Отец Арсений Соколов: нас справедливо называют «воскресными христианами. Игумен Арсений — Соколов — Книга пророка Амоса — Введение и комментарий

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

В праздник Собора Пресвятой Богородицы Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Успенском соборе Московского Кремля

В праздник Рождества Христова Предстоятель Русской Церкви совершил великую вечерню в Храме Христа Спасителя

В праздник Рождества Христова состоялся телемост Святейшего Патриарха Кирилла с членами экипажа Международной космической станции

Святейший Патриарх Кирилл посетил Рождественскую елку в Храме Христа Спасителя в Москве

Святейший Патриарх Кирилл: Участие в Литургии изменяет человеческую душу

Архив

Игумен Арсений (Соколов): Традиция и наука должны вступить в диалог

В сентябре 2012 года игумен Арсений (Соколов), настоятель Всехсвятского прихода Московского Патриархата в Лиссабоне (Португалия), защитил на заседании Общецерковного диссертационного совета докторскую диссертацию «Книга пророка Амоса: историко-филологическая, традиционная еврейская и святоотеческая экзегеза». В беседе с корреспондентом портала «Татьянин день» отец Арсений рассказывает о своих исследованиях и об основных задачах современной библеистики.

— Отец Арсений, что для Вас было самым сложным во время подготовки диссертации?

— Сложностей было немало. У настоятеля прихода не так уж много времени для ученых занятий. Исследованиями приходилось заниматься урывками. Португалия, к сожалению, не та страна, где успешно развивается библеистика. Интернет тоже не всегда помогает, поэтому приходилось собирать материал для диссертации в России, Испании, Италии. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить монашескую общину в Бозе (Италия) за возможность неограниченно пользоваться их превосходной библиотекой, в которой хранятся не только книги, но и, что еще важней, огромная подборка библейской и богословской периодики на европейских языках за несколько последних десятилетий. За две тысячи километров часто, конечно, не наездишься, но несколько одно-двухнедельных вылазок в Италию удалось совершить.

Но самой большой трудностью было соединить разные экзегетические традиции — древние и новые, христианские и иудейские, научные и духовные — в единый и, насколько это возможно, органичный комментарий. Ведь простое наполнение комментария цитатами из Таргумов, святых отцов или современных экзегетических монографий было бы делом чисто техническим, не представляющим особой научной ценности. Все-таки библеистика — это не библиография, каталогизирующая то, что сделано до нас. Основные интерпретационные традиции, древние и современные, должны, конечно, учитываться, но в простом знакомстве с ними и простом их цитировании пользы немного. А вот соединение их в общий комментарий может приблизить нас к пониманию пророческой книги. Мы не первые, кто читает Священное Писание. До нас его читали и толковали десятки поколений других верующих. Берущийся за комментирование той или иной библейской книги должен быть знаком со всеми основными интерпретационными традициями древности, а также с основными современными исследованиями. Нет сомнений, прочитать все, что было написано до тебя по той или иной библейской книге или теме, перелопатить все эти сотни и тысячи монографий и статей, написанных на европейских языках, невозможно. Но с основными научными работами знакомиться надо, чтобы не открывать Америки. Обычно общее число таких необходимых комментариев, монографий и статей, которые необходимо прочитать и освоить, — несколько десятков.

Иногда спрашивают: «тебе что, мало святоотеческих толкований? Читай, мотай на ус да транслируй дальше». Но библеистика — это не раздел патрологии и не приложение к ней. Особенно это очевидно, когда дело касается Ветхого Завета. Из множества отцов, оставивших после себя книги толкований на Писание, древнееврейским языком владел один лишь блаженный Иероним. Остальные истолковывали переводы — греческие, латинские, сирийские, которые сами по себе интерпретационны. Да даже если б они и были знакомы с еврейским текстом, проблемы это не снимало бы. Где-где, а в толковании библейских текстов мы не находим никакого consensus patrum. Одни и те же слова одного и того же библейского перевода разные отцы Церкви обычно понимают по-разному. Книга пророка Амоса здесь не исключение. Почти нет стихов и выражений этой книги, которые понимались бы одинаково отцами, толковавшими ее — Ефремом Сириным, Иеронимом Стридонским, Кириллом Александрийским, Феодоритом Кирским и другими. У каждого из отцов свое понимание того или иного места священного текста, и чаще всего это понимание с трудом согласуется или не согласуется вовсе с пониманием этого места другим отцом.

— Почему Вы выбрали именно книгу пророка Амоса? С чем был связан Ваш выбор?

— Хотелось заняться самой первой по времени возникновения пророческой книгой. Амос — хронологически первый письменный пророк (так полагает большинство современных исследователей пророческой литературы, хотя есть и те, кто считает, что книга Осии появилась чуть раньше книги Амоса).

Содержание книги пророка Амоса крайне актуально для современного читателя. Пророк обличает современников во многих преступлениях, из которых главных три: религиозный синкретизм, социальное неравенство и коррумпированность правосудия. Сегодняшнее общество в России, в Европе, да и повсюду ничуть не праведней израильского общества VIII века до Р.Х., когда проповедовал Амос.

Как в диссертации, так и в монографии, которая легла в ее основу (Игумен Арсений (Соколов),«Книга пророка Амоса: введение и комментарий». М.: Изд-во Новоспасского монастыря, 2012), я старался по ходу комментирования перебрасывать мостик к современности и показывать на конкретных примерах, что пророческая весть и сегодня актуальна ничуть не меньше, чем двадцать восемь веков назад. Слово Божие, которое в ней содержится, актуально всегда. Второе послание Петра называет пророческое слово «светильником, сияющим в темном месте» (2 Пет. 1:19).

— Можно ли сказать, что во время подготовки диссертации Вы совершили какие-то открытия для себя лично? Например, что-то стало яснее в книге пророка или открылся какой-то другой интересный факт?

— Вникать в священный текст, в его древние переводы и древние толкования всегда очень интересно. Едва ли не каждый шаг на этом пути приносит много радостных открытий. Через толщу веков прикасаешься к разным традициям интерпретации священных текстов. В этих древних интерпретационных традициях отражена жизнь общин верующих. Как по-разному одно и то же слово Божие формировало эти общины!

— Какие направления в современной библеистике, по Вашему мнению, наиболее перспективны? На какие темы стоит сегодня обратить внимание тем, кто планирует заняться библеистикой?

— Несколько десятилетий назад Библия была открыта как книга. Доминировавший в XIX — первой половине XX века историко-критический метод ее исследования сменился во второй половине XX века литературно-критическим. В этом направлении проводится много интересных исследований, применение методов общего литературоведения к изучению библейских текстов оказалось очень продуктивным.

Чем заняться будущим библеистам? Например, переводом и глубоким изучением Таргумов — арамейской парафразы Священного Писания. К сожалению, на Западе таргумистика развивается слабо, а в России ее почти нет. А жаль, ведь Таргумы для библеистики важны не меньше, чем греческая Септуагинта.

Сегодня в науке очень интенсивно развивается экзегеза библейских текстов, экзегеза древних библейских переводов и экзегеза дошедших до нас традиционных — древнехристианских и древнеиудейских — толкований и комментариев к ним. В то же время среди современных библейских научных комментариев практически не существует таких, которые объединяли бы воедино критический анализ древних традиционных интерпретаций с достижениями современной библеистики. Комплексное комментирование библейских книг на основе соединения древних и современных интерпретационных традиций — это то, чем я занимаюсь в последние годы. Но работы в этой области непомерно много, она не под силу одному или нескольким. Надеюсь, придут новые люди, молодые ученые, аспиранты и докторанты, внимание которых, быть может, будет обращено на намеченное направление исследования.

А вообще, пусть каждый занимается тем, к чему испытывает интерес.

Читать еще:  Боги рима и греции. Боги древнего Рима – кто они

— В отечественной библеистике сегодня существует много проблем. Какие, на Ваш взгляд, наиболее актуальны? И как можно подойти к их решению?

— О процессах, происходящих в отечественной библеистике, пожалуй, лучше расскажут библеисты, живущие в России. Я уже давно живу совсем по другую сторону Пиренеев и не имею того опыта, какой имеют они. Взгляд из португальского далёка неизбежно будет субъективным и отстраненным.

За последние сто лет библеистика на Западе проделала огромный путь. Очень важно, чтобы возрождающаяся отечественная библеистика освоила основные достижения западной науки. В том, что Россия была долгое время выключена из мировой библеистики, есть, как верно замечает в своем «Введении в библейскую экзегетику» Андрей Десницкий, и положительная сторона: мы можем избежать повторения тех ошибок, которые за это время совершили наши западные коллеги.

На каждом из основных европейских языков существуют сегодня десятки библейских переводов, а также комментированных изданий Священного Писания. Например, комментарии очень авторитетной франкоязычной «Иерусалимской Библии» переведены уже на 12 языков! Увы, на русский, украинский и белорусский языки, насколько мне известно, их пока никто не переводит. А жаль, это, на мой взгляд, очень полезный, взвешенный и в то же время насыщенный комментарий.

Огромную работу проделало Российское библейское общество, где под руководством М.Г. Селезнева был реализован проект нового комментированного перевода Ветхого Завета на русский язык. Сегодня мы можем наслаждаться этим коллективным трудом отечественных ученых-библеистов, но, увы, не в полной мере: РБО издает только текст, без комментариев.

Для православных библеистов, конечно, очень важна верность церковной традиции библейской интерпретации. И очень важно, если святоотеческие толкования будут учитываться и входить интегральной частью в современные библейские исследования на русском языке, ведь если не научная, то духовная их составляющая не потеряла и не может потерять своей ценности. Традиция и наука, мне кажется, должны вступить в диалог. Изучая библейский текст, мы не должны забывать как о древних интерпретационных традициях, сохранившихся в древних переводах, толкованиях и комментариях, так и о достижениях современной библеистики. Сбалансированное присутствие этих компонентов поможет православной библеистике быть научной и в то же время оставаться традиционной. Святоотеческие толкования не должны быть, конечно, всего лишь бесплатным довеском в таких научных работах, здесь действительно открывается широкий простор для работы на стыке библеистики и патрологии, и если подойти творчески, то, мне кажется, синтез традиции и науки здесь возможен. Здесь уместно привести недавнее высказывание заведующего кафедрой библеистики Общецерковной аспирантуры и докторантуры, научного консультанта моей диссертации Михаила Георгиевича Селезнева: «Единственный путь к подлинно органическому синтезу святоотеческой экзегезы и современной библеистики заключается в том, чтобы увидеть в библейской экзегезе живую традицию, которая имеет историческое измерение» («Журнал Московской Патриархии», №10, 2012).

Насколько мне известно, сегодня у студентов нашей Церкви нет современного учебника по библейской экзегетике. Однако уже существуют по крайней мере две работы по введению в экзегетику, которые, уверен, могли бы стать такими учебниками. Это двухтомные «Этюды по Ветхому Завету» протоиерея Геннадия Фаста (Красноярск, 2007-2008) и «Введение в библейскую экзегетику» Андрея Десницкого (М., 2011). Готовые учебники на два года обучения! В книге отца Геннадия систематизированы многоуровневые толкования святых отцов на ветхозаветные книги, а в книге Андрея Сергеевича представлена методология и практика современной научной экзегезы. Если две эти книги объединить в единый курс, да еще дополнить святоотеческими «этюдами» по Новому Завету — вот тебе и готовый предмет «библейская экзегетика» для православных учебных заведений. Предмет, охватывающий как историю толкования Священного Писания, так и современную методологию его интерпретации.

— Мне, например, кажется, что очень существенный вопрос — финансирование. То есть, может быть, человек мог бы выучить языки, мог бы читать и анализировать литературу, у него есть для этого талант — но, если он должен обеспечивать себя и свою семью, то просто не сможет полноценно заниматься библеистикой, потому что в какой-то момент сделает выбор в пользу работы, за которую будут платить. Что Вы об этом думаете?

— Бесспорно, служить слову Божию надо бескорыстно, не делая из него, как говорил один древний писатель, ни корону, ни мотыгу. Однако обширных проектов на голом энтузиазме не осуществишь. Скажем, перевод Таргумов или перевод той же «Иерусалимской Библии» потребует больших затрат времени и сил. И если человеку нечем кормить семью, то тут уже, как Вы верно заметили, не до ученых занятий. Если библеистика — общецерковное дело, то и кормиться библеисты должны из общецерковного котла.

— Докторская степень — это очень серьезно. Вы планируете преподавать, передавать свои знания, или дальше заниматься наукой?

— Единогласное одобрение Диссертационным советом работы по книге Амоса означает, что в этом направлении необходимо идти дальше, применяя метод комплексной интерпретации к другим пророческим книгам. Книга Амоса входит в состав единой книги Двенадцати малых пророков. Если буду жив, думаю заняться составлением комментариев и к другим книгам этого корпуса, прежде всего — к книге пророка Осии.

Ну а планировать ничего не планирую, для монаха это бессмысленное занятие. На постоянной основе преподаю, как и прежде, только своим прихожанам — веду приходской библейский кружок. Других предложений пока не поступало.

Отец Арсений Соколов: нас справедливо называют «воскресными христианами. Игумен Арсений — Соколов — Книга пророка Амоса — Введение и комментарий

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 587 619
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 544 926

Игумен Арсений (Соколов)

Книга пророка Амоса. Введение и комментарий

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

Светлой памяти моей матери, рабы Божией Галины

Общецерковная аспирантура и докторантура им. святых Кирилла и Мефодия

Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви

Сердечно благодарю моего духовного отца и наставника протоиерея Геннадия Фаста, вдохновившего меня на написание этой книги и оказавшего ценную помошь в подборе святоотеческих цитат. Благодарю также братьев и сестер монашеской общины в Бозе (Италия) за возможность пользоваться их превосходной библиотекой.

Предисловие ректора общецерковной аспирантуры и докторантуры им. святых Кирилла и Мефолия

Выпускаемая издательством Общецерковной аспирантуры и докторантуры монография профессора кафедры библеистики ОЦАД игумена Арсения (Соколова) «Книга пророка Амоса: введение и комментарий» легла в основу успешно защищенной в 2012 году в Общецерковном диссертационном совете диссертации – первой в истории Русской Православной Церкви докторской диссертации по Священному Писанию Ветхого Завета.

В VIII в. до Рождества Христова устное пророчество становится письменным – в Северном (Израильском) царстве появляются первые пророческие тексты – книги Амоса и Осии. К этому сложному периоду начала формирования пророческой письменности обращается в своем исследовании отец Арсений. В подробном комментарии, представляющем собой пример экзегетического синтеза, масоретский текст книги пророка Амоса, а также ее древние переводы – греческий и арамейский – прочитываются сквозь призму различных интерпретационных традиций, с привлечением последних достижений мировой библейской науки.

«Никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2Пет. 1:21). В божественном происхождении библейских пророчеств – их безусловный авторитет и непреходящее для всех времен и народов значение. Библейские пророчества никогда не потеряют своей актуальности. Что значили эти древние тексты для их читателей на протяжении веков и тысячелетий? Что говорят они нам, современным читателям? На эти вопросы отвечает исследование отца Арсения.

Книга вносит вклад в развитие возрождающейся отечественной библеистики и задает планку для последующих работ подобного рода. Надеюсь, что она станет полезным пособием для преподавателей и студентов церковных учебных заведений, а также для всех, кто стремится исполнить призыв Христа Спасителя исследовать Писания (Ин. 5:39).

Митрополит Волоколамский Иларион, председатель Синодальной Библейско-Богословской комиссии, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. святых Кирилла и Мефодия

Только первые пять книг еврейского канона являются законом, только им усвоено это название – Тора.

Они, и только они получили в ветхозаветной религии нормативный характер, определяя на все века, для всех последующих поколений евреев непреложную норму. Другие разделы еврейской Библии – Пророки и Писания – никогда не считались в ветхозаветном Израиле, да и впоследствии, нормативными. Они являются лишь истолкованием, применением Закона, его актуализацией. Учение пророков, их книги (נביאים) – от Иисуса Навина до Малахии – актуализация Закона для народа, для всей израильской общины; Писания – актуализация Торы для отдельного человека, для личности. Неслучайно пророческие книги начинаются призывом к вождю Израиля Иисусу Навину, и в его лице – ко всему народу: Да не отходит сия книга закона от уст твоих, но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности исполнять все, что в ней написано: тогда ты будешь успешен в путях твоих и будешь поступать благоразумно (Нав 1:8). Первые стихи книги Иисуса Навина (1:1–9) можно считать прологом ко всему разделу Пророков, как ранних (נביאים רשונים), так и поздних (אחרונים נביאים). В свою очередь, первый псалом является введением не только к Псалтири, но ко всему разделу Писаний. Путь праведного человека определяется в нем так: В законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь! (Пс 1:2). Книги пророков напоминают уклонившемуся от закона народу его обязательства по отношению к Богу и Его закону; книги мудрых Израиля показывают, сколь блажен отдельный человек, если он исполняет Закон, и как глуп тот, кто отступает в своей личной жизни от Закона, как гибелен путь такого человека[1].

Читать еще:  Смотреть что такое "рама" в других словарях. Международная федерация йоги патанджали

Только учитывая общебиблейский контекст пророческих книг, их подчиненное по отношению к Закону положение в ветхозаветной религии, можно пытаться адекватно воспринять и осмыслить пророческое слово.

В современной библеистике предпринимаются небезуспешные попытки отказаться от многих химерических построений так называемой историкокритической школы, восходящей к Велльгаузену. Один из тезисов этой, господствовавшей в XIX – пер. пол. XX в. школы заключается в том, что «письменные» пророки якобы противостояли Закону, пытались заменить Закон Моисея своим учением, даже были враждебны Закону. Апологеты этой теории отказывали пророкам в преемственности по отношению к Закону, считали, что пророки со своей «религией сердца» восставали против «религии закона». Однако духовно зрячему человеку не нужно доказывать, что и религия Моисеевых книг – это «религия сердца», а не только «религия закона». Центральное событие всей ветхозаветной истории Израиля – исход из Египта и заключение у Синайской горы завета с Яхве, Который вывел евреев из дома рабства и сделал народом толпу рабов – описано именно в книге Закона. А что такое Синайский завет, как не взаимное – со стороны Бога и со стороны Израиля – обещание любви и верности друг другу? И чем являются события от Исхода до вступления во владение обетованной землей, если не манифестацией этой любви, любви Бога к Своему народу, верности заключенному с этим народом завету, несмотря на неверность израильтян? Вступление Израиля в завет с Богом у горы Синай пророки часто уподобляют браку; обещание народа исполнять условия этого союза-завета – брачным обязательствам; всю историю Израиля – истории любви между Богом и Его народом. Не может быть брака без любви, не может быть завета без участия сердца: И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими (Втор. 6:5). Одна из самых сильных пророческих метафор, изображающих отношения Израиля с Богом такова: Израиль – неверная жена, Бог – оставленный ею и разгневанный Супруг (Ос. 2. Иер. 3). Его ревность вызвана неверностью Израиля, самое отвратительное выражение которой – идолопоклонство. Идолатрия, как она представлена в Библии, – не интеллектуальная ошибка, а измена Богу, предательство Его любви.

Отечественный библеист протоиерей Геннадий Фаст, рассуждая о взаимоотношениях Израиля с Богом в ветхозаветные времена, говорит: «У Яхве нет другого народа, кроме Израиля… так как все остальные еще язычники. У Израиля нет другого Бога, кроме Яхве Единого. Они любят друг друга и на Синае заключили Завет, обручились через Закон. Яхве дал Израилю Свое «обручальное кольцо» – Закон, Израиль отдал Яхве свое – веру и послушание»[2]. «Бог любит Свой народ. Израиль же прекрасен в Боге. Они стремятся друг к другу, и в мессианские времена они навсегда соединятся. А теперь Израиль еще несовершенен, часто теряет Бога или даже вовсе отступает от Него. Тогда и Бог отступает от Израиля, ввергая его в различные бедствия… Но падший Израиль вновь вспоминает Яхве, своего Бога, ищет Его, томится по Нему, и тогда Яхве вновь обращается к Израилю, спешит к нему Своею помощью»[3].

Православная terra incognita: книга игумена Арсения (Соколова) «Книга пророка Амоса. Введение и комментарий»

Читателям предлагается репортаж с презентации книги игумена Арсения (Соколова) «Книга пророка Амоса. Введение и комментарий», прошедшей 25 января 2012 года. Автор публикации, выпущенной издательством Новоспасского монастыря, не только исследует слова пророка, но и показывает их актуальность сегодня.

25 января в Новоспасском мужском монастыре прошла презентация книги игумена Арсения (Соколова) «Книга пророка Амоса. Введение и комментарий», выпущенной издательством Новоспасского монастыря.

Презентация началась со вступительного слова наместника Новоспасского монастыря, викария Святейшего Патриарха Московского и всея Руси епископа Воскресенского Саввы. Он отметил, что выход книги – событие значительное не только для автора, но и для издательства монастыря, который в соответствии с новой программой деятельности будет не только издавать литературу, необходимую для просвещения и катехизации на начальном уровне, не только книги для новоначальных, но и серьезную богословскую литературу. В частности, следующим после книги толкований на пророка Амоса будет подготовлено критическое издание деяний собора 1917–1918 годов: «Думаю, что книга пророка Амоса – благословение этого святого человека на наши дальнейшие труды по подготовке к изданию книги деяний собора 1917–1918 годов».

Автор книги, кандидат богословия игумен Арсений (Соколов), свое выступление начал с краткого экскурса в историю, рассказав о том времени и ситуации, в которой жил и проповедовал пророк Амос: «Северное царство (Израиль) при Иеровоаме II оказалось на вершине своего могущества… Удивительно, что пророчество Амоса о надвигающейся катастрофе прозвучало в то время, когда, казалось бы, ничто ее не предвещало: Египет, Ассирия, Сирия – в тяжелом внутреннем кризисе и, казалось, им уже не возвыситься; Иудея, маленькое и жалкое царство давидидов, покорена и унижена. На всем Ближнем Востоке в этот момент истории не было государства более сильного, чем Израиль царя Иеровоама II». Чем же был вызван гнев Божий? Как отмечает игумен Арсений, книга Амоса дает ответ и на этот вопрос: причины – религиозный синкретизм, рост социального неравенства и коррумпированность правосудия – не могут не привести к гибели Израиля, при всей его временной политической стабильности и при всем его экономическом могуществе. Далее автор исследования остановился подробно на каждом «проблемном» пункте, проведя прямую параллель с нашим временем.

Религиозный синкретизм: «Народу было предложено поклоняться золотым тельцам, служившим теперь не только изображением Ваала, но и кощунственной иконой Яхве: «Вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской»».

В наше же время, отметил игумен Арсений, уровень религиозного синкретизма ничуть не меньше, чем во времена пророка. И не только в России, где бытовая магия – например заговаривание грыж освященной вербой или съедание «поминального блина», лежащего на лице покойника во время отпевания, – процветает, но и за рубежом. Так, например, в Португалии, в месте явления Богородицы в Фатиме, все коммерциализировано, в том числе и формы народного благочестия: во всех ларьках продают сделанные из воска и парафина модели человеческих органов, которые надо купить и бросить в топку возле храма, «и стоит дым до небес, огонь, народ приходит в религиозный восторг и воодушевляется».

Социальная несправедливость: «Пророк резко обличает все социальные язвы своего времени: взяточничество, насилие над попадавшими в ипотечную кабалу бедняками, ростовщичество, спекуляцию и прочие коммерческие обманы. Обличает бесстыдство и религиозное лицемерие тех, которые разбогатели за счет жестокого обращения с ближним. Причиной катастрофы, предвозвещенной Амосом, был не только грех идолопоклонства, но и грех ожесточения к ближнему», – поясняет игумен Арсений, опять же приводя актуальные примеры и из нашего времени: «Португалия – самая на сегодня, наряду с Грецией, бедная страна Европейского союза, где пропасть между богатыми и бедными очень высокая. Теперь, когда у богатых кризис, расплачиваются за него бедные – бедному крестьянину надо урезать пенсию и социальные пособия, надо отнять у младенцев их бесплатное младенческое питание. Думаю, что в России вопрос социальной справедливости стоит не менее остро».

Читать еще:  К чему снится старец в черном одеянии. Сонник, толкование слова старец, мудрец

Коррумпированность правосудия:«Судьи, призванные судить народ по Закону, часто руководствовались собственной корыстью и выносили свои решения не по справедливости, а в пользу богатых беззаконников… Бесспорно, так бывало везде и всегда, во всех обществах. Но так не должно было быть в Израиле, где правовые отношения должны были строиться на основании высоконравственных Синайских заповедей». В качестве примера современной коррумпированности судопроизводства игумен Арсений привел пример с процессом Егора Бычкова, одного из организаторов фонда «Город без наркотиков» в Нижнем Тагиле.

«Судьба каждого настоящего пророка – бороться со своим временем», –процитировав эти слова современного сибирского библеиста диакона Романа Штаудингера, сказанные им применительно к иудейскому пророку Иеремии, игумен Арсений отметил, что они не менее справедливы и по отношению к его далекому израильскому предшественнику – пророку Амосу, «обличителю духовных извращений и социальных неправд своего времени».

Как отметил автор книги, его задачей было не только исследовать слова пророка, но и показать их актуальность сегодня: «Книга не менее актуальна, чем утренние свежие газеты – стоит раскрыть любую газету, интернет-сайт, включить телевизор, и мы увидим и услышим вопли и стоны невинно осужденных, бесправных, бездомных. Я думаю, что так будет всегда. За 28 веков человечество не стало лучше. И христианство не сделало человека лучше. И нам очень важно и нужно читать пророческую весть и актуализировать ее в нашей жизни».

Затем выступил со своим комментарием к труду игумена Арсения его духовный отец и наставник, кандидат богословия протоиерей Геннадий Фаст. В своем слове он рассказал немного об авторе книги: «Отец Арсений в поздний осенний день в октябре 1990 года принял крещение в реке Енисей. О. Арсений – тогда еще совсем юный – проявлял большой интерес к духовным книгам, которые в то время были еще величайшей редкостью. У меня кое-что имелось в наличии. Он приходил ко мне за книгами, и я давал ему 500-страничный том кого-нибудь из святых отцов. Возвращал его он примерно через неделю, и книга была не только прочитана, но и законспектирована, с массой пометок и вопросов. О. Арсений первый среди нас обратился к языку оригинала – начал самостоятельно изучать иврит». Причем изучение иврита происходило… в тюрьме: «Он принял монашество, а в монастырь идти у него особого желания не было. В то время как-то мы пришли в зону строгого режима, он смотрит и говорит задумчиво, мол, вот настоящий мужской монастырь. Через несколько дней у меня сложился план. Я его подозвал и говорю: “О. Арсений, комната свиданий – твоя келья, зэковская трапезная – твоя трапезная, режим строгий, стены непроницаемые, будешь там жить и служить. Господь пришел к нам на землю, вот и ты пойдешь к зэкам”. Несколько дней о. Арсений молчал, потом согласился. Три года он прожил и служил в зоне, и там было начало его научной библеистики, там он начал заниматься ивритом».

О. Геннадий отметил, что книга игумена Арсения написана на современном научном уровне с привлечением всего необходимого аппарата, и это уже вторая его книга – первая была толкованием на Иисуса Навина.

В следующем выступлении зав. кафедрой библеистики ОЦАД к.ф.н. Михаил Георгиевич Селезнев поведал о том, что в настоящее время происходит рост интереса к Библии именно с точки зрения толкований: «За последний год, даже, я бы сказал, последние полгода, вышло или по крайней мере было сдано в печать три подробных историко-филологических комментария к разным библейским книгам. Это примечательно, потому что эти три проекта друг с другом никак не связаны. Один комментарий, который должен со дня на день выйти в издательстве РГГУ, в серии «Orientalia et Classica» – это комментарий Я.Д. Эйделькинда к первым главам Песни Песней, чисто филологический: разбор того, что могло значить то или иное слово, то или иное выражение, тот или иной образ. Совершенно другой характер носит комментарий А.И. Шмаиной-Великановой к книге Руфь, тоже вышедший в РГГУ, но в другой серии. Это не просто историко-филологический комментарий, как в предыдущем случае, а переходящий в комментарий культурологический. Третий комментарий в этом ряду – книга о. Арсения. Но в его работе научно-исследовательский жанр перерастает в другой – причем не культурологический, не религиоведческий, а, я бы сказал, – в пророческий. Амос с его обличениями оказывается не просто героем древней традиции, он оказывается нашим современником». Потому, видимо, и «подчас голос автора книги о пророке приобретает интонации пророка»: «Когда выступления в защиту невинных заведомо безрезультатны, или даже (воспользуемся модным словцом) контрпродуктивны, когда голоса в их поддержку вызывают лишь злобу тех, в чей власти находятся несчастные, стоит ли вообще бунтовать? Не лучше ли помалкивать? Выступления пророков, вся их жизнь и судьба говорят: стоит! Положительный результат действий “алчущих и жаждущих правды” праведников будет явлен, хоть и не вдруг, хоть порой и через поколения. И если так, то “разумность”, “благоразумие” молчащих перед лицом несправедливости имеет здесь скорее отрицательное, нежели положительное значение — это всего лишь их прагматическая осторожность, граничащая с трусостью».

Известный публицист и преподаватель ОЦАД д.ф.н. Андрей Сергеевич Десницкий в своем выступлении коснулся истории своего знакомства в христианской общиной Лиссабона, настоятелем которой является игумен Арсений: «Когда о. Арсений был в Москве, он мне позвонил, зашел в гости, и мы познакомились. Он пригласил меня в Португалию. Я поехал туда и оказался в общине – среди людей, которые друг друга знают, которые живут единой жизнью. И это невероятно радует и невероятно трогает: после воскресной Литургии – все собираются и едут на океан. Так, одна из моих лекций была прочитана на берегу океана. И это здорово – купаться, устраивать пикник, и тут же – говорить о Священном Писании. Как будто переносишься в первые христианские, библейские времена: вот оно – жертвоприношение, трапеза, общение. Видно, что это люди не чужие. Они заботятся друг о друге. Они живут Священным Писанием. На Литургии в храме молитва “Отче наш” читается и поется сразу на нескольких языках. Видно, что для людей это важно. Одно дело – изучать Библию, другое дело – пытаться по ней жить, и не только в индивидуальном порядке, а так, как живет община. Там это есть. И о. Арсений производит впечатление человека, который смотрит и понимает, что и как надо делать. И эта книга – еще один шаг в этом направлении. Очень важно, что это не просто книга – это опыт жизни этой лиссабонской общины».

Заведующий кафедрой библеистики протоиерей Леонид Грилихес отметил, что труд игумена Арсения посвящен достаточно маленькой книге: «Но надо сказать, что сегодня любая, даже самая маленькая библейская книга – больше своего текста. Библейские сюжеты порождают целый ряд художественных произведений, каждая книга представляет собой целый мир, и мне кажется, что ценность книги игумена Арсения заключается в том, что он пытается прочитать книгу, не ограничиваясь ее текстом, он пытается увидеть не только то, что написано, а то, как эта книга прозвучала в веках».

Затем, отвечая на вопросы слушателей, о. Арсений рассказал, что следующей книгой, которую он планирует писать, будет комментарий на книгу пророка Осии. И поясняя свой интерес именно к ветхозаветным книгам, добавил: «Что касается комментариев к Новому завету – их сегодня выходит достаточно много, а вот пророки являются в современной церкви такой terra incognita, о которой мало кто знает. И это при том, что они не менее актуальны, чем Евангелие».

Источники:

http://www.patriarchia.ru/db/text/2535481.html
http://www.litmir.me/br/?b=615445&p=1
http://www.pravmir.ru/pravoslavnaya-terra-incognita-kniga-igumena-arseniya-sokolova-kniga-proroka-amosa-vvedenie-i-kommentarij/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector