Священник михаил шполянский. Царствие Небесное о

ШПОЛЯНСКИЙ МИХАИЛ

Родился в 1955 году [1] в городе Ленинграде.

Детство и юность провёл в городе Николаеве на Украине. Здесь он окончил кораблестроительный институт, женился, и позже всей семьёй принял крещение. В 1980-х годах работал инженером-кораблестроителем, строителем, в лесничестве, в бригаде по декоративному оформлению помещений.

Был рукоположен в сан диакона.

В 1990 году был рукоположен в сан священника и назначен настоятелем Никольского храма села Старая Богдановка Николаевской области, где и прожил с семьёй до конца жизни.

Был возведён в сан протоиерея.

Вместе с своей женой Аллой организовал семейный детский дом, в котором они воспитывали трое своих и девятеро приёмных детей. Старший родной сын отца Михаила — Илья Шполянский — по состоянию на апрель 2014 года, руководил предприятием «Літопис», на котором работали люди с инвалидностью.

5 февраля 2003 года прот. Михаил был запрещён в священнослужении архиепископом Николаевским Питиримом (Старинским). По словам отца Михаила, причиной было присутствие в его семье приёмных детей, которые, по слову правящего архиерея, должны содержаться за счёт государства, а не за счёт средств церкви. (Это при том, что от епархии семья о. Михаила не только не получала никаких средств, но даже не была освобождена от епархиального налога — 20% суммарного дохода прихода и семьи). Также по словам отца Михаила, «жалом в плоть» для епархии была успешная работа книжного лотка православной литературы, который они, по благословению отца Иоанна Крестьянкина и первоначально данному (и никогда официально не отменённому) разрешению епархии, установили в городе.

Поводом же к запрещению, по словам отца Михаила стала опубликованная в «Вестнике РХД» статья «Церковь земная: разрывы и обрывы. Есть ли кому строить мосты?» [2], в которой критически оцениваются многие явления современной церковной жизни, в том числе произвол епископата по отношению к подчинённым священникам. Также гласно предложил обсудить ситуацию с гонением на одного из клириков епархии на епархиальном собрании (до того три года вообще не собиравшемся).

Вскоре по ходатайству прихожан (более 1000 подписей с полными данными подписавших лиц, в т.ч. 95% всего взрослого населения села Старая Богдановка, а также народные депутаты, деятели культуры, руководители предприятий и пр.) из Киева прибыла комиссия из Киевской митрополии во главе с управделами УПЦ архиепископом Переяслав-Хмельницим Митрофаном (Юрчуком), которая восстановила отца Михаила в служении, однако архиепископ Питирим перевёл отца Михаила на такой далёкий приход, который он физически не смог посещать по состоянию здоровья. Несколько месяцев проездив туда на каждую службу (и опять же – на фоне епархиальных выговоров за то, что не он не находится там постоянно), очень тяжело переболев (микроинсульт), вышел за штат «временно по состоянию здоровья» (епископ отпускать отказывался, требовал переезда в другую область, но митрополия дала указания отпустить «заштат»). После этого он написал большинство своих книг, столь полюбившихся читателям. Служить нигде в епархии он не мог, поэтому время от времени приезжал в Киев, где служил в Екатерининской общине УПЦ, а затем привозил домой Святые Дары и по воскресеньям и праздникам сам служил «обедницу», за которой причащался этими преждеосвященными Дарами.

Осенью 2004 года прот. Михаил приезжал на Киевский Майдан, где вместе с другими немногими священниками УПЦ служил молебны в часовне у здания мэрии.

Труды

Свою жизнь отец Михаил описал в очерках, собранных в книги под общим названием «Мой анабазис». Кроме того, он является автором нескольких популярных книг о христианстве и о воспитании детей.

Умер священник Михаил Шполянский

Очень хороший священник отец Михаил был

Вот он справа на фото:

Мы были френдами в ЖЖ, а об отце Михаиле можно судить по его журналу: http://shpol.livejournal.com/

и по текстам в Интернете.

Он автор широко продающейся в церквах книжечки

Об отце Михаиле Шполянском священник А.Шрамко

Про него просили рассказать подробнее, да и заслуживает он того, чтоб о нем поговорить.

Отец Михаил, бывший конструктор-караблестроитель, священник уже 15 лет (как раз исполнилось, когда я был у него на косе).
Еще в советские годы считался «неблагонадежным» и даже чуть было не был судим за «шпионаж» в пользу. Австралии. Единственный на то время австралийский «шпион» на весь СССР. Как же это произошло? Просто как-то в дружеской беседе он в полушутку сказанул, что, мол, в современной мировой войне, если такая случится, шансы выжить есть только у Австралии. В стороне от всего мира — незачем тратить заряды. А потому если уж есть смысл эмигрировать, то только в Австралию. Кто-то стуканул — и пошло раскручиваться «дело». В это время кто-то из его родственников был каким-то начальником в караблестроительном министерстве, а там давно была замечена какая-то утечка информации на Запад. Вот, значит, Шполянский и шпион — готовится даже сбегать в Австралию. «Дело» надутое до смешного. Как потом оказалось, в нем даже в качестве улики присутствовала жалоба, которую Шполянский написал еще 17-летним парнем с друзьями в пивном баре по поводу разбавленности пива! Многое мы еще, оказывается, не знаем о наших «органах»:)

Читать еще:  Видеть во сне бревенчатый новый дом. К чему снится дом? Действия с домами

Уже вызывали на допросы. но спасла смерть Брежнева. Преследование прекратилось, хотя с работы пришлось уволиться. Хотя еще вплоть до Горбачева по Николаевской области ездил лектор и рассказывал о том , «как разоблачили шпиона Шполянского». При Горбачеве «шпион» осмелел и подал апелляцию. Приехал полковник из Москвы, дело пересмотрели (вот тогда эти все тома воочию и увидел бывший подследственный), извинились и даже предложили восстановить на работе с компенсацией зарплаты и (!) карьерного роста. Но будущий батюшка уже был верующим, его удовлетворяла работа в котельной (все оно, наше поколение дворников, сторожей и кочегаров).

Ну дальше без особых подробностей. Стал священником. Приход в селе Богдановка. Некогда место «ссылки» (священники там менялись калейдоскопечески) превратилось в добротный, процветающий приход.

Отсюда начинается и то, что поныне составляет существенную часть жизни отца Михаила. Он стал принимать к себе в семью сирот (даже одного бывшего зэка-бомжа приютил). Так возникает в Богдановке семейный детский дом. Детский дом он и сейчас считает самым главным и продуктивным в своей жизни. Но, как водится, не все так считают. В иерархии зрело недовольство, что отец Михаил занимается «не своим делом», хотя и церковь была досмотрена, и приходская жизнь была нестандартно активна. И вот настало момент, когда после его публичного на епархиальном собрании заступничества за одного гонимого священника, он сам стал гонимым. Его сняли с родного прихода и нарочито издевательски направили третьим священником в дальний приход с условием неотлучного там пребывания. Это ставило под угрозу существование детского дома, поэтому отец Михаил подал прошение о выходе за штат. Прошение было удовлетворено, но так, что «заштатное» состояние фактически превратилось в «запретное». Куда б не приходил послужить о. Михаил, настоятель тут же получал нагоняй из епархии. Поэтому отец Михаил перестал посещать храмы у себя в епархии и только бывая в Киеве сослужит на литургии у одного известного священника. Дома же по воскресеньям и праздникам служит для домашних обедницу с последующим причащением запасными Дарами. Теперь он хочет только одного — чтоб разрешили домовую церковь для детского дома, но даже в этом ему препятствуют.

В дни «оранжевой революции» выступал по телевидению с разъяснением, что принадлежность к МП не означает безусловную обязанность голосовать за «православного» Януковича. От лишения сана его спасло только то, что православная иерархия заняла нынче выжидательную позицию. Но при удобном случае не упускают повода «подсказать», что Шполянский «раскольник» и «уже почти лишен сана».

Поскольку на Украине нынче оживилась всякого прода дискуссионная жизнь, то и отца Михаила, естественно, она вовлекла. Внутрицерковные проблемы, место Церкви в обществе, межцерковные и межкофессиональные контакты. Это стало, по словам самого о. Михаила, одним из трех направлений его жизни.

Первое и главное — детский дом.

А вот третье — писательский труд. Даже у нас в минском храме продаются кое-какие его книги. Книги легко и интересно читаются. Пишется просто и о «самом главном». Там на косе я с увлечением прочитал его содержательную книжку о 10-ти заповедях. Это не скучное богословствование, а интересный разговор «от себя». Вроде как для «новоначальных», но и я (конечно тоже в определенном смысле «новоначальный») с пользой для себя прочитал. Еще раньше прочитал книгу о чудесах в православии. Вроде избитая уже тема, а подана ярко.

Так что если увидите — советую.

В холодное время года отец Михаил живет вместе с детским домом в Богдановке, а на летний сезон пербирается на ту самую Кинбурнскую косу, на которую и меня пригласил. И хотя известно мое впечаление, я не жалею уже хотя бы из-за возможности пообщаться и ближе познакомится с о. Михаилом, его родственниками, друзьями и детьми. Некоторые дети уже выросли. Ведут достойную жизнь, хотя все они из «неблагополучного» окружения. Из воспитуемых сейчас четверо — три девочки и мальчик. Что сразу отметила моя матушка, в их облике и взгляде нет чего-то такого неуловимо «детдомовского», что часто бывает у сирот. Все они, кстати, называют батюшку и матушку «папа» и «мама».

Когда я ехал на косу, я настраивался во многом спорить с о. Михаилом и спорить резко. Так оно и было:) Но о. Михаил показал себя настоящим священником и просто умным человеком. Не обижаясь на мои выпады, он старательно въезжал во все то, что я говорил. И не всегда сразу, но воспринимал все адекватно, и не просто понимал, но даже иногда переубеждался и соглашался. И вообще у нас оказалось много общих точек соприкосновения во взглядах на Церковь, какой она должна быть. А это для меня сейчас большая редкость — в последнее время даже недопонимание, а вплоть до обвинений в злобе и нелюбви к людям. Что ж.. Это моя вина — надо думать, как, кому и что говорить. Но вот под о. Михаила не надо подстраиваться. Можно расслабиться. А это же и есть отдых»

Читать еще:  Сонник спящие дети. К чему снится Спящий Ребенок? Увидеть во сне усыновление

UPD юрий павлович черноморец:

«Сегодня я прошу: помолиться завтра на литургии о здравии моем, потому что я еле жив на самом деле в свои эти сорок, которые так невовремя. И помолиться об упокоении самого светлого священника которого я имел счастье знать, который очень помог во время кризиса 2004-2005 годов лично советом держаться за самое главное — за Христа, и забыть про все остальное: за отца Михаила Шполянского.
У него были недостатки, я все хорошо вижу всегда если у людей недостатки. Но он был человек рая. Именно вот так вот и было: человек не из этой реальности, а человек особый, с радостью, с солью, с Духом, с теплотой необычайной.
И я Вам скажу что мы все его убили. Мы его не жалели. Мы не хотели за него заступиться в его трудностях. Или не умели это сделать. Его убивала вся эта «система» в которую превратилась наша церковь. Нет место неформатным, живым, инициативным, неудобным. Странно, почему же всем нужно подрезать и головы по самому нижнему уровню и сердца вынимать, и руки выкручивать. Вот он умер. А все кто его убивал вольно или невольно — конечно живы.
И что делать?
И кто станет на его место?
Я не знаю.
И не знаю кто может сказать — что же делать?
Если эти времена — не самые последние — то неужели может быть еще хуже? Если мы не во времена коллективного Антихриста, то что же тогда может быть хуже?
И что делать?
В общем, не знаю уже ничего. Плачу и рыдаю за отцом Михаилом, за умирающим на моих глазах православием. Раньше оно напоминало человека в футляре, теперь все больше — только футляр. Был наш светлячок и сверчок — отец Михаил — один из немногих. Но вот он уже получил все дары — и даже страшный дар смерти.
прошу молитв — особенно за него.
Я не беспокоюсь за его душу — она не может не попасть в рай. Она уже там была, когда он жил тут. Я прошу быть едиными духовно с ним. Чтобы самим подрастать хотя бы до меры его человечности, если не можем дорасти до меры его христианства.»

Царствие Небесное о. Михаилу Шполянскому

Редакция портала Правтудэй прощается со своим дорогим другом и бесценным сомолитвенником священником Михаилом Шполянским, безвременно почившим 25 апреля в 20.28 по украинскому времени.

Отец Михаил родился в г. Ленинграде, и вскоре, еще в младенчестве, вместе с родителями переехал на Украину, в г. Николаев, где и прошли его детство и юность. Там же он окончил кораблестроительный институт, женился и, уверовав в Бога, вместе со всей семьей крестился — за что был уволен с работы в кораблестроительном КБ под смехотворным предлогом «подозрения в шпионаже». После увольнения он долго перебивался случайными заработками: работал в лесничестве в Карелии, на стройке, в бригаде по декоративному оформлению помещении. В 1990 году, в возрасте 34 лет он был рукоположен во иереи и получил приход в селе Старая Богдановка под Николаевом, где он и прожил с семьей всю оставшуюся жизнь до последних дней.

Вместе с матушкой Аллой отец Михаил организовали «семейный» детский дом, а, проще говоря, стали брать и принимать в свою семью брошенных детей, которых они вырастили и воспитали — всего их оказалось 11 человек.

Отец Михаил является автором многих популярных книг о христианстве. В «Живом журнале» он вел блог под именем shpol.

В 2003 году священник Михаил Шполянский был запрещен в служении, а позже отправлен за штат. О причинах «наказания» он рассказал на страницах «Живого журнала»:

«5 февраля 2003 г. я был запрещен в служении. Причиной была действительно описанная уважаемым kalakazo ситуация – присутствие в нашей семье приемных детей, которые, по слову правящего архиерея, должны содержаться за счет государства, а не за счет средств церкви. (Это при том, что от епархии мы не только не получали никаких средств, но даже не были освобождены от епархиального налога — 20% суммарного дохода прихода и семьи). Но владыка не мог перенести, что нам помогали спонсоры. В разговоре с главой райадминистрации нашего района владыка потребовал закрыть детский дом, а детей передать в интернат. Мотивировка – спонсоры должны помогать епархии, а не отдельным приходам.

Также «жалом в плоть» для епархии была успешная работа книжного лотка православной литературы, который мы, по благословению о. Иоанна Крестьянкина и первоначально данному (и никогда официально не отмененному) РАЗРЕШЕНИЮ ЕПАРХИИ, установили в городе. Владыке казалось, что там «крутятся сумасшедшие тысячИ доллАров» (мое предложение передать епархии ВСЮ торговлю с товарами с тем, чтобы на детдом выделялось 300 дол. в месяц, принято не было).

Последней каплей, переполнившей терпение «священноначалия», стало мое гласное предложение обсудить ситуацию с гонением на одного из клириков епархии на епархиальном собрании (до того три года вообще не собиравшемся).

Поводом же к запрещению стала опубликованная в «Вестнике РХД» статья «Церковь земная: разрывы и обрывы. Есть ли кому строить мосты?» (присутствует в поле Интернета). На основании анонимной (потом стало известно, что подписал текст Забуга) и весьма неоднозначной рецензии КДА, решением епархиального совета (при всем давлении владыки большинством только в один голос) я был запрещен в служении «за неуважение к священноначалию» временно «на период месячного отпуска до явления покаяния». При этом на мой приход был немедленно назначен специально рукоположенный для этой цели юноша (трое иереев до того от такой миссии отказались) Дмитрий Завислюк. Его охранял (от меня?) епископский пономарь с нунчаками. Завислюк был поставлен на епархиальное довольствие и регулярно доносил в епархию о моей деятельности (так, сказанные ему в автобусе моей дочкой слова «Как там поживает его величество епископ Питирим?» были классифицированы в епархии как «издевательство над священным саном»). На сегодняшний день Завислюк совершенно приход разорил, сам куда-то из села переехал, службы служатся далеко не каждую неделю, зимой храм не отапливается, везде бурьян и разруха, и даже кресты на храме и водосвятной часовне подкосились. Ну а в том феврале по ходатайству прихожан (более 1000 подписей с полными данными подписавших лиц, в т.ч. 95 % всего взрослого населения нашего села, а также народные депутаты, деятели культуры, руководители предприятий и пр.) из Киева прибыла комиссия во главе с еп. Митрофаном (упр. делами УПЦ), которая отменила запрещение в служении.

После отбытия комиссии епархиальный владыка, пользуясь своим неотъемлемым правом, перевел меня служить на дальний приход с требованием находиться там постоянно. Перевезти огромную семью туда я физически не мог – хотя бы из-за отсутствия жилья (нам в Старой Богдановке для детского дома выделили ведомственное жилье). Несколько месяцев проездив туда на каждую службу (и опять же – на фоне епархиальных выговоров за то, что не нахожусь там постоянно), очень тяжело переболев (микроинсульт), вышел за штат «временно по состоянию здоровья» (епископ отпускать отказывался, требовал переезда в другую область, но митрополия дала указания отпустить «заштат»). В каком состоянии прибываю и ныне.

Еще долгое время меня всячески преследовали, не давали возможности не только сослужить (даже в соборе), но и причащаться мирским чином, обвиняли в сонме немыслимых грехов – от организации секты до «эксплуатации детей» и т.п. С зимы 2005 года пока более не трогают.

При всех тяготах происшедшего, я бесконечно благодарен Господу за все пережитое. Здесь нет возможности об этом говорить, но я действительно вижу во всем том дар бесконечной милости Отца. Слава Богу!»

Читать еще:  Много младенцев во сне к чему. К чему увидеть сон про младенца? Сонник психолога Г

По почислении «за штат» , несмотря на прродолжавшуюся вплоть до его кончины травлю и поношение со стороны епископа Питирима и «лжебратии» из числа его приближенных, о. Михаил продолжал служить у себя дома, в домовой церкви для своей семьи и многочисленных «чад и домочадцев». Он был широко известен как любвеобильный пастырь и духовник, с любовью принимавший всех притекавших в его широкие объятия — а их были поистине толпы. За свою доброту и сердечность он получил прозвище «добрый попа», бытовавшее среди местных мигрантов их Средней Азии и прочих «сирых и убогих», которым он никогда не отказывал в помощи. Будучи всегда гоним и притесняем «церковной» властью, он был поистине НАРОДНЫМ ПАСТЫРЕМ в лучших традициях вселенского христианства.

Вечная память и Царствие Небесное дорогому о. Михаилу, помолимся о упокоении души его в надежде, что и он помянет нас, грешных, пред Престолом Всевышнего.

Источники:

http://drevo-info.ru/articles/27969.html
http://tapirr.livejournal.com/4262334.html
http://pravtoday.ru/carstvie-nebesnoe-o-mixailu-shpolyanskomu/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector