«Священство не должно быть профессией.

Проект документа «Профессии, совместимые и не совместимые со священством»

Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, а также публикуется с целью дискуссии на официальном сайте Межсоборного присутствия, на портале Богослов.ru и в официальном блоге Межсоборного присутствия. Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим.

Проект «Профессии, совместимые и не совместимые со священством» создан комиссией Межсоборного Присутствия по вопросам церковного управления и механизмов осуществления соборности в Церкви во исполнение поручения президиума Межсоборного Присутствия от 28 января 2015 года. Комментарии к проекту документа собираются аппаратом Межсоборного присутствия до 2 мая сего года.

Профессии, совместимые и не совместимые со священством

В течение длительного исторического периода состояние в клире не предполагало необходимость несения иных профессиональных обязанностей. Несмотря на то, что такой подход сохраняется в большинстве стран православной традиции, условия современной жизни порой ставят вопрос о совмещении священнослужения и светской профессии.

I. Апостол Павел писал Коринфянам: «Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования» (1 Кор. 9, 13-14). Тем самым Апостол указал на обязанность христиан содержать своих пастырей, чтобы освободить их от изыскания средств на содержания себя и своих близких от иных видов деятельности. В то же время его собственный пример, о чем он пишет далее: «Но я не пользовался ничем таковым» (1 Кор. 9, 15), – а из книги Деяний Святых Апостолов известно, что он занимался плетением палаток (Деян. 18, 3) – указывает и на иную возможность, когда служение Богу и Церкви оказывается совместимым с содержанием себя за счет оплачиваемого труда вне церковной организации.

Со времени обретения Церковью свободы в Римской империи и затем усвоения ей привилегированного статуса, когда христианство стало исповеданием значительного большинства граждан Римской империи, а позже также других государств, преобладает практика, когда священнослужители «питаются от благовествования» (ср. 1 Кор. 9, 14). Эта практика преобладает и в тех современных государствах, где христианство утратило былой статус господствующей, государственной или официальной религии, но где оно остается национальным вероисповеданием, к которому принадлежит преобладающая или значительная часть населения, и где поэтому прихожане в состоянии содержать и храм и служащих в нем лиц.

II. Во все времена существовала и другая практика, которая в наше время особенно распространена в странах, где православная паства пребывает в диаспоре. В этих странах верующие, принадлежащие одному приходу, по своей малочисленности оказываются не в состоянии содержать духовенство прихода и других церковных работников. В связи с этим клирики изыскивают средства на содержание самих себя и своих семей иной оплачиваемой деятельностью. Подобная ситуация существует и в ряде епархий канонической территории Русской Православной Церкви.

Условием осуществления клириком светской профессии, является её безупречность с религиозной и нравственной точки зрения. Кроме того, светская работа не должна наносить ущерб пастырскому или диаконскому служению. Для священнослужителя долг перед Богом и Церковью в любых обстоятельствах должен быть безусловным приоритетом.

III. Не всякая профессиональная деятельность совместима со священством. На этот счет имеются известные канонические запреты: так, согласно 81-му Апост. прав., не дозволяется епископам, или пресвитерам, заниматься «делами народного управления», а 83-е Апост. прав. гласит: «Епископ или пресвитер или диакон, в воинском деле упражняющийся, и хотящий удержати обое, то есть римское начальство и священническую должность, да будет извержен из священного чина. Ибо Кесарева Кесареви, и Божия Богови».

Священнослужители также не должны брать на себя поручительство по частным делам, заниматься откупами и предпринимательством. Отцы Халкидонского Собора в 3-м прав. изрекли: «Дошло до святаго Собора, что некоторые из принадлежащих к клиру, ради гнуснаго прибытка, берут на откуп чужия имения, и устрояют мирския дела, о Божием служении небрегут, а по домам мирских людей скитаются, и поручения по имениям приемлют, из сребролюбия. Посему определил святый и великий Собор, чтобы впредь никто, ни епископ, ни клирик, ни монашествующий, не брал на откуп имений, и в распоряжение мирскими делами не вступал, разве токмо по законам призван будет к неизбежному попечительству над малолетними, или епископ града поручит кому иметь попечение о церковных делах, или о сиротах и вдовах безпомощных, и о лицах, которым особенно нужно оказать церковную помощь, ради страха Божия. Аще же кто впредь дерзнет преступити сие определение, таковый да будет подвергнут церковному наказанию». Правило определяет, по толкованию Зонары, чтобы все принадлежащие к клиру занимались исключительно делами своей службы, и никоим образом, из «гнусной страсти к наживе», из сребролюбия, не занимались бы мирскими делами, в ущерб служению Богу, Которому себя посвятили.

Любое, даже непредосудительное, занятие хозяйственной деятельностью, особенно в условиях рыночной экономики, несет в себе риск – как репутационный, так и собственно материальный — через нанесение ущерба участникам экономического процесса. Предпринимательская деятельность в классическом понимании предполагает в качестве базовой цели извлечение прибыли путем совершения гражданско-правовых сделок и заключения иных договоров, неисполнение которых может повлечь различные виды ответственности, вплоть до уголовной.

В 6-м Апост. прав. говорится: «Епископ, или пресвитер, или диакон, да не приемлет на себя мирских попечений. А иначе да будет извержен от священнаго чина». Правило это выражает в виде законного предписания мысль апостола Павла, высказанную им во втором послании к Тимофею (2, 4). Это предписание выражено и во многих других канонических правилах (Апост. 20, 81, 83; IV Всел. 3, 7; VII Всел. 10; Карф. 16; Двукр. 11). Так, прав. 20 святых апостолов гласит: «Кто из клира даст себя порукою за кого-либо, да будет извержен», то есть должно быть извержено из сана всякое духовное лицо, выступающее чьим-либо поручителем в делах мирских, судебных, торговых или тому подобных, имея в виду материальную выгоду. Неоднократно устанавливается для клириков и запрет на ростовщическую деятельность. В частности, прав. 10 Трулл. Соб. гласит: «Епископ, или пресвитер, или диакон, взимающий лихвы или так именуемыя сотыя, или да перестанет, или да будет извержен». (см. также 4 прав. Лаод. Соб., 14 прав. Вас. Вел.; 6 прав. Григ. Нисск.).

Вместе с тем, каноны осуждают не само предпринимательство как таковое, а совмещение этого рода занятий с духовным служением клирика в ущерб последнему. Исходя из этого возможно, в частности, сделать вывод, что клирик может владеть на правах собственности тем или иным видом непредосудительного бизнеса, непосредственно не участвуя в управлении им – например, передав дело иному светскому лицу в доверительное управление, либо передав имущество в аренду. Вальсамон, толкуя 9 правило Трулльского Собора, запрещающее клирику ведение корчемной торговли, указывает, что клирикам не запрещается «иметь корчемницу на правах собственности и отдавать ее в наем другим, ибо это делают и монастыри и разные церкви».

Вместе с тем, занятие частным бизнесом следует четко отличать от собственно хозяйственной деятельности самой Церкви, участие в которой для многих клириков является прямой обязанностью и видом служения. Современное светское законодательство разрешает религиозным организациям вести предпринимательскую деятельность как непосредственно, так и в качестве учредителя или участника хозяйственных обществ. В этом случае речь не идет о прямом участии клириков в предпринимательской деятельности с целью извлечения прибыли ради личного обогащения, а о приумножении приходского или монастырского имущества для общей пользы всей Церкви. Такая деятельность должна осуществляться высокопрофессиональными людьми, которые могут назначаться, в том числе, из клириков, что следует из 26 прав. IV Всел. Собора: «Поскольку в некоторых церквах, как нам сделалось гласным, епископы управляют церковным имуществом без экономов, того ради рассуждено: всякой церкви, имеющей епископа, иметь из собственного клира эконома, который бы распоряжался церковным имуществом, по воле своего епископа, дабы домостроительство церковное не без свидетелей было, дабы от сего не расточалося ее имущество, и дабы не падало нарекание на священство. Если же кто сего не учинит, то таковой повинен Божественным правилам».

Читать еще:  Гороскоп цветочный по дням рождениям. Цветочный гороскоп по дате рождения

Духовным лицам запрещаются также занятия, связанные с пролитием человеческой крови, например, врачебная практика, особенно хирургия («Номоканон» при Большом Требнике, ст.132). Несчастный случай во время операции подвергает хирурга обвинению в невольном убийстве, и если он клирик, то это, согласно канонам, влечет за собой извержение из сана. Широко известно, что святитель Лука (Войно-Ясенецкий) совмещал архипастырское служение с преподаванием медицины и хирургической практикой, и эта его деятельность приносила благие плоды. Это исключение, связанное с обстоятельствами времени, в которое он подвизался, не следует возводить в правило. Правящий архиерей может санкционировать врачебную или фельдшерскую деятельность клирика, если таковая способна принести благие плоды.

Священнослужителю, приносящему бескровную Жертву, также возбраняется охота и другие виды деятельности, неизбежно связанные с пролитием крови, хотя бы и животной (Номоканон, правило 135 [1] ).

Канонический запрет рукополагать актеров (55 прав. Карф. Соб.) безусловно исключает занятие клириков актерской профессией, включая профессиональное занятие танцами (балетом) или сценическим пением. Кроме того, в условиях, когда работа в сфере развлекательного шоу-бизнеса влечет за собой усиленные соблазны, недопустимо осуществление клириком профессий в этой области.

IV. Суммируя канонические запреты и церковную практику разных эпох, можно составить следующий перечень профессий, несовместимых со священством.

1) Воинская служба и всякая вообще служба, хотя бы и в частных корпорациях, предполагающая ношение и применение оружия. Исключение, если в этом есть необходимость, может составлять преподавательская деятельность в военных или правоохранительных школах, не предусматривающая ни ношение, ни употребления оружия; очевидно, что данный запрет не имеет отношения к служению военного духовенства, также не предполагающее употребление или ношение оружия (полковые, армейские священники, капелланы), даже если капелланам присваиваются воинские чины или звания.

2) Государственная служба в органах исполнительной власти, исполнение судейских обязанностей и всякое вообще профессиональное участие в деятельности государственных судов, прокуратуры, в учреждениях, производящих следствие и дознание, в любых правоохранительных учреждениях, а также служба в муниципальных органах власти. Возможность для клирика участвовать в органах законодательных и представительных на государственном, региональном и муниципальном уровне оговаривается в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви: «Во избежание смешения церковных и государственных дел и для того, чтобы церковная власть не приобретала мирского характера, каноны возбраняют клирикам брать на себя участие в делах государственного управления» (III.11). В документе Архиерейского Собора 2011 года «Практика заявлений и действий иерархов, духовенства, монашествующих и мирян во время предвыборных кампаний. Проблема выдвижения духовенством своих кандидатур на выборах» также подтверждается, что «иерархи и священнослужители не могут выдвигать свои кандидатуры на выборах в органы представительной власти любых уровней (наднациональные, общегосударственные, региональные, местные)». В указанном документе предусмотрены исключения из этого правила, «в том случае, когда избрание иерархов или духовенства в законодательный (представительный) орган власти вызвано необходимостью противостоять силам, в том числе раскольническим и иноконфессиональным, стремящимся использовать выборную власть для борьбы с Православной Церковью». В каждом подобном случае «Священный Синод или Синод самоуправляемой Церкви определяет лиц для участия в выборах в органы государственной власти и в индивидуальном порядке преподает на это благословение. При этом даже участие в выборах по партийным спискам не дает священнослужителю право быть членом политической партии».

Не является государственной службой в собственном смысле слова, запретной для клириков, преподавание в государственных или муниципальных учебных заведениях, работа на государственных предприятиях или в государственных учреждениях в качестве рабочих, инженеров, технических работников и подобных должностях. Клирикам запрещена государственная служба, предполагающая повышенные, в сравнении с общегражданскими, обязательства, например, относительно секретности, служебной тайны, которые могут вступать в конфликт интересов с исполнением пастырского долга. В исключительных случаях ввиду высших интересах церковной пользы и служения пастве могут быть допущены исключения, но не иначе как по благословению правящего епископа;

3) Клирики не должны быть практикующими врачами, в особенности хирургами, или занимать должности иных медицинских работников. Врачебная или иная медицинская деятельность может быть в порядке исключения письменно разрешена клирику епархиальным архиереем. Безусловно возбраняется клирику деятельность, сопряженная с пролитием животной крови: работа ветеринаром, егерем или иная.

4) Клирикам запрещено заниматься собственным бизнесом, в особенности банковским, кредитным, страховым и подобным. Работа по найму на руководящих или рядовых должностях в подобных учреждениях допускается, если характер деятельности в этих учреждениях не носит элементов ростовщичества. Клирикам канонами дозволяется продажа изделий собственных рук, но иные виды торговли представляются несовместимыми со священством, равно как и адвокатская защита частных интересов в судах и в иных правоотношениях.

5) Недопустимо клирикам быть занятыми в учреждениях, сомнительных с моральной точки зрения: в игорных домах, казино, барах и иных.

6) Запретным для клирика является профессиональное занятие спортом.

7) Служение в клире несовместимо с актерством, с профессией танцора или сценического певца.

Профессия Православный священник

Как стать священником, где на него учиться, обязанности священнослужителя

В преддверии православного Рождества расскажем о такой необычной профессии, а вернее сказать, призвании, как священник. Священником (иереем, пресвитером) называют священнослужителя второй степени священства (выше дьякона и ниже епископа), который рукоположен епископом на совершение таинств и проведение богослужения. Священник работает в храме – служит общие и частные богослужения (требы), помогает людям вести праведный образ жизни, приобщает к вере в Бога, а также заботится о вверенном ему храме. Прихожане обращаются к священнику «батюшка» или «отец».

Говорить о священнике как о профессии не принято, ее не встретишь на сайте вакансий, тем не менее отнести ее к профессиям терминологически верно. Трудовая деятельность священника оплачивается, как и другие специальности, и для того, чтобы стать священником, необходимо духовное образование. Поэтому сегодня мы разберемся, как в России можно стать священником, какие качества нужны ему для служения людям и Богу и как устроены его профессиональные будни.

Обязанности священника
Работа священника заключается в проведении церковных обрядов, к ним относятся:
Общие богослужения. Суточный круг богослужений может состоять из 9 служб, хотя в современном ритме жизни обычно служат только 2-3 в течение дня — литургия, вечерня, утреня. В отдельные дни батюшка служит панихиды и молебны.
Частные богослужения — «требы», так как они совершаются по требованию, по заказу прихожан. Если человек хочет крестить ребенка, освятить квартиру или машину, причаститься на дому, то он обращается к батюшке. К требам относятся обряды венчания, погребения, молитвы, которые священник совершает по просьбе частных лиц.

Кроме богослужений, у батюшки могут быть следующие обязанности в храме или монастыре:
✔ Исповедь прихожан
✔ Причащение
✔ Проведение огласительных бесед — разъяснения учения церкви для желающих креститься
✔ Ведение просветительской деятельности и, в том числе, организация работы воскресной школы и церковного хора
✔ Организация и поддержка крестных ходов и паломничеств
✔ Организация помощи нуждающимся
✔ Организация выставок, походов на природу, спортивных состязаний для молодежи
✔ Публикация газет и ведение сайтов в интернете для распространения христианского вероучения

Читать еще:  Вилли имя происхождение. Значение мужского имени вилли

Жизнь священника не назовешь спокойной, он выполняет множество задач, свойственных другим специальностям, и рабочий график у него не нормирован. Сегодня, кроме забот о пастве, батюшки часто занимаются строительством приходского храма, церкви, ремонтом в монастыре. То есть, выполняют роль прораба. Поэтому, если у него есть своя семья (то есть, он относится к белому духовенству), то уделить ей внимание получается не всегда.

Какие качества нужны священнику?
В первую очередь для священника важна вера в Бога и желание помочь людям. И чтобы успешно служить людям и быть представителем Бога на земле, ему необходимы:
✎ Доброжелательность
✎ Терпимость
✎ Эмоциональный интеллект
✎ Умение слушать
✎ Владение вербальной и невербальной коммуникацией (жесты, мимика)
✎ Умение выступать на публике
✎ Наставничество

Батюшка должен быть и педагогом, и психологом, и просто мудрым человеком. Ему приходится общаться с разными людьми: ведь в церковь приходят, в том числе, люди с ограниченными возможностями и пережившие физические или психологические травмы. К каждому необходимо найти свой подход, уделить время и подобрать успокаивающие слова.

Средняя заработная плата
Зарплата священника зависит от доходов храма, в котором он служит. Средняя зарплата батюшки:
от 25 до 45 тысяч рублей в месяц.
Существенным подспорьем к окладу в храме оказываются требы, которые оплачиваются частными заказчиками.

Как стать священником
В профессии священника есть важные ограничения для принятия сана. Обучаться на священника может:
✎ Мужчина
✎ В возрасте от 18 до 35 лет
✎ Холостой или состоящий в первом браке
✎ С наличием законченного среднего образования
✎ Имеющего рекомендации от служителя церкви
✎ Не имеющий умственных или физических отклонений (считается недопустимым, чтобы батюшка уронил икону во время богослужения)

Где учиться
Получить специальное образование будущий священник может в семинарии, духовной академии или университете. Обучение в этих заведениях, в отличие от светских вузов, требует полной самоотдачи, веры и желания служить Богу. Однако диплома для того, чтобы стать священником, недостаточно. Им становятся только после совершения особого обряда – таинства рукоположения в священный сан, которое осуществляет епископ.
Случаи получения сана без обучения в семинарии редки. Получить сан можно человеку, если глава его прихода произведет рукоположение.

Высшее духовное образование в Москве и Московской области можно получить в духовных вузах и богословских факультетах светских вузов:
1. Московская духовная академия (МДА)
2. Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет (ПСТГУ)
3. Православный Свято-Тихоновский Богословский институт (ПСТБИ)
4. Российский православный университет святого Иоанна Богослова
5. Московская духовная семинария (выпускает бакалавров)

Чтобы стать священником, необходимо выбирать специальность «Теология». Однако православные вузы готовят самых разных специалистов: богословов, религиоведов, преподавателей, экономистов, системных администраторов и специалистов PR-служб.

Где работать
✔ В храмах
✔ В церквях
✔ В монастырях
✔ В семинариях
✔ В духовных университетах и академиях
✔ В больницах, тюрьмах, домах престарелых

Востребованность и преимущества
Профессию священника не отнесешь к востребованной. Человек, который выбирает путь служения Богу, должен быть готов к лишениям и самоограничениям. Священнику не положены отгулы, соцпакет, а по праздникам и выходным он обычно работает. Священник не принадлежит себе и не оставляет работу, уходя домой. Построение карьеры доступно только монашествующему (черному) духовенству. К тому же моральные требования к священнику со стороны паствы выше, чем к другим людям.
Чтобы выбрать этот профессиональный путь, желание стать священнослужителем должно преобладать над всеми внешними обстоятельствами. Тем не менее, если вера велика, то профессия сама выберет человека.

Автор: Ольга Биккулова, специалист ЦТР «Гуманитарные технологии»

Если вы хотите получать свежие статьи о профессиях, подпишитесь на нашу рассылку.

«Священство не должно быть профессией.

11 декабря 2008 г.

Гаврюшин Николай Константинович

Четверть века прошло со дня кончины одного из известнейших православных богословов XX века протопресвитера Александра Шмемана (13.12.1983). Что представляет собой его творчество – «посягательство на устои», апофеоз «розового христианства» или трезвую, искреннюю оценку реального состояния религиозно-общественной жизни и собственного пастырского пути? В своей статье профессор МДА Н.К.Гаврюшин делает попытку раскрыть внутренние мотивы богословских построений Шмемана и дать ответы на вопросы, которые они вызывают.

«Богословы связали свою судьбу – изнутри – с “ученостью”.

А им гораздо более по пути с поэтами, с искусством.

И потому богословие стало пресной академической забавой,

не нужной никому ни в Церкви, ни вне ее».

«Исторический путь православия» А. Шмемана доходил до российских читателей, примерно спустя четверть века после его написания (1954), перепечатанным на пишущей машинке, на папиросной бумаге. Книжка занимала свое место рядом с «Путями русского богословия». Шмеман, вместе с Флоровским и Зеньковским, принадлежал к отцам “ семидесятников”.

Его очерк действительно вводил в самую суть важнейшей проблемы, о которой о. Александр ясно сказал в своем дневнике: «изучение истории Церкви, конечно, должно освобождать человека от порабощения прошлому, типичного для православного сознания. Но это так в идеале, увы. Помню, как медленно я сам освобождался от идолопоклонства Византии, Древней Руси и т.д.». [2]

В самом деле, множество верующих , не исключая и представителей духовенства, часто понимают христианство как некую совокупность правил, норм, ритуалов («православный христианин греческого закона »), которую охотно отождествляют с церковным Преданием. При таком номистическом, или законническом разумении веры внешнее оказывается неизбежно важнее внутреннего . То, что в конкретный исторический момент времени было свидетельством живого творчества духа, воспринимается благочестивыми, но не вошедшими в разум Истины верующими, как закон, обязательные вериги, ибо подлинно духовного мерила у них нет, а передать оное из рук в руки невозможно: его необходимо стяжать . «Царство небесное силою нудится. ».

«Исторический путь Православия» несомненно побуждал к подвигу разумения веры, т.е. сознательному вхождению в разум Истины, и предостерегал от самоуспокоенности на «благочестии с довольством». Не всем такая пища оказалась по зубам. Нельзя забывать, сколь упорной и трудной была борьба за историзм в русском академическом богословии XIX века.

Для самого о. Александра эта книга была этапом непрестанного опыта церковного служения и духовного возрастания , отраженного в целом ряде трудов и дневниковых записей. Хотя последние не предназначались автором для публикации, в них основные мотивы размышлений Шмемана выражены наиболее ярко и с подкупающей откровенностью.

Александр Дмитриевич Шмеман (1921-1983) родился и провел детские годы в Ревеле (Таллине) в Эстонии. С 1930 по 1935 (как он пишет, «может быть, самые важные пять лет всей моей жизни» [3] ) обучался в Париже, в кадетском корпусе. Здесь перед ним была раскрыта конкретная цельжизни: «спасти и воскресить» Россию. Кто только за последние двести лет не одушевлялся ею!

Своему первому наставнику, генералу В.В.Римскому-Корсакову (1859-1933) Шмеман оставался благодарен до последних дней жизни. В октябре 1981 он записывает в дневнике: «Это он, пичкая меня – одиннадцатилетнего мальчишку – стихами, “привил” мне не просто любовь к поэзии (или к «культуре»), а, сам того не зная, некую «печаль по Богу», которую – это я твердо знаю – я все время предаю и заглушаю в себе, но которая, тем не менее, мне была дана и остается “данной”». [4]

По окончании Сергиевского Богословского института (1945) Шмеман преподавал в нем церковную историю, в 1946 принял сан священника, но в 1951 уезжает с женой и тремя детьми в Нью-Йорк. – «Был “зов” – от Флоровского. Была удушающая атмосфера в Богословском институте» [5] . – В Нью-Йорке с 1962 и до последних дней жизни Шмеман возглавляет Свято-Владимирскую духовную семинарию. Ему, как известно, принадлежит важнейшая роль в создании Православной Церкви в Америкеа.

Читать еще:  Нумерология. Числовые смыслы выравнивания прецессии

Протоиерей Г.Флоровский назван в дневнике Шмемана среди небольшой группы лиц, общение с которыми было для него «решительным толчком» [6] . Но в 1955 между двумя священниками-богословами произошел разрыв, причем Флоровский, по словам Шмемана, «остался “непримирим” до конца». После его похорон, 13 августа 1979 о. Александр записывает: «Знаю только, что сыграл он в моей жизни большую – и положительную, и отрицательную – роль. Но все это “частное” и “личное”. А о месте его в истории Православия говорить и писать еще рано. » [7] .

Тем не менее, уже в 1973 Шмеман высказался по поводу прочитанной им биографии К.П.Победоносцева: «как близко религия, “ре­лигиозные убеждения” – к демонизму. И как легко ею оправдать все что угодно. “Правота” Флоровского, “правота” Победоносцева. Это все та же “правота” – людей, никогда не усомнившихся в себе, правота гордыни, мелочности, страха» [8] .

Может быть, звучит резко и односторонне, но это – осознанная позиция. При всех дарованиях Флоровского, Шмеман, видел в нем идеолога , а в несовместимости подлинной веры с какой бы то ни было идеологией он был убежден глубоко:

«Христианство, – читаем мы в дневнике, – “разлагается” и в религии (“священность”), и в идео­логии. Религия и идеология совместимы. Христианство (вера) несовместимо ни с той, ни с другой. Религия и идеология порабощают. Освобождает только вера. Религия и иде­ология говорят о “свободе”. Вера говорит о послушании. Но только в ней сво­бода (послушание Богу есть единственная в этом мире свобода и источник свободы)». [9]

Здесь выявляется один из центральных моментов миропонимания Шмемана: христианство для него – не религия, не «культ» , а жизнь по вере во Христа. И всякое сближение христианства с идеологией , растворение его в религиозном культе вызывает у него живой протест.

Именно на почве проявления идеологических тенденций нечто заметно надламывается в отношениях о. Александра с первоначально едва ли не обожаемым им А.Солженицыным. «Для меня зло, – пишет он в дневнике, – прежде всего в самой идеологии, в ее неизбежном редукционизме и в неизбежности для нее всякую другую идеологию отождествлять со злом, а себя с добром и истиной, тогда как Истина и Добро всегда “трасцендентны”. Идеология – это всегда идолопоклонство, и потому всякая идеология есть зло и родит злодеев. Я воспринял Солженицына как освобождение от идеологизма, отравившего и русское сознание, и мир. Но вот мне начинает казаться, что его неудержимо клонит и тянет к кристаллизации собственной идеологии» [10] . Спустя год Шмеман уже назовет автора «Архипелага ГУЛаг» “близнецом” Ленина. [11]

Борьба с идеологизаторством – это тоже своего рода идеология, и она не могла так или иначе не входить в противоречие со впитанной в кадетском корпусе жизненной программой . Подвергая анализу свой юношеский опыт, Шмеман пришел к выводу, что уже тогда в его душе оказались противопоставленными два плана бытия, две сферы переживаний – национальное , посюстороннее, – и религиозное , трансцендентное.

Свой первый самостоятельный религиозный опыт Шмеман связывает с посещением католической мессы в Париже, когда он почувствовал себя как бы взятым на мгновение в другой мир :

«Христианский Запад: это для меня часть моего детства и юности, когда я жил “двойной” жизнью: с одной стороны – очень светской и очень русской, то есть эмигрантской, а с другой – потаенной, религиозной. Я иногда думаю, что именно этот кон­траст – между шумной, базарной, пролетарской rue Legendre и этой, всегда одинаковой, вроде как бы неподвижной мессой (пятно света в темной церк­ви), один шаг – и ты в совсем другом мире, – что этот контраст изнутри определил мой “религиозный опыт”, ту интуицию, что, в сущности, уже ни­когда меня не оставляла, – сосуществования двух разнородных миров, “при­сутствия” в этом мире чего-то совершенно, абсолютно иного, но чем потом все так или иначе светится, к чему все так или иначе относится, Церкви как Царства Божия “среди” и “внутри” нас» [12] .

Раскрытием этой интуиции и явилась в конечном счете его главная богословская идея: понимание Евхаристии в эсхатологической перспективе – как встречи другого мира.

Иная сторона все той жеисходной интуиции – благоговейное отношение к конкретной, воплощенной реальности, мгновениям посюстороннего бытия sub specie aeternitatis, т.е. как дару вечности .

«. Неверо­ятно сильное ощущение жизни в ее телесности, воплощенности, реальности, неповторимой единичности каждой минуты и соотношения внутри ее всего. А вместе с тем интерес этот всегда был укоренен как раз и только в отнесенно­сти всего этого к тому, о чем не столько свидетельствовала или напоминала беззвучная месса, а чего она сама была присутствием, явлением, радостью Это опыт мира и жизни буквально в свете Царствия Божия, являемого, однако, при посредстве всего того, что составляет мир: красок, звуков, движе­ния, времени, пространства, то есть именно конкретности, а не отвлеченно­сти. Отсюда моя любовь к Парижу, моя внут­ренняя нужда в нем. Она от того, что именно в Париже, в моем парижском детстве этот опыт был мне дан, стал моей сущностью». [13]

Париж – дом юности Шмемана, первых его шагов в сознательном, религиозном обживании мира. Постепенно он обобщает понятие дома в глубинном психологическом значении. Дом– это своего рода храм простой, непосредственной и безусловно религиозной жизни:

«Я обожаю дом, и для меня уехать из него с ночевкой всегда подоб­но смерти, возвращение кажется бесконечно далеким! Наличие в мире дома – всех этих бесчисленных освещенных окон, за каждым из которых чей-то “дом”, – меня всегда наполняет светлой радостью Всякий раз, что я вижу мужчину или женщину, идущих с покупками – значит, домой, я думаю – вот он или она идет домой, в свою настоящую жизнь. И мне делается хорошо, и они делаются мне какими-то близкими “Мещанское счастье”: это выдумали, в это вложили презрение и осуждение активисты всех оттенков, то есть все те, кто, в сущности, лишен чувства глубины самой жиз­ни, думающие, что она всецело распадается на дела» [14] .

Надо заметить, что о религиозном значении «мещанского счастья» Шмеман говорил не первым, и у него были предшественники даже в среде русского дореволюционного монашества. Дом, семья – малая Церковь, а храм – дом Божий, дом общины, евхаристическое пространство.

Церковь – в идеале – «есть дом, из ко­торого каждый уходит “на работу” и куда каждый возвращается с радостью, чтобы дома найти саму жизнь, само счастье, саму радость, куда каждый прино­сит плоды своего труда и где все претворяется в праздник, свободу и полноту. Но именно наличие, опыт этого дома – уже вневременного, неизменного, уже пронизанного вечностью, уже только вечность и являющего, – только это на­личие может дать и смысл, и ценность всему в жизни, все в ней к этому опыту “отнести” и им как бы наполнить». [15]

Само переживание Церкви как дома и своего рода vita contemplativa, созерцательной жизни, обостренно противопоставлялось Шмеманом всякого рода внешнему активизму – как выходу из дома , пребыванию вне себя , деятельности в широком смысле:

«“Церковная деятельность”, “церковный деятель”, “общественный деятель” – какие все это, в сущности, грубые понятия и как от них – ни света, ни радости. ». [16]

Источники:

http://pravoslavie.ru/100209.html
http://proforientator.ru/publications/articles/professiya-pravoslavnyy-svyashchennik.html
http://subscribe.ru/group/myi-hristiane/12428624/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector