратили объективный характер (направленность на познание предметов и явлений внешнего мира, мира объектов), превратившись в методы самонаблюдения и субъективного эксперимента (направленность на познание внутренних, субъективных процессов человеческого сознания).

Эмпирическая психология считала, что психические процессы по своей природе недоступны объективному наблюдению, являющемуся методом научного исследования в естествознании, что в психологии возможно только внутреннее наблюдение, или интроспекция, в процессе которой человек может наблюдать только свои собственные психические переживания. Естественно, что метод самонаблюдения вследствие своего субъективного характера не мог обеспечить построение действительно научной психологии.

Эмпирическая психология рассматривала сознание как замкнутый в себе непосредственно данный человеку внутренний мир психических переживаний, управляемый своими собственными законами, познание которых возможно лишь путем внутреннего опыта или самонаблюдения.

Такое утверждение основывалось на идеалистическом понимании природы психики.

Эмпирическая психология стояла на позициях дуализма, т. е. идеалистического учения о том, что мир состоит из двух самостоятельных и не связанных друг с другом начал — духовного и материального.

Основным признаком материальных явлений представители дуализма считали протяженность. Психические явления такой протяженностью не отличаются: о мыслях, чувствах, желаниях нельзя сказать, что они имеют размеры, находятся справа или слева и т. п. Отличительным их признаком является то, что они даны только в сознании человека. Это и послужило для философов-дуалистов основанием к выделению этих явлений в особый духовный мир, существующий и развивающийся по своим собственным законам совершенно независимо от явлений протяженного материального мира.

Читать еще:  Пристальный и дружелюбный взгляд во сне. Пристальный взгляд мужчины

Дуализм создал для эмпирической психологии непреодолимые трудности при разрешении так называемой психофизической проблемы.

Данные опыта показывают, что между телесными процессами в организме и внутренними психическими процессами существует определенная связь. Нарушение правильного течения физиологических процессов сейчас же приводит к соответствующим изменениям и в течении психических процессов. Например, в зависимости от физического состояния организма человек чувствует то усталость, то бодрость. Необходимость научно объяснить эту связь и составляет существо психофизической проблемы. Для решения этой проблемы в эмпирической психологии было предложено несколько теорий.

Теория психофизического взаимодействия утверждала, что между психическими явлениями и материальными процессами в организме существует взаимодействие: физиологические процессы воздействуют на психические и наоборот. Однако этот вывод противоречил основному принципу дуализма, согласно которому психическое, не отличаясь протяженностью, не может переходить в физическое, так же как физическое не может переходить в психическое. Стоя на позициях дуализма, нельзя было одновременно признавать истинность теории психофизического взаимодействия.

Теория психофизического параллелизма утверждала, что физиологические и психические процессы протекают лишь параллельно, будучи совершенно независимыми друг от друга. Например, когда во время ходьбы в теле человека совершаются определенные физиологические (нервные и мышечные) процессы, в его сознании одновременно, но совершенно независимо от первых, происходит некоторая смена психических переживаний (человек воспринимает свою ходьбу).

По этой теории нервно-мышечные процессы, с одной стороны, и двигательные ощущения — с другой, существуют одновременно, но только как параллельные и по существу никак не связанные друг с другом процессы: ряд материальных явлений в организме и независимо от него существующий ряд психических явлений в сознании человека совпадают друг с другом по времени так, что определенным изменениям в одном ряду соответствуют строго определенные, но полностью независимые от первых, изменения во втором ряду.

Чем же объясняется такой удивительный параллелизм?

Представители дуалистической философии, вслед за ее родоначальником Декартом, стоя на позициях идеализма, утверждали, что хотя мир и состоит из двух начал — материального и духовного, но все же в основе мира лежит и им управляет начало духовное (божественное). Наблюдаемое в опыте параллельное существование столь отличающихся по своей сущности материальных и духовных явлений есть результат «предустановленной гармонии». Такое объяснение показывает, что теория психофизического параллелизма ненаучна, а вместе с тем уничтожается и сколько-нибудь научная база эмпирической психологии.

Эмпирической психологии за время ее существования удалось собрать большой материал по субъективной характеристике отдельных психических процессов, например ощущений, памяти, внимания и др. Однако при всем этом она оказалась полностью несостоятельной и неспособной создать научную психологию, поскольку в понимании предмета психологии стояла на позициях идеализма.

В своем развитии эмпирическая психология породила много направлений, по-разному описывавших и объяснявших психические процессы, но согласных между собой в идеалистической трактовке их сущности.

Ассоциативная психология (Бэн,1818—1903,Спенсер,1820—1903) рассматривала психическую жизнь человека как механическое соединение отдельных (дискретных) духовных явлений. По учению ассоцианистов, сложные психические процессы, как бы различны они ни были, состоят из более простых психических элементов, на которые и могут быть разложены. Такими элементами психологи-ассоцианисты считали ощущения и представления. По их учению, например, память является совокупностью представлений, ассоциативно возникающих в сознании; внимание — господством в сознании какой-либо одной группы представлений, вытеснившей из него все другие представления; эмоции — совокупностью ощущения и представления в соединении с сознанием удовольствия или неудовольствия и т. д. Саму личность человека ассоцианисты понимали как наиболее устойчивый и постоянный комплекс психических явлений, в основе которого лежат ощущения собственного тела и соответственные им представления.

Волюнтаристическая психология (Вундт, 1832— 1920) видела основу психической жизни человека в его волевых процессах. Психологи этого направления рассматривали волю человека как специфическую энергию сознания: по их учению, в основе воли лежат импульсивные чувствования, слитые в комплексы и представляющие собой своеобразные эмоциональные переживания.

Функциональная психология (Штумф, 1874—1938; 5 юл е р, 1879—1946) сосредоточила свои усилия на изучении главным образом процесса мышления. Задачи психологии она определяла как анализ содержаний сознания и изучение функции сознания. Эти задачи она разрешала сугубо идеалистически: процесс мышления в исследованиях психологов функционального направления отрывался от реальной действительности, рассматривался как протекающий по внутренне присущим ему законам, как состоящий из своеобразных «интенциональных актов», представляющих собой «направленность мысли на некоторый объект», и т. д.

В борьбе с ассоциационной психологией возникла структурная, или гештальт-психология (Кёлер, р.1887, Кофка, 1886—1941). Ее основным положением было утверждение, что все психические процессы носят целостный характер и определяются в своем течении особенностями своего строения. В противоположность психологам-ассоцианистам гештальтисты утверждали, что не соединение элементов составляет сложный психический процесс, но сами эти элементы в своих свойствах и особенностях определяются структурой целого, в которое они входят. Они видели в этом основной закон психической жизни и саму личность человека стремились понять как обусловленную в своих проявлениях особенностями присущей ей структуры. Особенностями этой структуры они объясняли и взаимоотношения личности со средой.

Структурная психология, как и все другие направления эмпирической психологии, отличаясь от них в деталях, рассматривала сущность психических процессов идеалистически, как обусловленную внутренними психическими закономерностями их структуры. Исходя из этого положения, гештальтисты пытались объяснить и поведение животных как обусловленное не взаимодействием организма со средой, а структурными особенностями совершаемых животными действий. Выдвинутую Кёлером гештальтистскую теорию поведения животных резкой критике подверг И.П.Павлов, вскрывший ее идеалистическую сущность.

Несостоятельность этих и других направлений эмпирической психологии объясняется не теми или другими недостатками, присущими каждому отдельному направлению, а общим для всех них идеалистическим пониманием сущности психических процессов.

Эмпирическая психология путем самонаблюдения и эксперимента смогла накопить известное количество знаний описательного характера о психических процессах. Однако она накопила эти знания вопреки своей идеалистической основе и дуалистическому пониманию природы человека. Поскольку объяснение психических процессов давалось эмпирической психологией, исходя из идеалистического понимания природы психики, она не могла дать действительно научного объяснения накопленным ею фактам.

Источники:

http://www.kazedu.kz/referat/190060/3
http://studopedia.ru/9_174670_ratsionalnaya-i-empiricheskaya-psihologiya-v-istorii-stanovleniya-psihologii-kak-nauki.html
http://psyznaiyka.net/view-predmet.html?id=empiricheskaya-psihologiya-ee-osnovnie-napravleniya

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector