Отношение к женщине в иудаизме. Незаконнорожденные дети и библия

Слышала, что незаконнорожденный ребенок (мамзер) не может жениться.

Уважаемые раввины, слышала, что незаконнорожденный ребенок (мамзер) не может жениться, т.е. у него не будет продолжения рода. Так зачем Бог посылает в этот мир таких людей? Наталья

Отвечает рав Мендель Агранович

Ваше утверждение верно только частично. Во-первых, все, кто не имеет возможности вступать в брак с обычными членами общины, имеет право вступать в брак с себе подобными. Это конечно, очень сильно сужает выбор, но все же. А для мужчин-мамзеров есть еще одно решение, описанное в трактате Кидушин 69а и принятое как галаха (закон) в Шулхан Арухе, 4:20, Эвен а-Эзер: можно жениться на «кнаанейской рабыне», то есть женщине, принявшей на себя соблюдение заповедей на уровне рабыни, и изменить статус ребенка, рожденного от нее, освободить из рабства — и он будет кошерным евреем. Для женщин-мамзерот такое решение не работает. Ведь ребенок от раба останется сыном женщины-еврейки, и, соответственно его статус будет таким же, как у его матери, статус сохраняется. В случае же с матерью — «кнаанейской рабыней» статус «прерывается», а затем потомки этого ребенка могут вернуться в народ Израиля.

Рамбам пишет, что такое послабление специально оставили, чтобы дать возможность потомкам мамзера вернуться, изменить свой статус.

Теперь о том, зачем Бог приводит их в мир.

Всякий человек приходит в этот мир, чтобы исправить что-то своей жизнью. Часто это — результат ошибок прошлых воплощений, поэтому иногда рождаются дети-инвалиды, сироты и т.д.

Яркий пример, приводится в одной из хасидских историй. Царица Эстер увидела в будущем мире сказочный дворец (понимать это совсем буквально не стоит) и захотела в него войти, но ей сказали, что несмотря на все ее заслуги перед народом Израиля ей туда нельзя. Эти дворцы — только для тех, кто жил всю жизнь в крайней бедности, но остался верным Торе и Всевышнему. Она решила спуститься в этот мир еще раз, чтобы достичь такого уровня.

История продолжилась в Кракове, где у праведной еврейской женщины не было даже гроша, чтобы купить свечу на субботу. Не будем продолжать историю, но идея понятна. Наша жизнь — наша задача, а обстоятельства — условия этой задачи.

Тот, у кого есть такая задача, сможет иметь детей, а если человек не смог их иметь, значит воля Всевышнего была такова… Здесь, в Израиле, есть несколько организаций помощи семьям, у которых пока нет детей. Несколько руководителей этих организаций сами бездетны, но они помогли сотням или тысячам людей стать родителями…

В общем, вывод: задача у человека может быть нетривиальной, а обстоятельства — это именно те условия, в которых Всевышний хочет, чтобы она была выполнена.

Незаконнорожденные дети и Библия

Незаконнорожденными (существуют и более грубые названия, которые я не рискую здесь приводить) считаются дети, рожденные от не состоящих в браке родителей, то есть от незаконного союза. Часто произносимое утверждение, что нет незаконнорожденных детей, а есть только незаконные родители, само по себе верно, однако крайне редко действует на наше общество. Существуют дети, к которым словно бы прилеплен ярлык «внебрачный»; дети, которых считают «незаконными». Все осуждение со стороны семьи, общества и религиозных организаций ложится на ребенка и на его мать, хотя в некоторых случаях тень падает и на отца.

В качестве примера реакции общества на детей, рожденных вне брака, можно привести случай, происшедший в 1982 году в Калифорнии. Джон Г. Шмитц, сенатор из этого штата, признался, что у него двое внебрачных детей. Это немедленно попало в заголовки передовиц крупнейших газет1. Пальцем стали показывать на детей, а не на родителей. Один из консервативных коллег Шмитца, член палаты представителей Е. Даннемейер, почти оправдал поведение сенатора. Он якобы сказал корреспонденту «JIoc-Ан — джелес тайме», что оно «по крайней мере свидетельствует о том, что этот парламентарий предпочитает гетеросексуальный образ жизни». Затем, пишет журналист, Даннемейер неодобрительно отозвался о гомосексуалистах и их политической активности, заявляя, что вопрос об отношении к этой активности «гораздо более важен», чем откровения по поводу Шмитца»2. Переведя проблему в другое русло, Даннемейер, таким образом, фактически оправдал Шмитца, и в итоге бремя незаконности так и осталось лежать на женщине и ее двоих детях. Не приходится сомневаться в том, что это саморазоблачение не замедлит сказаться на политической карьере и семейной жизни Шмитца, однако со временем о его внебрачной связи будет забыто, а двое детей, его жертвы, всю жизнь будут нести этот ярлык.

Библия также осуждала как незаконного ребенка, так и его потомков. Во Второзаконии сказано:

Сын блудницы [мамзер, т. е. незаконнорожденный] не может войти в общество Господне, и десятое поколение его не может войти в общество Господне [Втор. 23:2].

Слово «мамзер» обозначало детей, рожденных от любого не одобренного иудейским законом союза, в том числе внебрачных, рожденных от ин — цестуальных связей и т. д. Этот термин применялся во множестве случаев. Несмотря на то, что в рассказе о военном герое Иеффае, чья мать была блудницей, слово «мамзер» не употребляется, современники вполне могли считать его незаконнорожденным. Из своего дома он был выгнан законными сыновьями его отца — они сказали ему: «Ты не наследник в доме отца нашего, потому что ты сын другой женщины» (Суд. 11:2).

Это слово могло быть использовано как ругательство или неодобрительный термин. В книге Захарии (9:6) слово «мамзер» употребляется для описания людей, обосновавшихся в филистимлянском городе Азоте. Автор Послания к Евреям уверен, что подлинные сыновья Божьи будут признаны за их готовность подчиняться; незаконные же дети (нотой) не выдержат испытания на «сыновство».

В Евангелии есть смутные указания на некую тайну вокруг рождения Христа. Идея сверхъестественного оплодотворения Святым Духом могла быть воспринята на мифологическом уровне, но не на биологическом. Евангелие от Матфея утверждает, что Иосиф хотел расстаться с Марией, матерью Иисуса, с которой он был обручен, но не успел вступить в супружеские отношения. Однако во сне ему явился ангел, сообщивший, что Мария беременна от Святого Духа (Мф. 1:18-25). Иосиф явно подозревал Марию в том, что она сошлась с другим мужчиной и ребенок, которого она носит, будет незаконнорожденным.

В Евангелии от Иоанна фарисеи спрашивают Иисуса: «Где Твой Отец?» (Ин. 8:19), и это, возможно, вопрос о законности происхождения Иисуса. С другой стороны, те, кто обращает внимание на этот стих, возможно, слишком. сильно упирают на его историчность. Гораздо проще истолковать этот отрывок как часть теологической прокламации евангелиста, в которой он скорее сам придумывает сюжеты и высказывания, чем передает их. Обычно это Евангелие датируют концом I века н. э., а это означает, что его автор лично не знал Христа.

Поскольку христианская теология обращала такое усиленное внимание на чудо непорочного зачатия Христа, вопрос о Его отце фактически не поднимался. Было принято считать, что родителем мужского пола в случае Иисуса был Святой Дух, несмотря на то, что идея божественного оплодотворения земной женщины не что иное, как обычная литературная выдумка. Либеральные ученые считают, что Иисус — сын Иосифа, а идея божественного зачатия и миф о Сыне Божьем возникли по мере развития церковной теологии. Если сказанное по этому поводу в Евангелии от Матфея так или иначе базируется на фактах, то вполне возможно, что Иисус был незаконнорожденным ребенком.

Читать еще:  7 октября народные приметы. Имя дня — Степан

Представьте себе, что было бы, если бы христианская церковь оставила этот вопрос открытым и признала, что Христос, ее основатель, вполне вероятно, был всего лишь незаконным сыном плотника. Не приходится сомневаться в том, что дети, заклейменные как «внебрачные» только из-за того, что их родители не являются мужем и женой, воспринимались бы в этом случае как полноценные личности. Не исключено, что такие дети вообще были бы избавлены от этого унизительного ярлыка. Однако сверхъестественная концепция победила естественную и дети, зачатые не на брачном ложе, были отторжены от героической фигуры, а ведь она могла бы помочь им улучшить свое положение в обществе и избавить их от позора.

Несмотря на то, что слово «мамзер» применимо в основном к детям, чьи родители не женаты, его употребление может быть расширено: незаконным считался любой брак, заключенный вне ортодоксальной иудейской церковной традиции. Например, в 1972 году израильский раввин Шломо Горен, главный раввин евреев ашкенази (то есть западных), дал разрешение вступать в браки братьям и сестрам, которые считались «мамзерим» (незаконнорожденными, или изгоями) только потому, что их мать не развелась со своим первым мужем по иудейскому закону3. Дети, таким образом, страдали из-за поступка своей матери.

Понятие «незаконнорожденный ребенок» в западной культуре имеет богатую и разнообразную историю. Время от времени обыватели начинали считать, что «незаконное» происхождение оказывает определенное влияние на человека. Семья не должна забывать о том, что ее родоначальник или двоюродный дедушка родился от не освященного церковью и государством союза и все их потомки отягощены этим наследством. Создается впечатление, что установления Второзакония стали частью культуры и грехи отца действительно должны ложиться на его детей до третьего и четвертого колена (Втор. 5:9).

Враждебное отношение общества к незаконнорожденным отражает его реакцию на поведение, которое якобы представляет собой угрозу для семейных устоев. Оно считается «аморальным», поскольку колеблет установившиеся моральные устои. Большинство консервативных религиозных трупп осуждало людей, не зарегистрировавших свои отношения. Это можно объяснить тем, что религиозные организации чаще всего не вдут в авангарде общественных перемен, а плетутся в хвосте, предпочитая поддерживать существующее положение вещей как данное свыше и уделяя внимание не человеческим потребностям, а исполнению божественных предписаний.

По большей части общественное осуждение направлено против незамужней матери и ее ребенка. Мать и ребенок представляют собой, в отличие от отца, социологический феномен. Поскольку мать в течение девяти месяцев вынашивает ребенка в утробе и внешние проявления ее беременности свидетельствуют о том, что она занималась сексом вне брака, она является открытой мишенью для общественного осуждения. Ответственность за воспитание ребенка в большинстве подобных случаев ложится на незамужнюю мать. Очень часто она вынуждена жить на пособие, что опять — таки делает ее объектом нападок. Если она будет искать мужского общества, чтобы избавиться от одиночества, она рискует снова забеременеть и навлечь на себя, таким образом, еще большее осуждение.

Не раз говорилось, что нападки на живущих на пособие и одиноких матерей являются завуалированными проявлениями расовых предрассудков. Система общественного устройства, при которой меньшинства вынуждены жить в постоянной нищете, работая на низкооплачиваемой работе и не чувствуя уверенности в завтрашнем дне, также способствует росту числа незаконнорожденных детей. Поскольку чернокожие представляют собой наиболее многочисленное этническое меньшинство, чернокожие одинокие матери и их дети наиболее часто становятся мишенью общественного осуждения.

Кроме того, это осуждение — следствие отношения среднего класса к данной проблеме; особенно ярко оно проявляется, если незаконный ребенок может появиться в их семье. Большинство этих семей могут оплатить аборт и предпочитают, чтобы их дочери избавились от внебрачного ребенка, даже если это противоречит религиозным убеждениям. Отношение общества очень трудно преодолеть. Одна богатая католическая семья отправила забеременевшую дочку-подростка рожать за границу. Ребенка отдали на усыновление. Чувство вины из-за того, что она зачала вне брака и вынуждена была отказаться от своего ребенка, боязнь осуждения со стороны семьи и общества стали причиной глубокой душевной травмы у девушки — ведь она нарушила католические предписания. Потребовалась интенсивная терапия, чтобы помочь девушке.

Семнадцатилетняя мормонка, забеременевшая вне брака, хотела нарушить правила церкви, к которой принадлежала, и сделать аборт. Она посоветовалась со своим духовником, и тот благословил ребенка, находящегося у нее в утробе. Девушка оказалась перед жестоким выбором. Как можно убить чадо, получившее церковное благословение? В то же время как она, беременная, будет продолжать образование и жить среди товарищей по вере?

Не всякая семья смирится с тем, что дочь родила внебрачного ребенка, и далеко не все будут рады внуку или внучке во всякое время и при любых обстоятельствах. В таких случаях из темных углов вылезают семейные привидения, преследующие оступившуюся девушку. Многие родители испытывают стыд от того, что дочь, по их мнению, согрешила против библейских заповедей, касающихся незаконнорожденных детей. Часто такое отношение, не проявляясь в открытую, медленно подтачивает духовный климат семьи. На отца ребенка подобное давление оказывается крайне редко.

В последнее время выявились новые грани проблемы незаконных де

тей. Многие пары живут и растят детей в так называемом гражданском браке, не утруждая себя брачными контрактами и каким бы то ни было узакониванием своих отношений. Любящие друг друга мужчина и женщина заботятся о своей семье. Они убеждены в том, что в основе брака лежит качество отношений. Проблема заключается только в статусе детей. Например, бывали случаи, когда после гибели «незаконного» ребенка некоторые суды отказывали в компенсации не состоящим в браке родителям. И наоборот, у таких детей могут возникнуть проблемы с наследством после внезапной смерти матери или отца, не успевших оставить завещание. В таких случаях суд обычно не заботит, что умерший воспитывал, обеспечивал и любил своих «незаконных» детей и «ненастоящего» супруга. Дискриминация наблюдается даже в системе социального обеспечения, созданной для решения проблем внебрачных детей.

В Швеции понятия «незаконнорожденный» и «внебрачный» ребенок, а также связанные с ними предрассудки давно отмерли, однако в большинстве западных стран ситуация остается прежней. Незамужние матери и их дети находятся под сильным давлением со стороны общества; жестокость сотрудников роддомов, заполняющих свидетельства о рождении; трудности с получением страховки или помощи от общественных организаций; проблемы с получением работы и многое другое.

Отец также может столкнуться с определенными проблемами. В том случае, если не состоящая с ним в браке мать, откажется от ребенка, а отец захочет вырастить его, он может неожиданно обнаружить, что не имеет на то законных прав. Если родители ребенка не состоят в браке, семьей называется пара «мать — ребенок».

Некоторые широко и не очень широко известные женщины открыто заявили о том, что собираются родить ребенка вне брака. Не так давно одна сорокалетняя женщина, психолог по профессии, забеременела при помощи искусственного оплодотворения, проведенного в Нобелевском банке спермы (Калифорния). Работники банка решили, что она замужем, однако она была одинокой и тем не менее публично заявила о том, как счастлива выносить и родить ребенка.

Большинство религиозных консерваторов воспринимают незамужних беременных женщин, мягко говоря, без энтузиазма. Трудно установить, в какой степени то, что говорит Второзаконие о незаконнорожденных детях остается актуальным в современном обществе. Когда мать Тереза работала в Индии, занимаясь проблемами бедных и неприкасаемых и не делая никаких различий между «законными» и «незаконными», церковные иерархи благословили ее деятельность. Но воздержались от каких-либо заявлений, которые могли бы изменить отношение непросвещенного общества к «внебрачным» детям, то есть таким, чьи родители не являются мужем и женой.

Читать еще:  Цветы живые покупать. К чему снится покупать цветы живые

Некоторые считают, что позиция римско-католической церкви в вопросе о расторжении брака породила больше «незаконнорожденных» детей,

чем неженатые родители. Католики, обвенчавшиеся в церкви, а затем прошедшие через процедуру гражданского развода, не могут жениться вновь до тех пор, пока церковь не расторгнет их первый брак. Иными словами, согласно каноническим законам, церковь может объявить тот или иной брак недействительным, если по тем или иным причинам в супружеские отношения муж и жена так и не вступили. Для большинства католиков это означает, что данный брак как бы никогда и не существовал. Как изменяется статус детей от такого аннулированного брака? Если их родители не были женаты «в полном смысле этого слова», являются ли они «незаконными»? В глазах многих — да, и это клеймо невозможно смыть. Тем не менее, если, говоря словами Библии, двое не смогли стать одной плотью, уважительных для церкви причин для расторжения брака стало гораздо больше, так что у тех, кто обращается к иерархам с просьбой о разводе, проблем обычно не возникает. Однако до тех пор, пока римско-католическая церковь публично не прояснит своего отношения к расторгнутым бракам и не признает законности именно развода, а не аннулирования брачного союза, проблема незаконных детей останется весьма болезненной.

родители и дети

РОДИ́ТЕЛИ И ДЕ́ТИ . Традиционное отношение евреев к детям, основы которого были заложены в библейскую эпоху, отражает нормы и представления, характерные для патриархальной семьи. Согласно библейскому предписанию, деторождение — основная цель брака.

Библия видит в детях благословение Божье (Быт. 22:17; 32:13). Продолжение рода было одной из высших ценностей в социальной этике древних израильтян. Бездетность считалась величайшим несчастьем, равносильным смерти (Быт. 30:1; I Сам. 1:10). Дети хранят семейное имя (Чис. 27:4, 8), поэтому цель левиратного брака — сохранить имя человека, умершего бездетным. Если жена была бесплодна, муж брал себе другую; иногда жена отдавала мужу в наложницы свою рабыню, дети которой считались в этом случае детьми госпожи (Быт. 16:2, 3).

Любовь к детям как характерная черта древней израильской цивилизации очень рано столкнулась с распространенным среди народов Ханаана обычаем принесения детей в жертву (см. Жертвоприношение), следы которого сохранились в Библии, где во многих местах сурово осуждаются пережитки этого варварского культа (Быт. 22; II Цар. 21:6; Иер. 7:31; Иех. 23:39; Миха 6:7, см. также Акеда; Ифтах).

Чадолюбие стало одной из наиболее характерных черт еврейской национальной психологии. Забота о детях начиналась с момента их появления на свет: новорожденного купали, обмывали соляным раствором и пеленали (Иех. 16:4). Уход целиком возлагался на мать, которая кормила младенца грудью (Быт. 21:7, I Сам. 1:23). Позднее состоятельные и знатные израильтяне стали прибегать к услугам кормилиц (II Сам. 4:4; II Цар. 11:2; ср. Иех. 2:9). Отлучение от груди происходило сравнительно поздно (II Макк. 7:28) и сопровождалось особыми празднествами (Быт. 21:8; II Сам. 1:24). Имя давалось ребенку тотчас после рождения, в отличие от современного обычая называть мальчика на восьмой день во время обряда обрезания (См. также Имена).

Мальчикам как потенциальным продолжателям рода в семейном праве древних израильтян (как и у многих других народов) оказывалось предпочтение, в частности, в порядке наследования имущества (Чис. 27:8). Особым преимуществом пользовался первенец, который, согласно библейским представлениям, предназначался Богу (Иех. 13:12–15; 22:29); его доля в наследстве вдвое превышала долю остальных сыновей (Втор. 21:17). После смерти отца первенец становился главой семьи, на него возлагалась забота о незамужних сестрах. Особенностью семейного права древних израильтян было предоставление известных прав наследования и женщинам (см. Право наследования).

Первые годы жизни ребенка воспитывала в основном мать (ср. Пр. 1:8). Когда дети становились старше, ответственность за воспитание сына принимал на себя отец (Быт. 18:19; Иех. 12:26–27; 13:8, 14–15; Втор. 6:7); о воспитании дочери до ее замужества продолжала заботиться мать (Миха 7:6). Дети обязаны были почитать обоих родителей (Иех. 20:12; Втор. 5:16; см. Десять заповедей). Недостаточное уважение к родителям пророки (см. Пророки и пророчество) считали признаком разложения общества (Иех. 22:7; Миха 7:6; Пр. 20:20). Почитание родителей проявлялось главным образом в повиновении их воле (Быт. 28:7; Лев. 19:3; Втор. 21:18–21; Пр. 1:8; 30:17). Отец обладал почти неограниченной властью в семье: он мог выдать дочь замуж по своему усмотрению и даже в определенных случаях продать ее в рабство (Иех. 21:7–11, ср. 22:15–16 [в русском переводе 16–17]; Нех. 5:5), имел право отменить обет, данный его незамужней дочерью (Чис. 30:4–6); ему причиталась плата за нанесенный ей ущерб (Иех. 22:15–16 [в русском переводе 16–17]; Втор. 22:28–29). Овдовевшая или разведенная женщина имела право вернуться в дом своего отца (Быт. 38:11, Лев. 22:13; Руфь 1:15). Отец обязан был не допускать блуда дочери (Лев. 19:29).

Положение Десяти заповедей, что дети несут наказание за грехи родителей «до третьего и четвертого рода» (Иех. 20:5; Втор. 5:9), уже в других разделах Библии трактуется как относящееся лишь к тем, которые упорствуют в дурных делах своих родителей, в то время как живущие по законам Торы не отвечают за грехи отцов (ср. Втор. 24:16; Иер. 31:29–30; Иех. 18). За добрые деяния родителей детям воздается «до тысячи поколений» (Иех. 20:6; Втор. 5:10).

В талмудическую эпоху древнее семейное право, основанное на библейских предписаниях, подвергается подробной кодификации и приводится в соответствие с изменившимися нравственными представлениями. Деторождение по-прежнему трактуется как религиозный долг всякого еврея. Человека, отказывающегося вступить в брак и растить детей, рабби Эли‘эзер уподобляет убийце (Тосеф., Иев. 8:4). Согласно Мишне (Иев. 6:6, 61а–64а), заповедь «плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:28) считается выполненной, по школе Хиллела, после рождения хотя бы по одному ребенку каждого пола, а по школе Шаммая (см. Бет-Хиллел и Бет-Шаммай) — после рождения двух мальчиков. Бездетность в течение десяти лет была достаточным основанием для мужа дать жене развод.

Мидрашистская легенда гласит, что в момент рождения ребенка ангел касается его лица, чтобы он забыл небесные видения и мудрость, которой обладал до рождения. Бог поручает детей заботам родителей: на отце лежит обязанность сделать сыну обрезание (в особых случаях обрезание может делать мать, ср. Иех. 4:24–26), совершить выкуп первенца у кохена; он должен дать сыну религиозное образование, научить плавать (Кид. 40а), обучить ремеслу и найти ему невесту. Родителям строго запрещалось оказывать особое предпочтение одному из своих детей (Шаб. 10б).

Библейское законодательство предписывает предавать смерти того, кто проклянет или ударит родителя (Иех. 21:15,17; Лев. 20:9; Втор. 27:16); сын, восставший на родителей, должен быть побит камнями (Втор. 21:18–21). Однако уже в Пятикнижии право наказания преступного сына предоставляется не родителям, а суду (Втор. 21:19). Талмуд, не отменяя прямо права родителей наказывать смертью строптивого сына, обставляет библейский закон такими ограничениями и оговорками, которые делают невозможным его применение (Санх. 71а). Законоучители Талмуда видели в неповиновении детей родителям признак крайнего распада общественных связей, предшествующего приходу Мессии (Сота 49б; Санх. 97а).

Читать еще:  Роль философии обществе философия культура. Гераклит и элеаты

Поскольку в библейском законодательстве не содержится прямых предписаний родителям о содержании детей, законоучители Талмуда считают, что эти обязанности относятся не к сфере права, а к сфере этики. Попытки придать обязанностям родителей силу принудительного закона предпринимались неоднократно, однако, как правило, не получали признания. Синедрион в г. Уша принял постановление о том, что отец обязан содержать сыновей до 13, дочерей — до 12 лет. Поскольку авторитет этого синедриона оспаривался многими раввинами, всеобщее признание получила халаха (см. Галаха), согласно которой закон обязывает отца содержать своих детей до достижения ими шестилетнего возраста; необходимость дальнейшего содержания определяется лишь законом морали, однако отцу настоятельно рекомендуется делать все возможное для удовлетворения нужд своих детей (Кт. 49б, 65б; Ш. Ар., ЭхЭ. 71:1). (В новое время раввинистические авторитеты признали необходимость правовых гарантий, защищающих интересы детей старше шести лет. Это выразилось в постановлении Верховного раввинатского совета Палестины /1944/, которое обязало отца содержать детей обоего пола до достижения ими пятнадцатилетнего возраста при условии, что у них нет иных источников существования.) Согласно талмудическому праву, все приобретения и находки ребенка принадлежат отцу, однако отец не имеет права пользоваться собственным имуществом ребенка. За ущерб, который его дети причиняют другим лицам, отец несет лишь моральную ответственность; она снимается с него, когда девочке исполняется 12 лет и один день, а мальчику — 13 лет и один день (см. Бар-мицва, Бат-мицва). В вопросах владения недвижимостью совершеннолетними признаются люди с 20 лет.

Заповедь «почитай отца твоего и мать твою» (Исх. 20:12) рассматривается в раввинистической литературе как высший долг человека. Соблюдающий эту заповедь получит вознаграждение как в этой жизни, так и в будущей (Пеа 1:1). Законоучители Талмуда приравнивали почитание родителей ( киббуд ав ва-эм ) к почитанию самого Бога (Кид. 30б). Комментируя библейский текст, они говорили, что, поскольку ребенок бессознательно склонен любить свою мать больше, чем отца, Пятикнижие предписывает почитать сначала отца, а затем — мать (Исх. 20:12); в то же время он больше боится отца, чем матери, поэтому Пятикнижие упоминает в этой связи сначала мать, а затем — отца (Лев. 19:3; Кид. 30б–31а).

Законоучители расходились во мнениях по вопросу о том, должен ли сын нести расходы, связанные с соблюдением заповеди почитания родителей. Галаха предлагает компромиссное решение, согласно которому бремя расходов возлагается на сына только в том случае, если отец впал в нужду (Кид. 32а). Особое внимание Талмуд уделяет и форме исполнения заповеди. Сын может не получить свою долю в будущей жизни (см. Олам ха-ба), если самую изысканную пищу предложит отцу нехотя, но может заслужить ее, если почтительно попросит отца выполнить самую тяжелую работу (Кид. 32а; ТИ., Кид. 1:7, 61б). Сын не должен сидеть или стоять на месте, обычно занимаемом родителями, не должен возражать им или поддерживать их оппонентов в ученом споре (Кид. 31б). Отец может освободить сына от обязанностей, возлагаемых на него заповедью (Кид. 32а).

В соблюдении этой заповеди законоучители Талмуда видели главное средство сохранения в чистоте наследия отцов — вечных ценностей еврейской религии, однако Талмуд приводит множество примеров заслуживающего похвалы соблюдения заповеди почитания родителей не только евреями, но и язычниками (Кид. 31а–б). Так, язычник Дама, сын Нетины из Ашкелона, признается примерным сыном, потому что он не пожелал разбудить своего отца и достать лежавший у него под подушкой ключ, хотя это было необходимо для заключения весьма выгодной сделки (Кид. 31а). По преданию, рабби Тарфон склонялся, чтобы дать своей матери возможность, наступив на него, подняться на ложе; рабби Иосеф вставал, заслышав шаги приближавшейся матери, которую он почтительно называл Шхиной (Кид. 31а–б).

Еврейская традиция особо подчеркивает лежащую на родителях обязанность воспитания детей в соблюдении религиозных заповедей и обучения их Торе (см. также Образование еврейское). Здорового сына следует начинать учить Библии с пяти лет, Мишне — с десяти, соблюдению закона — с 13, Гемаре — с 15 лет. Бытовало и другое мнение, что образование ребенка следует начинать с того момента, когда он начинает членораздельно говорить. В средние века первый день посещения ребенком школы отмечался как праздник. Еврейская традиция придавала образованию особое значение, что отразилось в многочисленных произведениях еврейской литературы всех времен о необычайно одаренных детях. В новое время эта традиция выразилась в стремлении евреев дать своим детям образование, обеспечить приобретение ими профессии, гарантирующей достаточно высокий общественный статус; в США и Советском Союзе выросло поколение евреев, подавляющее большинство представителей которого получило высшее или среднее образование.

Хотя несовершеннолетние дети формально освобождены от соблюдения религиозных обязанностей, их приучают к этому с самого раннего возраста. В библейские времена дети принимали участие в религиозных церемониях, в субботний год их приводили в Храм во время чтения царем Второзакония (ср. Втор. 31:10–12). Мишна предлагает постепенно приучать детей к посту в Иом-Киппур (Иома 8:4), а Гемара предписывает отцу приобретать для сына таллит, тфиллин и лулав, как только ребенок становится способен понять их значение (Сук. 42а). Родителям также рекомендуется брать с собой детей в синагогу, где они допускаются к совершению некоторых действий (например, к свертыванию свитка Торы); они участвуют в праздновании Симхат-Тора и пасхального седера (см. также Хаггада пасхальная).

Еврейское право не предусматривает дискриминации в отношении внебрачных детей, в отличие от детей, рожденных от запретных связей (см. Половая жизнь; Мамзер). В Государстве Израиль юридические аспекты отношений между родителями и детьми определяются нормами еврейского права. По израильскому закону отец обязан содержать своих детей до достижения ими 15-летнего (а в особых случаях — 18-летнего) возраста. Родители обязаны обеспечивать детей всем необходимым, заботиться об их воспитании, образовании и приобретении ими профессии. При решении вопроса, с кем из родителей, в случае их развода, останется ребенок, израильское семейное право руководствуется в первую очередь соображениями блага ребенка. Дети обоего пола, не достигшие шестилетнего возраста, обычно остаются с матерью, так же как и девочки старше шести лет, а мальчики старше шести лет — с отцом (это может быть изменено ради блага ребенка). Собственность несовершеннолетнего используется на его нужды только в том случае, если суд признает родителей неспособными обеспечивать ребенка. Приемные дети пользуются теми же правами, что и родные дети. Израильский закон обеспечивает также право престарелых или нетрудоспособных родителей на материальную помощь совершеннолетних детей.

В Государстве Израиль уделяется большое внимание охране здоровья и воспитанию детей. В стране существует широкая сеть разнообразных детских учреждений (см. Государство Израиль. Образование). Имеются сотни дневных дошкольных заведений, обслуживающих десятки тысяч детей в возрасте от 6 месяцев до 4 лет. Районные общественные центры, помимо разнообразной по форме работы с детьми и молодежью, помогают семьям новых репатриантов, детям и молодежи из малообеспеченных семей. Об охране интересов детей, живущих в условиях, которые могут оказать неблагоприятное влияние на их развитие, заботятся специальные учреждения.

Источники:

http://toldot.ru/urava/ask/urava_8669.html
http://tochka.kiev.ua/nezakonnorozhdennye-deti-i-bibliya.html
http://eleven.co.il/judaism/family-life-cycle/13548/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: