Неопозитивизм в философии. Современная философия

СОВРЕМЕННАЯ ФИЛОСОФИЯ

После изучения данной главы студент должен:

знать

  • • основные особенности развития современной философии;
  • • основных представителей современной философии;
  • • проблематику современной философии и ее категории;

уметь

  • • выделять то общее, что характерно для всех современных философов;
  • • характеризовать философские идеи основных направлений современной философии;
  • • сравнивать разные направления в современной философии;

владеть

  • • навыками сравнительного анализа разных направлений в философии;
  • • умением вести дискуссию по проблемам современной философии;
  • • способностью критически оценивать конкретные философские идеи и концепции.

Неопозитивизм

Неопозитивизм, или логический позитивизм (логический эмпиризм), – одно из основных направлений философии первой половины XX в., соединяющее основные установки позитивистской философии с широким использованием технического аппарата современной (математической, символической) логики.

Становление неопозитивизма. Основные идеи неопозитивизма были сформулированы в середине 20-х гг. прошлого века философами, входившими в так называемый “Венский кружок”. Они опирались, прежде всего, на идеи Л. Витгенштейна (1889–1951), изложенные в его “Логико-философском трактате”.

Согласно Витгенштейну, мир устроен так же, как язык современной классической логики, сложившейся в конце XIX – начале XX вв. Мир – это совокупность фактов, а не вещей. Отдельные атомарные факты могут объединяться в более сложные молекулярные факты. Атомарные факты независимы один от другого. Любой факт может иметь место или не иметь места, а все остальное останется тем же самым. Атомарные факты никак не связаны друг с другом, поэтому в мире нет не только каких-либо закономерных связей, но даже причинной связи. Вера в такую связь – предрассудок. Наука представляет собой комбинацию предложений, отображающих факты и их различные сочетания. Все, что претендует на выход из одномерного мира фактов, что затрагивает связи и тем более какие-то сущности, должно быть исключено из науки как не имеющее смысла. Именно для очищения науки от бессмысленных предложений (о связях фактов, сущностях, законах, причинах и т.д.) требуется логический анализ языка науки. Именно это должно стать главной задачей философов.

Атомарные факты Витгенштейна неопозитивисты заменили чувственными переживаниями субъекта и комбинациями этих чувственных переживаний. Мир оказался калейдоскопом чувственных впечатлений.

Так как всяким знанием считаются только чувственные впечатления, центральным в неопозитивизме становится принцип верифицируемости: всякое подлинно научное и осмысленное предложение должно быть сводимо к предложениям, выражающим то, что дано в чувственном восприятии. Если положение нельзя свести к высказываниям о чувственно воспринимаемом, то это положение лежит вне пауки. Более того, согласно неопозитивистам, такое положение попросту бессмысленно.

Предложения, выражающие чувственные переживания субъекта, неопозитивисты называют протокольными предложениями. Истинность таких предложений, выражающих то или иное переживание, должна быть несомненной для субъекта. Система протокольных предложений образует твердый базис науки. Гарантией истинности всего научного знания является сводимость всех остальных научных предложений к протокольным.

Задачу описания принципов сведения всякого научного положения к протокольному неопозитивистам так и не удалось решить. Осталось неясным, как вообще можно свести всякое положение к утверждению о чувственном опыте.

Отрицание развития. Неопозитивизм отрицает какое бы то ни было развитие в мире. Развитие предполагает взаимосвязь и взаимодействие фактов. Но мир представляет собой совокупность чувственных переживаний или лишенных связей фактов. Поэтому в нем не может быть развития. Все изменения, происходящие в мире, сводятся к перекомбинациям фактов или ощущений. Ни одна комбинация не порождает другую, они только следуют во времени друг за другом.

Нет развития и в самом познании мира. Рост знаний о мире – это только добавление все новых фактов. Имеющееся знание никогда не претерпевает никаких потрясений. Неопозитивизм доводит до предела характерный для стиля мышления Нового времени кумулятивизм в трактовке развития знания. Его развитие напоминает процесс такого строительства здания, когда к тому, что уже сделано, поочередно добавляются все новые и новые кирпичи (факты), но сделанное никогда уже не перестраивается. Понятие научной революции, ведущей к коренной ломке когда-то созданной теории, совершенно чуждо для неопозитивизма.

Оценки в познании. Одной из важных ошибок неопозитивистов является сведение всех употреблений языка к описаниям. Тем самым отрицается возможность использовать в процессе познания и в изложении его результатов оценок и их частного случая – норм, т.е. утверждений со связкой не “есть”, а “должно быть”. Отказ от оценок приводит к тому, что неопозитивисты почти не занимаются социальными и гуманитарными науками, невозможными без оценок. Эти науки считаются еще незрелыми, не дотягивающими до уровня естественных наук, и в особенности до идеала каждой науки – физики.

Неопозитивисты подхватили выдвинутый еще в начале XX в. тезис “свобода от ценностей”. Ценностные суждения, писал, в частности, Р. Карнап, являются не более чем приказами, принимающими грамматическую форму, вводящую нас в заблуждение. Они не являются ни истинными, ни ложными. Они ничего не утверждают, и их невозможно ни доказать, ни опровергнуть. Как таковые ценностные суждения не имеют никакого отношения к научному познанию.

Жесткий отказ от ценностей в научном познании и, прежде всего, в социальных науках является, однако, крайней позицией. Он плохо согласуется с реальной практикой науки, и в особенности с практикой социальных и гуманитарных наук, всегда опирающихся на определенные ценности и стремящихся каким-то образом обосновать их.

Читать еще:  Врач философ эпохи парацельс кратко. Вклад в токсикологию

Интересно отметить, что в то время как неопозитивисты настаивали на устранении ценностей не только из естественных, но даже из социальных и гуманитарных наук, сами представители естествознания, не колеблясь, признавали важную роль ценностей даже в физическом знании. Так, физик М. Планк считал поразительным тот факт, что понятие ценности совершенно не употребляется в методологии науки: “Значение физической идеи только при учете ее ценности может быть полностью исчерпано”. Физик В. Гейзенберг говорил, что не видит, чтобы в той части современного мира, в которой, как кажется, совершаются наиболее сильные движения, а именно в естествознании, движение уводило прочь от идей и ценностей. Напротив, это истолкование через идеи и ценности практикуется с большей интенсивностью, только в каком-то более глубоком слое.

Отказ неопозитивистов использовать оценки в научном познании непосредственно связан с идеей физикализма, одной из центральных в неопозитивизме: идеалом каждой науки является физика; нужно стремиться к тому, чтобы любая наука, в том числе и социальная, стала похожа на физику. Эта идея перекрывала неопозитивизму дорогу для сколько-нибудь глубокого исследования общества и человека.

Отрицание традиционной философии. Витгенштейн заявлял, что пришел к окончательному решению вопроса о возможности философии, после чего ее существование должно прекратиться раз и навсегда. Ключ к этому решению находится в языке. Философия возникла вследствие путаницы в значениях языковых выражений, а сама эта путаница – результат сочетания слов из несопоставимых категорий. Например, вопрос “В чем цель жизни?” вообще не имеет смысла, поскольку слова “цель” и “жизнь” относятся к несопоставимым категориям. То, что именуется философией, – всего лишь результат ошибок в использовании языка. Если распутать переполняющие философию языковые клубки, ошибки исчезнут сами собой. То, что останется от философии, будет всего лишь “языковой терапией”.

Идея о замене философии анализом языка является одним из основных положений неопозитивизма. Он отрицает традиционную философию, поскольку она всегда стремится сказать что-то о том, что лежит за ощущениями, старается вырваться из узкого круга субъективных переживаний. Либо не существует мира вне чувственных переживаний, либо о нем ничего нельзя сказать. В обоих случаях философия оказывается ненужной. Единственное, в чем она может быть хоть сколько-нибудь полезна, так это в анализе научных предложений и в разработке способов их сведения к протокольным предложениям. Поэтому философия отождествляется с логическим анализом языка.

Уже в 50-е гг. прошлого века обнаружила свою несостоятельность неопозитивистская идея сведения научного знания к протокольным предложениям. Исследование реальной истории научного познания показало искусственность неопозитивистской модели развития научного знания.

Проблемы и трудности, возникшие при разработке неопозитивистской философии, оказались непреодолимыми. К началу 60-х гг. прошлого века эта философия растеряла всех своих сторонников. Тем полезным, что осталось от неопозитивизма, оказались только стремление к ясности, точности, обоснованности философских положений и отказ от туманных рассуждений, не имеющих сколько-нибудь убедительных оснований.

НЕОПОЗИТИВИЗМ

НЕОПОЗИТИВИЗМ – одно из основных направлений западной философии 20 в. Неопозитивизм возник и развивался как философское течение, претендующее на анализ и решение актуальных философско-методологических проблем, выдвинутых развитием науки, в частности отношений философии и науки в условиях дискредитации традиционной спекулятивной философии, роли знаково-символических средств научного мышления, отношения теоретического аппарата и эмпирического оазиса науки, природы и функции математизации и формализации знания и пр. Эта ориентация на философско-методологические проблемы науки сделала неопозитивизм наиболее влиятельным течением современной западной философии науки, хотя уже в 1930–40-х гг. (и особенно с 1950-х гг.) отчетливо начинает осознаваться несостоятельность его исходных установок. В то же время в работах видных представителей неопозитивизма эти установки тесно были переплетены с конкретным научным содержанием, и многие из этих представителей имеют серьезные заслуги в разработке современной формальной логики, семиотики, методологии и истории науки.

Являясь современной формой позитивизма [ПОЗИТИВИЗМ], неопозитивизм разделяет его исходные философско-мировоззренческие принципы – прежде всего идею отрицания возможности философии как теоретического познания, рассматривающего коренные проблемы миропонимания и выполняющего в системе культуры особые функции, не осуществляемые специально-научным знанием. Принципиально противопоставляя науку философии, неопозитивизм считает, что единственно возможным знанием является только специально-научное знание. Т.о., неопозитивизм выступает как наиболее радикальная и последовательно обоснованная форма сциентизма [СЦИЕНТИЗМ]в философии 20 в. Это предопределило в значительной мере симпатии к неопозитивизму широких кругов научно-технической интеллигенции в 1920–30-х гг., в период его возникновения и распространения. Однако эта же узкосциентистская его направленность стала стимулом разочарования в неопозитивизме после 2-й мировой войны, когда на авансцену выдвинулись философские течения, отвечающие на глубинные экзистенциальные проблемы современности, и когда начинается критика сциентистского культа науки. Вместе с тем неопозитивизм является своеобразным этапом в эволюции позитивизма и сциентизма. Так, он сводит задачи философии не к суммированию или систематизации специально-научного знания, как это делал классический позитивизм 19 в., а к разработке методов анализа знания. В этой позиции проявляется, с одной стороны, бóльший радикализм неопозитивизма по сравнению с классическим позитивизмом в отказе от традиционных способов философского мышления, с другой стороны – определенная реакция на реальные запросы современного теоретического мышления. При этом в отличие от предшествующих ему направлений позитивизма, в частности махизма, также претендовавших на исследование научного знания, но ориентировавшихся на психологию научного мышления и историю науки, неопозитивизм пытается осуществлять анализ знания через возможности выражения его в языке, привлекая методы современной логики и семиотики. Это обращение к анализу языка находит также выражение и в особенностях критики «метафизики» в неопозитивизме, когда последняя рассматривается не просто как ложное учение (как это делал классический позитивизм), а как в принципе невозможное и лишенное смысла с точки зрения логических норм языка. Причем источники этой бессмысленной «метафизики» усматриваются в дезориентирующем воздействии языка на мысль. Все это позволяет говорить о неопозитивизме как о своеобразной логико-лингвистической форме позитивизма, где той данностью, выход за пределы которой объявлялся неправомерной «метафизикой», выступают уже не т.н. позитивные факты или чувственно данные, а языковые формы. Тем самым неопозитивизм тесно сближается с аналитической философией [АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ], в качестве разновидности которой он начинает рассматриваться в поздние годы своего существования.

Читать еще:  Католический собор непорочного зачатия девы марии. Мой личный фотоблог

Впервые идеи неопозитивизма получили четкое выражение в деятельности так называемого Венского кружка [ВЕНСКИЙ КРУЖОК], на основе которого сложилось течение логического позитивизма [ЛОГИЧЕСКИЙ ПОЗИТИВИЗМ]. Именно в логическом позитивизме с наибольшей последовательностью и четкостью были сформулированы основные идеи неопозитивистской философии науки, завоевавшие в 1930– 40-х гг. значительную популярность в кругах западной научной интеллигенции. Эти и близкие к ним взгляды составили основу того идейного и научно-организационного единства неопозитивизма, которое сложилось в 1930-х гг. и к которому помимо логических позитивистов примыкали ряд американских представителей философии науки позитивистско-прагматистского направления (Моррис, Бриджемен, Маргенау и др.), логической львовско-варшавской школы (А.Тарский, К.Айдукевич), упсальской школы в Швеции, мюнстерской логической группы в Германии и т.д. Идеи неопозитивизма получают распространение и в западной социологии (т.н. социологический позитивизм Лазарсфельда и др.). В этот период регулярно созывается ряд международных конгрессов по философии науки, на которых осуществляется широкая пропаганда идей неопозитивизма. Неопозитивизм оказывает заметное идейное воздействие на научное сообщество в целом, под его влиянием складывается ряд позитивистских концепций в истолковании открытий современной науки.

Популярность неопозитивизма в широких кругах научной интеллигенции Запада определялась в основном тем, что он создавал видимость простого, четкого, связанного с применением современных научных методов решения сложных и актуальных философско-методологических проблем. Однако именно примитивизм и прямолинейность неизбежно должны были привести и действительно привели неопозитивизм к дискредитации и глубокому кризису. Уже в 1950-х гг. достаточно ясно обнаружилось, что «революция в философии», провозглашенная неопозитивизмом, не оправдывает тех надежд, которые на нее возлагались. Классические проблемы, преодоление и снятие которых обещал неопозитивизм, воспроизводились в новой форме в ходе его собственной эволюции. С нач. 1950-х гг. все более четко выявляется несостоятельность т.н. стандартной концепции анализа науки, выдвинутая логическим позитивизмом (см. Логический эмпиризм [ЛОГИЧЕСКИЙ ЭМПИРИЗМ]) и проводится резкая критика этой концепции со стороны представителей философии науки иной ориентации. Неопозитивизм, т.о., теряет свои позиции в методологии науки, разработка которой традиционно со времен Венского кружка была основным источником авторитета.

В западной философии науки в 1960–70-х гг. развивается течение, т.н. постпозитивизм, которое, сохраняя определенную связь с общими идейно-мировоззренческими установками неопозитивизма, в то же время выступает против неопозитивистской интерпретации задач методологического анализа науки (Кун, Лакатос, Фейерабенд, Тулмин и др.). Сторонники этого течения, в частности, отвергают абсолютизацию методов логической формализации, подчеркивают, в противоположность неопозитивизму, значение исследования истории науки для ее методологии, познавательную значимость «метафизики» в развитии науки и пр. Это течение в значительной мере находится под влиянием идей Поппера, который еще с сер. 1930-х гг. выступил со своей концепцией философии науки, во многом близкой к неопозитивизму, но составившей ему эффективную конкуренцию в период ослабления его влияния. Предметом сильной критики становится также радикальный сциентизм неопозитивизма, игнорирование им роли различных форм вненаучного сознания, в том числе значимости их и для самой науки. В связи с этим в контексте аналитической философии, выдвигавшей в качестве основной задачи философии анализ языка, на первый план выдвигается течение английских аналитиков (т.н. философия лингвистического анализа), последователей Дж. Мура (а впоследствии и позднего Л.Витгенштейна), которые разделяли принципиальную антиметафическую направленность неопозитивизма, но делали предметом своего исследования прежде естественный язык.

Принципиальная позиция отстранения от жизненно важных мировоззренческих, социальных и идеологических проблем современности, волнующих человечество, обосновываемая концепцией деидеологизации философии, сциентистская ограниченность, уход в сферу частных проблем логики и методологии науки – все это вызывало падение популярности неопозитивизма, сопровождаемое относительным увеличением влияния антипозитивистских течений в западной философии (экзистенциализм, философская антропология, неотомизм). Основная тенденция эволюции неопозитивизма в этих условиях состояла в попытках либерализации своей позиции, отказе от широковещательных программ. Со 2-й пол. 1950-х гг. неопозитивизм перестает существовать как философское течение. Неопозитивистская «революция в философии» пришла, т.о., к своему печальному финалу, что было предопределено несостоятельностью ее исходных установок как в отношении философского сознания, так и в отношении природы самой науки. Вместе с тем было бы неверно игнорировать историческую значимость неопозитивизма, который стимулировал внимание к проблеме критериев рационального мышления, применения научных методов исследования в философии, не говоря уже о заслугах его представителей в разработке теории современной логики и специальных вопросов методологии науки.

Литература:

1. Франк Ф. Философия науки. М., 1961;

2. Хилл Т. Современные теории познания. М., 1965;

3. Швырев В.С. Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснования науки. М., 1966;

Читать еще:  Происхождение и значение имени елизавета. Что значит имя елизавета

4. Козлова М.С. Философия и язык. М., 1972.

Неопозитивизм – современная философия

Логический атомизм как исток неопозитивизма

Логический атомизм как философское направление возник в 20-е годы в Великобритании и разрабатывался Б. Расселом и Л. Витгенштейном.

Центральной идеей логического атомизма было перенесение законов математической логики на язык философии, с целью создать идеальный язык и очистить философскую науку от всего ненаучного.

Рассел, как основоположник логического атомизма критиковал современную ему философию за излишнюю метафизичность, неспособность адекватно отразить научную картину мира, дать адекватный прогноз ее развития, за смешение научных и ненаучных представлений.

Причина столь бедственного положения философии с точки зрения Рассела находится в самом языке философии, а точнее его несовершенстве. В определенной степени Рассел продолжает линию, намеченную еще классиком английской философии Ф. Бэконом, который ратовал за предельную точность и простоту формулировок, отказа от обыденных значений, лишних понятий. Б. Рассел идет дальше, он выдвигает требование отказаться от любых многозначных и двояких понятий чье содержание не подкреплено фактами и не может быть истолковано однозначно.

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Б. Рассел, а вслед за ним и Л. Витгенштейн начинают разработку идеального, атомарного языка, в котором главную роль играют атомы – отдельные слова, понятия, простые предложения, отражающие существование конкретного факта. Основными положениями, определяющими как структуру, так и систему взаимоотношений логического языка с наукой, являются:

  • в основе любого предложения, лежит атомарное предложение;
  • истинность предложения есть функция истинности его атомарных составляющих, а не связей и отношений;
  • атомарные предложения независимы и не связаны друг с другом;
  • мысль выражается только в осмысленном предложении.

Вместе с тем идея построения логически совершенного языка достаточно быстро терпит крушение, поскольку сама по себе не совместима с реальностью, однако многие положения логического атомизма вызывают живой интерес среди членов, так называемого «Венского кружка», в рамках которого уже формируется непозитивизм.

Центральной темой дискуссий кружка, в который в разные годы входят Л. Витгенштейн, К. Поппер, А. Тарский, Р. Карнап, Г. Фреге, становится демаркация науки и философии, т.е. разработка надежной методологии, позволяющей отделить научное содержание философии от ненаучного, а также проверить на прочность сами научные теории.

Задай вопрос специалистам и получи
ответ уже через 15 минут!

В рамках кружка был разработан принцип верификации, согласно которому любое теоретическое знание должно быть проверено на основании его сопоставлении с эмпирическими данными. Здесь наиболее сильно проявляют себя принципы логического атомизма, ведь верификация строится на собирании множества атомарных утверждений эквивалентных фактам, на основании которых уже производятся индуктивные выводы. Вместе с тем сам принцип верификации не может быть обоснован таким образом, в следствии чего с точки зрения неопозитивзма не является научным.

Концепция парадигм Томаса Куна

Альтернативой идее демаркации науки, ее верификации и фальсификации выступила концепция парадигм, предложенная Т. Куном, американским физиком и философом. Кун не дает четкого определения понятию парадигма, однако обозначил его содержание. Под парадигмой можно понимать определенную картину природы, мира, которая является самоочевидной и общепринятой на данный момент (например, парадигма божественного происхождения мира средневековья, механистическая парадигма нового времени, электромагнитная парадигма девятнадцатого века и т.д.), которая задает определенный круг проблем и вопросов.

Т. Кун обозначал основные научные задачи, возникающие в парадигме термином «головоломки». Пока ученые успешно решают «головоломки», происходит нормальное развитие науки, парадигма растет. Однако наступает момент, когда прибыток эмпирического знания становится слишком мал, а ученые натыкаются на все большее число аномалий, выходящих за рамки парадигмы. В этот кризисный момент происходит научная революция и смена парадигмы на более новую и адекватную реалиям.

Методология исследовательских программ И. Лакатоса

Вершиной развития теорий верификации и фальсификации стала методология, предложенная Имре Лакатосом, названная исследовательской программой. Центральным понятием методологии является определенная совокупность научных теорий и концепций которые связаны между собой методологической общностью и проходят проверку на научность/ненаучность собственных положений. Эта совокупность и называется исследовательской программой, которая содержит в себе два принципиальных элемента:

  • жесткое ядро, под которым понимается совокупность постулатов и основных теоретических положений программы;
  • защитный пояс, как ряд вспомогательных гипотез уточняющих, поддерживающих, и выходящих из постулатов жесткого ядра.

Именно на защитный пояс направлены основные усилия верификации программы Лакатоса. Защитный пояс должен модернизироваться, приспосабливаться под требования науки, и даже при необходимости выстраиваться заново. Его динамика управляется двумя принципами – положительной и отрицательной эвристикой, т.е. правилами, указывающими направления исследований, либо напротив направления в которых эти исследования проводиться недолжны.

Позднее Лакатос ассоциирует положительную эвристику с самим защитным поясом, рассматривая ее как методологию выдвижения вспомогательных гипотез, направленных на отражение критики и предвосхищение возможных аномалий, превращение последних в новые факты подкрепляющие жесткое ядро программы. В способности осуществлять подобные исследования Лакатос выделяет две тенденции развития исследовательских программ – прогрессивную и регрессивную. Прогрессивная тенденция обеспечивает постоянный прирост эмпирического знания и эффективно предугадывает аномалии, в то время как регрессивная не приносит новой эмпирики и объясняет возникающие факты с большим опозданием.

Так и не нашли ответ
на свой вопрос?

Просто напиши с чем тебе
нужна помощь

Источники:

http://studme.org/1755070726756/filosofiya/sovremennaya_filosofiya
http://gufo.me/dict/philosophy_encyclopedia/%D0%9D%D0%95%D0%9E%D0%9F%D0%9E%D0%97%D0%98%D0%A2%D0%98%D0%92%D0%98%D0%97%D0%9C
http://spravochnick.ru/filosofiya/sovremennaya_filosofiya/neopozitivizm_-_sovremennaya_filosofiya/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: