Протоиерей Владислав Свешников: «Благодарен всегда и всем. Ты расстроился

Протоиерей Владислав Свешников: «Благодарен всегда и всем. Ты расстроился

Праздник Успения Божией Матери для прихожан храма Трех святителей на Кулишках – всегда двойная радость. Конечно, торжество Богородицы над смертью превыше всего, тем не менее, у прихода есть дополнительный повод для ликования: в этот день в Калинине (советское название города Тверь) состоялась хиротония настоятеля протоиерея Владислава Свешникова. Рукополагал его ровно 40 лет назад епископ Калининский и Кашинский Гермоген (Орехов).

Поздравить любимого батюшку приехала и его паства из храма Казанской иконы Божией Матери в Троицке, где находится второй приход отца Владислава. Несмотря на то, что накануне он по традиции ездил туда служить, многие сочли необходимым причащаться с ним из одной чаши в самый день торжества. Пришла и семья батьюшки: матушка Наталья, дети, внуки и внучка – младенец Агния.

Поздравляя настоятеля бывший прихожанин храма Трех святителей, а ныне священник Троицкого храма отец Кирилл Слепян признался: «Не могу даже себе представить, что это такое – 40 лет служения. И что может произойти в жизни священника за 40 лет. Но одно мне, безусловно, понятно: наши жизни – это плоды трудов отца Владислава».

Второй священник прихода отец Александр Прокопчук сказал слова искренней благодарности и признательности за десятилетия совместного служения. «В эти годы, несмотря на вполне понятные и неизбежные трудности служения в центре Москвы, для меня все было прекрасно, – подчеркнул он. – И ничего другого я для себя ничего не хотел бы иметь, кроме служения у престола здесь, вместе с отцом Владиславом».

Одна из старейших прихожанок Елена Новикова вспомнила разговор пятнадцатилетней давности со своим новообращенным другом, который, познакомившись с отцом Владиславом, сказал: «Я раньше думал, что таких священников не бывает. А теперь знаю, что они есть».

Средняя дочь батюшки Татьяна призналась, что ей «хорошо быть поповной» И что многие друзья так и зовут ее «поповна», иногда не подозревая о корнях этого «прозвища».

Ответить всем, кто пришел поздравить его с сорокалетием служения, протоиерей Владислав решил словами стихотворения «Благодарность» Иосифа Бродского: «Но пока мне рот не забили глиной, из него раздаваться будет лишь благодарность». И от себя лично добавил: «Я хотел бы, чтобы у меня так было всегда и ко всем».

«Подлинное покаяние совершается только однажды»

Приближается Великий пост. Что значат слова одного из главных песнопений Великого поста: «Покаяния двери отверзи мне? В преддверии Прощеного воскресенья, за разъяснениями мы обратились к доктору богословия, настоятелю храма Трех Святителей на Кулишках протоиерею Владиславу Свешникову.

Все и ничто

Нередко за настоящее покаяние принимают его частную форму — когда по совести, если только она, по слову апостола Павла, не оказывается вполне сожженной, возникает ощущение отклонения от нравственной нормы, и в связи с этим — чувство вины. Но в таком покаянии можно вполне обойтись и без Бога. По-видимому, для верного понимания жизни и человеческих отношений это неплохо, это честнее, чем заурядное ощущение правоты, но к подлинному покаянию это не имеет отношения. Покаяние не имеет настоящей ценности, если в нем нет религиозного осознания вины. А это не просто осознание вины перед человеком и даже перед Богом. Религиозное покаяние состоит в понимании и переживании того, что Бог есть все, а ты ничто. Хотя это трудно понять и принять.

С приходом Христа открылось, что все личные возможности и достоинства любого человека имеют искаженный характер. Но поскольку всякое человеческое естество есть падшее — в падении Адама, то одним из постоянных качеств большинства людей становится стремление не к самоотрицанию, которое, казалось бы, и должно быть нормой повседневной жизни, а, наоборот, стремление к самоутверждению. Проявлениями этого самоутверждения становятся самооправдание, самомнение, стремление считать себя правым. И пока действует эта принципиальная склонность к самоутверждению, покаяние не состоится как признание, по крайней мере, своей низости перед Богом.

Да, каждое покаянное ощущение имеет свою ценность, потому что оно дает возможность более точно увидеть себя в неверных поступках, словах, желаниях, мотивациях. И это, конечно, лучше, чем самоутверждение и самооправдание. Но эти ощущения не имеют отношения к подлинному покаянию, если за ними не стоит ясное осознание, что ты виноват перед кем-то в первую очередь потому, что виноват перед Богом. А виноват перед Богом, потому что Он дал Образ, который является и идеалом, и одновременно человеческой нормой, ибо Христос есть Сын Божий и Сын Человеческий. В подлинном покаянии сопоставлять свою жизнь следует не с перечнем грехов, а со Христом. И отступление от этого Образа, от Правды Божией — это и есть главная причина для покаяния.

Что является критерием для понимания своей вины? Только свое нравственное чувство? Оно может ошибаться. Совесть может обманывать. В человеке искажено все, в том числе и совесть. Обманывать могут и разум, и воля. Человек нередко руководствуется случайными критериями — отчасти природными, отчасти социальными. Но единственный правильный критерий дает только та правда, которая открыта Богом. Прежде всего в заповедях, а главным образом, в самой Личности Иисуса Христа.

Признак настоящего покаяния — это стремление освободиться. Освободиться не от чувства вины, а от своего отступления. Если это исходит из желания быть с Богом и убеждения, что, пока ты отступил, ты не с Ним, — тогда постепенно может прийти настоящее покаяние. Покаяние и формальное знание своей вины — это разные вещи. Соотношение своего поведения с принятыми нормами и признание своего несоответствия им мало чего стоят. Даже ощущение своей неправды — это еще не обязательно покаяние. Покаяние становится подлинным, когда человек идет к Богу и говорит: Господи, освободи меня от всех моих отступлений.

Чувство вины может стать мотивом для покаяния. В результате возможно несколько выходов. Первый и наиболее частый — найти поводы для самооправдания, при котором покаяние нивелируется. Второй — реально исправиться. Это дело почти невозможное. Но оно имеет цену, потому что при попытках его осуществления происходит процесс, к которому призывает Бог — движение к Небу, к Нему Самому. Это путь аскетики. И пусть на этом пути многого добиться не удается, но само существование этого вектора, реальное воплощение его будет хоть сколько-то восполнять неполноту. Третий путь — освобождение от грехов в таинстве покаяния, которое совершает Бог в силу готовности человека принять это освобождение.

Я имею надежду

Покаяние тяжело, потому что ничего хорошего нет в том, чтобы осознавать себя вновь и вновь попавшим в ту же самую яму. Но если оно имеет внутреннее продолжение, оно всегда радостно. Ты стал несвободным, ты совершил поступки, допустил мысли и слова, которые указывают на твое отступление, — но ты в них сознаешься и говоришь: Господи, я имею надежду просить Тебя об освобождении. В покаянии всегда более существенна именно радость от возможного освобождения.

Читать еще:  Молиться ли перед суровой иконой? Ошибки и «ляпы» в иконописи. Да что Рублев? Можно лучше сделать

Настоящее покаяние может быть только однажды. Это именно то, что по-гречески называется метанойя — то есть изменение ума, всех своих установок, сознания. Это бывает раз в жизни, но не всегда имеет характер мгновенно совершившегося события. Хотя и так тоже порою бывает — но очень редко: когда вдруг все переворачивается в сознании, раскрывается какая-то колоссальная ложь, и понимаешь, что дальше жить как жил — невозможно. Но чаще всего это процесс. Процесс, в котором никогда нельзя сказать, что вот вчера я был такой, а сегодня уже другой. Но если посмотришь на себя в какой-то отдаленной ретроспективе, то можно сказать: да, нечто когда-то изменилось, я исхожу теперь из других ценностных установок. Это-то и есть покаянный процесс, который приводит к тому пределу, за которым действительно оказывается иной человек.

То, что обычно называют покаянием, тоже имеет отношение к этому процессу. Частные отступления, с которыми мы приходим на исповедь с записочками или с хорошей памятью, бывают всегда и у всякого даже в случае этого свершившегося мощного решительного покаяния. Но, к сожалению, основная ошибка многих современных, а скорее всего не только современных, христиан — что они частные проявления своего отступления признают как сами по себе существенные. Но они существенны только как свидетельства твоего отступления от правды Божией, которую ты, как казалось, принял. Это то же самое, как не существенны и не нужны добрые дела сами по себе. Когда апостол Иаков говорит, что вера без дел мертва, за этим он говорит еще одну фразу: «Авраам поверил Богу, и это вменилось ему в праведность». И дальше приводится конкретный пример действия Авраама: он понес в жертву своего сына — действие, которое со всех нравственных человеческих позиций совершенно безнравственно. Но этот поступок становится в высочайшей степени нравственным как стремление выполнить волю Божию. Это дело Авраама — свидетельство его веры. И точно так же наши отступления есть свидетельства неверия. Потому что заповедь Божия говорит: возлюби. А человек постоянно проявляет нелюбовь. Но суть этих проявлений не в них самих, они лишь свидетельства предательства.

Известны люди, которые всю жизнь ходят на исповедь — и ни разу по-настоящему не каялись. Некоторые на исповеди рассказывают великолепные психологические новеллы — но это не покаяние. А есть люди, которые не умеют исповедоваться, но их покаяние настоящее. Я помню, когда служил в Тверской области, у нас была одна замечательная очень пожилая женщина, бывшая регентша; шел Великий пост; каждую службу она причащалась, чаще всего уже ничего не говорила на исповеди, просто подходила под епитрахиль, и вдруг один раз говорит: «Батюшка, я хочу кое-что сказать. Я всю жизнь лгала». По внешнему взгляду вся ее жизнь была наполнена делами праведности. Но за этими ее словами стоял такой огромный объем самоосознания, они были результатом настоящего покаянного процесса.

Зачем прощеное воскресенье?

Значительная часть того, что называется грехами, кроется в области человеческих взаимоотношений. Это очевидно, когда речь идет об отношениях с самыми близкими людьми, особенно когда есть внутренняя готовность к конфликтам или, наоборот, к глубокому равнодушию. Но и с не совсем близкими совершается все в том же роде, может быть, только не с такой силой. В том числе и преступление, которое так часто проходит незамеченным, — неготовность простить. Прощеное воскресенье — это день, в который Церковь предлагает тебе «взяться за ум», понять, что ты во многом виноват перед многими, даже когда ты этого не понимаешь. Дав клятву верности Богу, ты все равно допускаешь постоянные отклонения по отношению к тому евангельскому содержанию, которое нам предлагает целостность заповеди. Например, скажем с позиций некоей духовной высоты: вот прошел мимо тебя по улице человек. Если тебя спросить, а кто он тебе, ты, если говорить правдиво, ответишь: никто. И вот это «никто» — это то, чего не должно быть вообще. Даже в этом ты уже виноват перед правдой Божией — что есть кто-то, кто для тебя никто. И поэтому оказывается, что твоя вина перед человеком не только абстрактно-отвлеченная, но и вина по сути, поскольку каждый человек должен быть для тебя кем-то.

Из болота

Чувство вины — нормальное сопровождение покаяния. Если есть отступление и ты его осознаешь — не горько быть не может. Предание говорит, что апостол Петр всю свою жизнь после отречения от Христа ходил с красными от слез глазами. Печаль, связанная со своим глубоким несовершенством, это нормально. «Печаль яже по Бозе покаяние нераскаянным соделывает» (2 Кор.7:10).

Но бывает чувство вины, которое не имеет никакого религиозного, покаянного характера. Это автономное ощущение своей мерзости, никак не связанное с религиозным осознанием своей вины пред Богом за то, что стал отступником. Человек в нем барахтается, как в болоте, и даже бывает, что он много лет ходит на исповедь, но к свободе Христовой даже не пытается сделать прорыв. А настоящее покаяние — это всегда попытка прорыва. Чувство вины при настоящем покаянии всегда конструктивно. Но нередко это кружение в болоте остается единственным содержанием. И часто оно многими людьми называется покаянием: «Я мучаюсь, значит, я каюсь». А на самом деле — может быть и не так. Понять самому для себя это бывает очень сложно. Спутать, ошибиться здесь очень легко. Особенно когда нет ясного осознания, чего ты ищешь от Бога.

А в подлинном покаянии есть еще одно важное содержание — это благодарность. Ведь дело в том, что освобождает только Бог. Поэтому покаяние — это таинство. Таинство совершает Бог. Сам человек тут мало что может сделать. И наверное, можно сказать, что и подлинное покаяние, и освобождение есть не результат работы человека, а дар Божий. А почему и за что он дается — это тайна. И в этом — причина для неизбежного благодарения.

Протоиерей Владислав Свешников: «Благодарен всегда и всем. Ты расстроился

Протоиерей Владислав СВЕШНИКОВ. Родился в Москве в 1937 году. Окончил ВГИК, киноведческое отделение. В 1976 году рукоположен в сан священника. Настоятель храма Трех Святителей на Кулишках. Доктор богословия, заведующий кафедрой нравственного богословия ПСТГУ

Иеромонах ИОНА (Займовский). Родился в Москве в 1964 году. Учился в Педагогическом институте, окончил семинарию и Московскую Духовную академию. Насельник Данилова монастыря, исполняет послушание библиотекаря. В настоящее время руководитель программы духовной, психологической и социальной реабилитации Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Московском Даниловом монастыре

Виктор Владимирович РЖЕВСКИЙ . Родился в Москве в 1957 году. В 1978 году окончил актерское отделение школы-студии МХАТ, после окончания играл во МХАТе, Театре Советской Армии и «Современнике», снимался в кино. Потом ушел из актерской профессии, более 20 лет проработал в строительстве. Сейчас староста храма Трех Святителей на Кулишках

Олеся Александровна НИКОЛАЕВА. Поэт, прозаик, эссеист. Автор книг «Православие и свобода», «Современная культура и православие», романов «Инвалид детства», «Мене, текел, фарес» и др. Член Союза писателей. Доцент Литературного института им. Горького

Читать еще:  Известные люди о боге цитаты. Высказывания известных людей о боге и вере

Наталья ЗАГРЕБИНА. Родилась в Москве в 1966 году. В 1991 году окончила филфак МГУ. Работала в журнале «Литературная учеба», в издательстве Валаамского монастыря. Замужем. В настоящее время растит четырех детей

-У меня был друг, которого я недавно похоронил. На его похороны пришло огромное количество народа, причем люди совершенно разных рангов, от дворников до замминистра. Он был очень скромным, незаметным человеком, но в жизни и в сердце каждого из пришедших занимал огромное место, поэтому они пришли его провожать. Это говорит о том, что он умел дружить.

Если ты человека впустил в свое сердце и он это ощущает — то даже если ты будешь говорить ему нелицеприятные вещи, он услышит тебя и поймет, что ты не просто его осуждаешь, а искренне переживаешь за него. Мне кажется, что дружба — это земное проявление любви, которая будет между людьми в Царстве Небесном.

Часто люди дружат, потому что связаны конкретным делом, например бизнесом, такие отношения только похожи на дружбу. Их цель конечна, и когда она достигнута — дружба может закончиться. Но бывает дружба иная. Друг для христианина, как мне кажется, это ближний, с которым он хочет из этой временной жизни перейти в вечность и вместе быть на трапезе со Христом.

Мы ищем чего-то для себя, а нужно научиться себя друзьям отдавать и не желать за это благодарности. Надо уметь прощать и проявлять терпение, потому что, если ты имеешь большие претензии к человеку, непосильные для него, он станет тебя чураться и сторониться. Отсутствие дружбы, состояние ссоры — это, мне кажется, ад при жизни.

Я думаю, дружба со временем должна переходить в другое качество. Не- обязательно, чтобы с другом тебя связывали годы совместной жизни. Друг может появиться в любой день. Бывает, встречаешь человека, которого раньше совсем не знал, и, пообщавшись с ним совсем немного, понимаешь, что это очень близкий тебе человек.

Дружба, наверное, и есть в какой-то степени объединение во Христе, потому что впустить другого человека в сердце мы можем только через Бога, никак иначе. В дружбе всегда присутствует третий — ты, друг и Бог.

— Прожить без друзей? Я думаю, это очень страшно. Эта ситуация близка к опыту ада, потому что в аду, наверное, человек испытывает ужас абсолютного отчуждения, внутренней изоляции, полного отсутствия любви. Бывает, конечно, что Господь ставит человека в особые трудные обстоятельства. Но ведь известно, что и в тюрьме, и в лагере человек склонен сострадать и помогать ближнему, любить его. Проблема отсутствия друзей не внешняя («Не с кем дружить!», «Некого любить!», «Никто здесь меня не достоин!»), а внутренняя. Дружба — образ должного отношения человека к ближнему. Эта любовь невозможна без самоограничения, без жертвы и подвига.

Христос, называя своих учеников друзьями («Вы — друзья Мои» (Ин. 15, 14)), закрепляет непререкаемую ценность человеческой дружбы. В Евангелии упоминается, что, когда умер Лазарь, друг Христа, которого потом Господь воскрешает, «Христос прослезился» (см. Ин. 11, 35). Замечательные картины дружбы нам даны в Ветхом Завете, прежде всего — это дружба Ионафана, сына Саула, с Давидом: «…душа Ионафана прилепилась к душе его, и полюбил его Ионафан, как свою душу» (1 Цар. 18, 1). Но бывают, конечно, и такие друзья, вроде трех друзей Иова Многострадального…

В дружбе есть какой-то иррациональный момент: не всегда дружат люди, у которых есть общие интересы и даже общие жизненные ценности. Это ведь удивительная вещь — как друзья избирают друг друга? За что, почему они вдруг начинают друг друга любить? Зачем моему «Я» так необходимо это другое «ТЫ»? Почему порой именно через это «ТЫ» человеку открывается радость и Царствие Божие?

У меня есть друзья, с которыми я могу не видеться годами, но, оказывается, не это важно. Например, у меня есть друзья, которые живут в Грузии, мы с ними не виделись лет десять, а когда встретились — та же любовь, то же чувство внутреннего родства, та же радость…

Мы с мужем, отцом Владимиром Вигилянским, однажды были свидетелями замечательной встречи митрополита Антония Сурожского и владыки Иоанна Снычева. Владыка Антоний приезжал в Россию в 1990 году на Архиерейский собор, и мы пришли к нему в гости — он останавливался в гостинице «Украина». И вот когда мы были у него, одновременно к нему пришел владыка Иоанн — они были давними друзьями. Было очень трогательно видеть, как два этих маститых архиерея — а ведь они были очень авторитетные, значимые люди в Православной Церкви — общаются: они называли друг друга — «владыченька», шутили, даже подтрунивали друг над другом, но так, как это делают близкие друзья, с любовью, с огромным доверием друг к другу…

Конечно, если ты не священник, защищенный сугубою благодатью таинства, то тебе выслушивать откровенности другого человека, фактически его исповедь, бывает очень тяжело. Но если твой ближний, раскрывающий перед тобой сердце, действительно чувствует при этом облегчение, успокоение, и ты, выслушивая его, помогаешь ему распутать кое-какие психологические узлы и, быть может, приготовиться к настоящей, церковной исповеди, то нужно потерпеть, пройти с ним это поприще. Апостол Павел об этом сказал: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6, 2). И если твой друг оказался в тяжелый ситуации: или в больнице его нужно навещать, или деньгами помочь, или какие-то сложности взять на себя, — значит, свои собственные дела нужно отодвинуть, пожертвовать чем-то своим. Иногда не хочется, но вот в этом-то и состоит испытание.

Уменьшается ли количество друзей с годами? Уменьшается, потому что друзья умирают… И с ними умирает какая-то часть жизни. Но за них молишься, и таким образом продолжаешь с ними общаться. Уменьшается еще и потому, что сокращается время на продолжительность жизненных историй, которые стоят за каждой дружбой — ведь за каждой дружбой стоит удивительный сюжет о том, как Господь сводит людей. И, наверное, в любого человека, который появляется в нашей жизни, мы должны всматриваться — мне кажется, каждый человек нам послан, чтобы мы его полюбили, чтобы мы чему-то от него научились. Там, где есть дружба — неподалеку Господь.

О. ИОНА (Займовский):

— На поверхностном уровне можно сказать, что, если у человека нет друзей, значит, он эгоистичен и сам в этом виноват. Но в более глубоком плане нужно помнить, что над человеком всегда действует промысел Божий, часто одиночество бывает необходимо человеку, чтобы он чему-то научился.

Дружба складывается, когда люди чувствуют друг друга, уважают психологические границы другого, не лезут на чужую территорию. Самых лучших друзей можно найти себе в церковных общинах. Вне Христа людей могут объединять какие-то общие интересы, но лучшая дружба — это дружба во Христе.

Нередко друзья, бывшие у человека еще до его ухода в монашество, приходят к нему уже как к послушнику или монаху, обретая его в новой роли, и обращаются часто к нему как к наставнику. Если говорить обо мне, то я приглашал в монастырь моих школьных друзей, но ни один из них так и не приехал, не стал церковным человеком. Тем не менее один из них попросил меня окрестить его приемную дочь, и она постепенно стала церковным человеком — я надеюсь, не без нашей дружбы.

Читать еще:  К чему снится пить чай с медом. К чему снится мёд: к сладким победам или горьким разочарованиям? Кулинарный сонник: мёд

Я слышал от одного опытного монаха, что вначале, когда человек приходит в монастырь, у него много друзей. Потом их становится меньше — кто-то ушел из монастыря, кого-то перевели, а ближе к пожилому возрасту человек остается в какой-то мере один. Но мне кажется, что и вне монастыря то же — количество друзей с годами уменьшается.

О. Владислав СВЕШНИКОВ:

— Интроверту труднее найти предмет своей любви и дружбы, потому что он в большей степени замкнут на себе, но когда он находит и получает отзыв — он умеет благодарно любить гораздо больше, чем экстраверты.

Для дружбы совсем не обязательна психологическая близость. Даже мировоззрения иной раз могут быть довольно далекими, хотя если в дружбе двух людей так и не находится пути сближения мировоззрений, то скорее всего дружба прекращается.

Подлинные супруги имеют в начале и в основе своих жизненных отношений именно дружбу. Подлинная любовь имеет отношение только к личности — одна личность может любить другую, и это понимание, известное во всех религиях, особенно возросло в божественном откровении Ветхого Завета, но окончательный смысл приобрело в новозаветном рассуждении, потому что явилось понимание того, что любой другой человек есть образ Божий. Человек видит в своем друге более ярко и остро, чем в других людях, образ Божий, и потому влечется к нему с особенной силой. И в этом смысле можно сказать, что супруги, если они не являются друзьями — они плохие супруги, это почти не муж и жена, а люди, играющие роль мужа и жены. Настоящая любовь — готовность видеть в другом избранника собственного и избранника Божьего для себя.

Подлинная любовь, входя в сердце, расширяет его так, что оно становится способным вместить все больше и больше других личностей, но предпочтение чаще всего оказывается одному-двум, с которыми находится некоторое особенное родство душ. Ведь и Христос выделяет Иоанна Богослова, хотя и все остальные ученики являются для Него друзьями.

В Священном Писании сказано: «Принимайте друг друга, так же как Христос прият вас во славу Божию». Приятие другого в свое сердце — это и есть дружба.

В выборе друга всегда есть тайна. Интуитивно ощущается некоторая близость, для которой трудно найти слова, чтобы ее выразить.

Настоящая дружба всегда чудо, потому что уметь любить бытие другой личности, как свое собственное, — это после грехопадения чудо.

— Желание иметь друзей связано с преодолением человеческой замкнутости на себе, с преодолением эгоизма. Славянское слово «друг» означает «другой», «ближний». Желание стремиться к кому-то другому совершенно необходимо человеку. Человек может реализоваться только в связи друг с другом. Заповеди ведь самые главные две: любить Бога и любить другого. Любовь к другому человеку и есть стремление к дружбе. Всякий человек теоретически и практически может и должен быть другом.

Друзья часто появляются у человека в молодости, например в институте. Почему так необходимо где-то учиться после школы — кроме всего прочего для того, чтобы обзавестись хорошими друзьями. Часто именно в молодости человек находит настоящих друзей на всю жизнь. Даже говорится в пословице: каких друзей наберешь, так и жизнь проведешь. И действительно, так часто бывает — с кем ты в юности так или иначе связал свою жизнь, случайно или сознательно, с теми ты потом и живешь. Дружба в юности требует досуга, она часто связана с ничегонеделанием, формы этого ничегонеделания, правда, бывают разными, но часто они близки к настоящему творчеству. Мы, например, в студенческие годы время проводили весело, и при этом, как мне кажется, содержательно. У нас были эпохи шарад, которые мы разыгрывали с упоением, или какие-то совместные поездки. Оказывалось, что без этого как бы ничегонеделания нет и более глубоких человеческих взаимоотношений. Легкая, поверхностная дружба может ни к чему не привести, а может быть началом очень глубокой человеческой привязанности.

Сейчас основная сложность — найти время на общение, на выражение своей дружбы.

Меня потрясло, что когда родился наш первенец и я вернулась из роддома — у нас стояла стиральная машина, которая была не просто куплена и привезена, а еще и подключена! И это был подарок друзей, которые за то короткое время, пока я была в роддоме, собрали деньги, купили, привезли и подключили машину. Или когда я лежала с младшей дочерью в больнице, а муж остался со старшими, тоже еще маленькими детьми, то каждый день в больницу к нам приезжал кто-то из друзей, привозили памперсы, продукты, какие-то невероятные творожки, которых мы дома никогда и не пробовали. Приезжали при своей занятости, при своих маленьких детях — это было очень трогательно и очень запомнилось. Да и все остальные сложные и важные моменты жизни — свадьба, рождение детей, болезни, похороны родственников — без друзей были бы совершенно другими.

Я за верность друзьям. С этим человеком ты когда-то вместе провел часть жизни, а значит, какой он сейчас есть, такой и есть. Личные достоинства при дружбе не играют роли, ведь многие люди со сложными характерами прекрасно дружат.

Мне кажется, с годами личных друзей не становится меньше. Конечно, появляются новые друзья — например, друзья мужа или люди, связанные с какой-то, но деятельностью. Есть друзья, с которыми видишься часто, и это потребность — видеть этих людей часто, а есть те, с кем видишься раз в год, и это тоже друзья. Есть один-два человека, с которыми нужно все самое трудное, самое радостное, самое грустное пережить вместе.

Бывает, что дети не уложены, хотя уже пора, в раковине полно грязной посуды, а ты разговариваешь с подругой по телефону, муж возмущается, но ведь это тоже часть дружбы. Бывает, человеку необходимо именно сейчас твое внимание, и приходится чем-то жертвовать. Нужно трудиться над тем, чтобы не терялась человеческая связь. Дружба — это немалый душевный труд.

Мне очень понравилось определение дружбы, данное моими детьми. Я их спросила: а у вас много друзей? Моя младшая дочь — ей пять лет — говорит: «Да, очень!» И начинает перечислять: «Мама, папа, бабушка, дедушка, крестные, тетя Лена, Катя… Они же все мне делают подарки!» С одной стороны, это смешно, но я вдруг поняла, что, действительно, друг — это тот, кто что-то дарит. Необязательно стиральную машину или коробку конфет. Дружба — это дар себя.

Источники:

http://prichod.ru/the-word-of-the-pastor/26035/
http://pravoslavie.ru/51819.html
http://rusk.ru/st.php?idar=16519

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: