Откуда мы знаем об иешуа. Разница между иешуа и иисусом

Разница между Иешуа и Иисусом

В христианском мире с именем Иисуса Христа связывают миссию Сына Божьего, явившегося на землю, чтобы спасти человечество от духовной гибели и указать людям путь к Богу. Однако приверженцы иудаизма, ислама и некоторых современных религиозных течений, возникших на основе христианства, считают, что это имя искажено и неверно отражает изначальный смысл, который заключался в иудейском имени Иешуа.

Определение

Иешуа – распространенное иудейское имя, которым при рождении был наречен Сын Божий, проповедовавший новую христианскую религию и поплатившийся за это жизнью. Имя Иешуа употребляется в древнееврейских первоисточниках, содержащих христианское учение и описание земной жизни Мессии.

Иисус – закрепившаяся в христианстве западного и восточного обрядов греческая интерпретация еврейского имени Иешуа. Имя Иисус в христианской религии известно как один из символов триединого Бога. В этом значении оно получило распространение в европейских языках и утвердилось в форме, отличной от той, в которой употребляется на иврите.

Сравнение

Имя Иешуа в древнееврейском языке имеет значение спаситель, посланный Богом. Оно полностью отвечает цели, с которой, по библейским преданиям, Сын Божий явился людям и прошел свой земной путь.

Описание жизни и деяний Иешуа в евангелийских текстах стало частью Нового Завета, благодаря которому христианское учение приобрело завершенную форму и структурную целостность. Некоторые фрагменты Евангелий были переведены с иврита и арамейского языка, но большая часть текстов создавалась на греческом – самом распространенном языке общения ранних христиан. Этим объясняется изменение звукового состава в имени Иешуа: более удобной в произношении для европейцев оказалась форма Иисус.

Дальнейшие переводы Библии с греческого языка на языки романской и славянской групп сохранили написание Иисус.

В иудаистской и исламской религиозной литературе имя Иешуа осталось без изменений. Миссия этой религиозно-мифологической личности, по убеждениям ортодоксальных иудеев, иная, чем ее воспринимают христиане. Иешуа – пророк, последователь Моисея, несущий людям слово Божие.

В христианстве Иисус – Сын Бога, Спаситель, собственной кровью окупивший грехи рода человеческого.

Образ Иешуа Га-Ноцри. Сравнение с евангельским Иисусом Христом

Иешуа и Мастер, несмотря на то, что по объему занимают немного места в романе, являются центральными героями романа. У них немало общего: один – бродячий философ, не помнящий своих родителей и не имеющий никого на свете; другой — безымянный сотрудник какого-то московского музея, также совершенно одинокий.

Судьбы обоих складываются трагически, и этим они обязаны той истине, которая им открыта: для Иешуа — это идея добра; для Мастера – это та правда о событиях двухтысячелетней давности, которую он «угадал» в своем романе.

Иешуа Га-Ноцри. С религиозной точки зрения образ Иешуа Га-Ноцри является отступлением от христианских канонов, и магистр богословия, кандидат филологических наук М.М. Дунаев об этом пишет: «На древе утраченной истины, утонченного заблуждения созрел и плод под названием “Мастер и Маргарита”, с художественным блеском вольно или невольно – исказивший первооснову [Евангелие. — В.К.], а в результате вышел роман антихристианский, “евангелие от сатаны”, “анти-литургия”» 2 . Однако булгаковский Иешуа — это образ художественный, многомерный, оценка и анализ его возможны с различных точек зрения: религиозной, исторической, психологической, этической, философской, эстетической… Принципиальная многомерность подходов порождает множественность точек зрения, порождает споры о сущности этого персонажа романа.

Для читателя, впервые открывающего роман, имя этого персонажа является загадкой. Что оно означает? «Иешуа (или Иегошуа) — это еврейская форма имени Иисус, что в переводе означает “Бог мое спасение”, или “Спаситель”» 3 . Га-Ноцри в соответствии с распространенным толкованием этого слова переводится как «Назарей; назарянин; из Назарета», то есть родного города Иисуса, где прошли его детские годы (родился Иисус, как известно, в Вифлееме). Но, коль выбрана автором нетрадиционная форма именования персонажа, нетрадиционным с религиозной точки зрения, неканоническим должен быть и сам носитель этого имени. Иешуа — это художественный, неканонический «двойник» Иисуса Христа (Христос в переводе с греческого — «Мессия»).

Нетрадиционность образа Иешуа Га-Ноцри в сравнении с евангельским Иисусом Христом очевидна:

Иешуа у Булгакова – «человек лет двадцати семи». Иисусу Христу, как известно, было тридцать три года во время свершения им жертвенного подвига. Относительно даты рождения Иисуса Христа, действительно, существуют расхождения среди самих церковно служителей: протоиерей Александр Мень, ссылаясь на труды историков, считает, что Христос родился на 6–7 лет раньше его официального рождества, исчисленного в VI веке монахом Дионисием Малым 4 . Этот пример показывает, что М. Булгаков, создавая свой «фантастический роман» (авторское определение жанра), основывался на реальных исторических фактах;

булгаковский Иешуа не помнит своих родителей. Мать и официальный отец Иисуса Христа названы во всех Евангелиях;

Иешуа по крови «кажется, сириец». Еврейское происхождение Иисуса прослежено от Авраама (в Евангелии от Матфея);

Иешуа имеет одного-единственного ученика — Левия Матвея. У Иисуса, как утверждают евангелисты, было двенадцать апостолов;

Иешуа предан Иудой — каким-то едва знакомым молодым человеком, который, однако, не является учеником Иешуа (как в Евангелии Иуда является учеником Иисуса);

Читать еще:  Служба на николая чудотворца. Русские службы рождеству святителя николая

Иуда у Булгакова убит по приказанию Пилата, который хочет хотя бы этим успокоить свою совесть; евангельский Иуда из Кариота повесился;

после смерти Иешуа тело его похищает и предает земле Левий Матвей. В Евангелии — Иосиф из Аримафеи, «ученик Христа, но тайный из страха от иудеев»;

изменен характер проповеди евангельского Иисуса, в романе М. Булгакова оставлено лишь одно нравственное положение «Все люди добрые», к этому, однако, христианское учение не сводится;

оспорено божественное происхождение Евангелий. О записях на пергаменте ученика — Левия Матвея — Иешуа в романе говорит: «Эти добрые люди… ничему не учились и все перепутали, что я говорил. Я вообще начинаю опасаться, что путаница эта будет продолжаться очень долгое время. И все из-за того, что он неверно записывает за мной. Ходит, ходит один с козлиным пергаментом и непрерывно пишет. Но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того, что там записано, я не говорил. Я его умолял: сожги ты Бога ради свой пергамент! Но он вырвал его у меня из рук и убежал»;

не говорится о божественном происхождении Богочеловека и распятии на кресте — искупительной жертве (у Булгакова казнимые «приговорены… к повешению на столбах!»).

Читайте также другие статьи по творчеству М.А. Булгакова и анализу романа «Мастер и Маргарита»:

Иешуа Га-Ноцри. Кто он? Христос или.

«Ничего нельзя понять в романе
Миши, если хоть на минуту
забыть, что он сын профессора
богословия».
(Елена Булгакова, со
слов литературоведа
Мариэтты Чудаковой)

Если провести опрос читателей романа Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита» на тему: кем на ваш взгляд является Иешуа Га-Ноцри, большинство, уверен, ответят: прототипом Иисуса Христа. Кто-то назовёт его Богом; кто-то ангелом, проповедующим учение о спасение души; кто-то простым, не имеющим божественной природы человеком. Но и те, и другие, скорее всего, сойдутся в том, что Га-Ноцри – прообраз того, от кого пошло христианство.
А так ли это?
Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к источникам о житие Иисуса Христа – каноническим Евангелиям, и сравним его с Га-Ноцри. Скажу сразу: я не большой специалист по анализу литературных текстов, но в данном случае не обязательно быть большим специалистом, чтобы усомниться в их идентичности. Да, оба были добрыми, мудрыми, кроткими, оба прощали то, чего люди обычно простить не могли (Лк.23:34), оба были распяты. Но Га-Ноцри хотел всем нравиться, а Христос не хотел и говорил в глаза всё, что думал. Так, у сокровищницы в храме он прилюдно назвал фарисеев детьми дьявола (Ин.8:44), в синагоге её старейшину – лицемером (Лк.13:15), в Кесарии ученика Петра – сатаной (Мф.16:21-23). Учеников ни о чём не умолял, в отличие от Га-Ноцри, умолявшего Матвея сжечь козлиный пергамент с текстами своих речей, – а самим ученикам, за исключением разве то Иуды Ис-кариота, и в голову не приходило ослушаться его. И уж, конечно, совсем нелепо считать Иешуа Га-Ноцри Иисусом Христом после того как первый, отвечая на вопрос Пилата, что такое истина, заявил: «Истина, прежде всего в том, что у тебя болит голова. », что расходится со словами самого Иисуса Христа: «Я – есть путь и истина и жизнь» (Ин.14:6). И ещё. В двадцать девятой главе романа к Воланду с Азазелло в час, когда они рассматривали город с крыши «одного из самых красивых зданий в Москве», явился посланник Га-Ноцри Левий Матвей с просьбой взять Мастера с собой и наградить его покоем. Вроде бы ничего особенного – обычная, вполне реалистичная сцена, если, конечно, позволительно оценивать подобными категориями мистический роман, но стоит только представить на месте Га-Ноцри Христа, как вполне реалистичная сцена превращается в откровенно сюрреалистичную. Только вдумайтесь: Иисус Христос – Бог, сын Бога, обращается с просьбой к своему исконному противнику Сатане! Мало того, что это оскорбительно для христиан, чего Булгаков, несмотря на неоднозначное отношение к религии, вряд ли допустил бы, это противоречит церковным догматам – Бог всемогущ, значит, способен сам решить свои проблемы, но если он не может решить свои проблемы, то он не всемогущ и, стало быть, не бог, а бог весть кто – какой-то наделённый экстрасенсорными способностями сын сирийца из Палестины. И последнее на тему: почему Иешуа Га-Ноцри не является Иисусом Христом. У большинства имён во встроенном романе Мастера есть евангельские прототипы – префект Иудеи Понтий Пилат, Иуда, первосвященник Каиафа, сборщик податей Левий Матфей (Матвей), и события происходят в одном и том же городе (Ершалаим – древнееврейский фонетический вариант произношения Иерусалима). А вот имена главных героев хоть и похожие, но всё же другие: в Новом Завете – Иисус Христос, в романе Мастера – Иешуа Га-Ноцри. Есть между ними и принципиальные различия. Так, у тридцатитрёхлетнего Иисуса Христа было двенадцать последователей-учеников, и распяли его на кресте, а у двадцати-семилетнего Иешуа Га-Ноцри – один-единственный, и распяли его на столбе. Почему? Ответ, на мой взгляд, очевиден ¬– для автора романа Михаила Булгакова Иисус Христос и Иешуа Га-Ноцри – разные люди.
Тогда кто он, Иешуа Га-Ноцри? Человек, не имеющий божественной природы?
Можно было бы согласиться с этим утверждением, если бы не его бурная посмертная деятельность. Вспомним: в шестнадцатой главе он погибает, будучи распятым на столбе, в двадцать девятой воскресает, встречается с Пилатом, запросто обращается к Воланду с просьбой, о которой упоминалось выше. Воланд – непонятно с какой стати – выполняет её, а затем в лучших традициях советских коммуналок собачится с Левием Матвеем так, будто знакомы они, по меньшей мере, две тысячи лет. Всё это, на мой взгляд, мало похоже на деяния человека, не обладающей божественной природой.
Теперь впору задаться другим вопросом: кто придумал роман о Пилате. Мастер? Тогда почему первые его главы озвучил Воланд, только что прибывший в Москву «в час небывало жаркого заката»? Воланд? У него во время первой встречи с Мастером, произошедшей сразу после бала Сатаны в доме по адресу: Большая Садовая, 302-бис, и в мыслях не было приписывать себе его авторство. А тут ещё загадочные слова Мастера, сказанные им после того, как поэт Иван Бездомный пересказал ему первые главы: «О, как я угадал! О, как я всё угадал!» Что он угадал? События в романе, которые сам придумал, или что-то ещё? Да и роман ли это? Сам Мастер называл своё произведение романом, однако его характерными признаками, такими как: разветвлённость сюжета, множественность сюжетных линий, большой временной охват, читателей не побаловал.
Тогда что это, если не роман?
Давайте вспомним, с чего была списана история проповедника, которого по представлению синедриона во главе с первосвященником Каиафой, отправил на казнь римский префект Иудеи Понтий Пилат. С канонических Евангелий. А раз так, то, может, стоит согласиться с некоторыми литературоведами, называющими произведение Мастера Евангелием или, как Т. Поздняева, антиевангелием.
Несколько слов об этом жанре. С греческого языка слово Евангелие переводится как благая весть. В широком смысле слова – весть о наступлении Царства Божия, в узком – весть о рождении, земном служении, смерти, воскресении и вознесении Иисуса Христа. Канонические Евангелия от Матфея, Марка, Луки, Иоанна принято называть богодухов-ными или боговдохновенными, то есть, написанными под воздействием Духа Божьего на дух человеческий. И тут сразу возникают два вопроса: если произведение Мастера действительно Евангелие, кто тот человек, на которого воздействовал дух, и кто тот дух, что водил рукой человека? Мой ответ таков. Если учесть, что ангелов в христианской традиции принято считать существами, лишенными творческого начала, то человеком, на которого воздействовал дух, являлся Мастер, а духом, нашептывающим Мастеру что писать, – падший ангел Воланд. И тут сразу становится понятным: каким образом Мастер «всё угадал», откуда Воланд знал то, что было написано в романе Мастера до знакомства с ним, почему Воланд согласился взять его с собой и наградить покоем.
В связи с этим примечателен один эпизод из тридцать второй главы, где покидающие Москву всадники – Мастер, Маргарита, Воланд со своей свитой стали свидетелями встречи Га-Ноцри с Пилатом.
«. тут Воланд опять повернулся к мастеру и сказал: – «Ну что же, теперь ваш роман вы можете кончить одной фразой!». Мастер как будто бы этого ждал уже, пока стоял неподвижно и смотрел на сидящего прокуратора. Он сложил руки рупором и крикнул так, что эхо запрыгало по безлюдным и безлесым горам: «Свободен! Свободен! Он ждёт тебя!».
Обратите внимание на слова Воланда, обращённые к Мастеру: «. теперь ваш роман вы можете кончить одной фразой», и реакцию Мастера на обращение Воланда: «Мастер как будто бы этого ждал уже».
Итак, мы выяснили: от кого написано Евангелие – от Мастера. Теперь осталось ответить на вопрос: благая весть о чьём земном служении, смерти, воскресении прозвучала на его страницах, и мы, наконец, узнаем, кто он, Иешуа Га-Ноцри.
Для этого обратимся к началу Евангелия от Мастера, а именно, к допросу «странствующего философа» Понтием Пилатом. На обвинение, выдвинутое префектом Иудеи в том, что Га-Ноцри по «свидетельству людей» подговаривал народ разрушить здание храма, арестант, отрицая свою вину, отвечал: «Эти добрые люди, игемон, ничему не учились и всё перепутали, что я говорил. Я вообще начинаю опасаться, что эта путаница будет продолжаться очень долгое время. И все из-за того, что он неверно записывает за мной». Теперь давайте разбираться. То, что Га-Ноцри имел в виду Левия Матвея – прообраз евангелиста Левия Матфея, когда говорил: «он неверно записывает за мной», не подлежит сомнению – Га-Ноцри на допросе Пилата сам назвал его имя. А кого он имел в виду, говоря: «эти добрые люди, игемон, ничему не учились и всё перепутали»? В целом – слушающую толпу, в частности – тех, кто слушали и доносили его речи до других. Отсюда вывод: так как людей, слушающих и доносящих, кроме Левия Матвея в Евангелии от Мастера нет, а сам Мастер выдает Га-Ноцри за Иисуса Христа, речь в этой реплике, судя по всему, идёт о евангелистах – тех, кто слушали и доносили учение Христа до тех, кто слышать его не мог. И тут получается вот что.
Если представить христианство в виде здания, то в основании фундамента этого здания лежит Ветхий Завет (все апостолы вместе с Иисусом Христом были евреями и воспитывались в традициях иудаизма), фундамент состоит из Нового Завета, усиленного четырьмя краеугольными столбами-Евангелиями, надстройка – стены с крышей, из Священного Предания и трудов современных богословов. С виду это здание кажется основательным и прочным, но так кажется лишь до тех пор, пока некто, выдающий себя за Христа, не придёт и не скажет о том, что «добрые люди», создавшие Новозаветные Евангелия, всё перепутали-переврали по причине того, что неправильно записывали за ним. Потом – можно догадаться – придут другие люди, уже не такие добрые, которые скажут: поскольку Христова церковь стоит на четырёх дефектных столбах, всем верующим в целях безопасности следует срочно покинуть её. Спросите: кому и зачем это надо? Моя бабушка, будь она жива, на этот вопрос ответила бы так: «Да поди ж ты антихристу какому, больше нет никому!» И была бы права. Но только не какому-то абстрактному антихристу, а вполне конкретному с прописной буквы «А». Ему это точно надо. Само его имя – Антихрист, что в переводе с греческого языка означает: вместо Христа – лучше всякой декларации о намерениях выражает смысл существования и цель жизни – заменить Бога. Как этого добиться? Можно собрать армию и дать бой войску Иисуса Христа при Армагеддоне, а можно незаметно, тихой сапой вытеснить его образ из массового сознания христиан и самому воцарится в нём. Считаете, это не возможно? Иисус Христос считал: возможно, и предупреждал: «. придут под именем Моим, и будут говорить: «Я Христос». (Мф.24:5), «. восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить» (Мф.24:24), «Я пришёл во имя Отца Моего, и вы не принимаете Меня; а иной придёт во имя своё, его примите» (Ин. 5:43). Можно верить в это предсказание, можно не верить, но если лжехристос и лжепророк всё-таки придут, мы, скорее всего, примем их и не заметим того, как долгое время не замечали, что одну из популярных передач на историческом телеканале «365» «Час истины» предварял эпиграф из уже процитированного евангелия от Мастера: «Эти добрые люди ничему не учились и всё перепутали, что я говорил. Я вообще начинаю опасаться, что эта путаница будет продолжаться очень долгое время. И все из-за того, что он неверно записывает за мной». Вряд ли в руководстве телеканала сидят антихристиане с сатанистами. Нет. Просто никто из них, прельщённых, не увидел в словах Га-Ноцри обмана, а принял на веру, не заметив, как был обманут.
Возможно, именно на это и рассчитывал Воланд, когда за сто тысяч рублей «заказал» Мастеру евангелие о наступлении царства Антихриста. Ведь если подумать: идея возвестить в Москве — Третьем Риме сначала одну «благую весть», за ней, другую, третью, канонизировать лучшие из них на очередном Вселенском соборе, не кажется столь уж немыслимой ни сейчас, ни тем более в двадцатых богоборческих годах, когда Булгаковым задумывался роман «Мастер и Маргарита». Кстати: считается, что Воланд приехал в Москву потому, что она стала безбожной, и покинул, поняв, что его помощь в деле религиозной деградации москвичей не нужна. Может быть. А может быть, он покинул её потому, что для подготовки прихода Антихриста, ему требовались верующие люди, какими москвичи уже не были, в чём Воланд смог удостовериться лично, посетив театр варьете. И то, что он пытался убедить Берлиоза с Иваном Бездомным в существование Иисуса, причём, в существование без всяких доказательств и точек зрения, как нельзя лучше подтверждает эту версию.
Но вернёмся к Га-Ноцри. Признав его Антихристом, можно объяснить: почему у него один последователь, а не двенадцать, как у Иисуса Христа, которому он будет стараться подражать, по какой причине его распяли на столбе, а не на кресте, и с какой стати Воланд согласился уважить просьбу Га-Ноцри дать Мастеру покой. Так вот: у Га-Ноцри во встроенном романе один последователь, так как у Антихриста в Новом Завете тоже один – лже-пророк, которого святой Иреней Лионский назвал «оруженосцем Антихриста»; Антихриста распяли на столбе потому, что быть распятым на кресте, значит, быть приобщённым к Христу, что для него категорически недопустимо; Воланд не мог не выполнить просьбу Га-Ноцри по причине того, что являлся, а точнее сказать: будет являться, или уже является, духовным, а возможно, и кровным отцом Антихриста.
Роман «Мастер и Маргарита» – многослойный роман. Он о любви и предательстве, о писателе и его взаимоотношении с властью. Но это ещё и история о том, как Сатана с помощью Мастера хотел обеспечить приходу Антихриста, как бы сегодня выразились: информационную поддержку, но потерпел фиаско в противодействии с москвичами, испорченными квартирным и другими жизненно важными «вопросами».
И последнее. Я, признаться, и сам не очень верю в то, что Михаил Булгаков списывал своего Иешуа Га-Ноцри с Антихриста. И, тем не менее, – кто знает? – может быть, это как раз тот единственный в истории литературы случай, когда один из персонажей романа использовал ни о чём не подозревающего автора в своих далеких от литературы целях.

Читать еще:  Самые влиятельные символы в истории человечества. Змея: космогоническая символика

Источники:

http://thedifference.ru/chem-ieshua-otlichaetsya-ot-iisusa/
http://licey.net/free/13-literatura_20_veka_analiz_dlya_sochinenii/64-eretiki_v_literature__l_andreev__e_zamyatin__b_pilnyak__m_bulgakov/stages/2905-
http://www.proza.ru/2018/10/05/1433

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector