Лавров п л краткая биография. Классики русской социологии

Лавров, Пётр Лаврович

25 января (6 февраля) 1900 ( 1900-02-06 ) (76 лет)

Содержание

Биография

По происхождению дворянин. Отец, Лавр Степанович, — участник Отечественной войны 1812 года, личный друг А. А. Аракчеева, полковник артиллерии в отставке. Мать (урождённая Гандвиг) — из обрусевшего шведского рода. Получил хорошее домашнее образование, с детства владел французским и немецким языками (в кругу его чтения — книги из французской библиотеки отца). В 1837 поступил в артиллерийское училище в Петербурге (1837—1842 гг), где считался лучшим учеником М. Остроградского, академика военных наук. После окончания училища в 1842 был оставлен при нем репетитором . Самостоятельно изучал литературу по общественным наукам, в частности познакомился с произведениями социалистов-утопистов, писал стихи и проявил исключительные способности к математике и тягу к знаниям в целом, без которых

В 1844 году, после окончания высших офицерских классов, оставлен при училище репетитором математических наук, что положило начало его военно-преподавательской карьере — в Петербургской Михайловской артиллерийской академии (с 1858 — полковник и профессор математики), в Константиновском военном училище (с 1860 наставник-наблюдатель). Во время Крымской войны находился под Нарвой, хотя, как писал в автобиографии (от третьего лица), «ни в каких военных действиях ему участвовать не случилось» [1] . В 1847 г. Лавров женился на слывшей красавицей вдове с двумя детьми, титулярной советнице А. Х. Ловейко (урождённой Капгер; немке по происхождению), что лишило его материальной поддержки со стороны отца. Необходимость содержать большую семью (у Лаврова только своих было четверо детей) и острая нехватка жалованья заставляют его писать специальные статьи для «Артиллерийского журнала» и подрабатывать репетиторством. После смерти отца (1852) и старшего брата Михаила жизнь в материальном плане становится более обеспеченной.

Лавров изучал новейшую европейскую философию, публиковал свои стихи у А. И. Герцена в сборнике «Голоса из России», участвовал в работе над «Энциклопедическим словарем», много печатался по широкому кругу вопросов: философии, социологии, истории общественной мысли, проблемам общественной нравственности, искусства, литературы, народного образования.

В 1860 году вышла в свет его первая книга «Очерки вопросов практической философии». Лавров полагал, что нравственная личность неизбежно вступает в конфликт с несправедливым обществом. Идеальным обществом по отношению к личности может быть строй, основанный на добровольном союзе свободных и нравственных людей.

В 1860-х гг. принимал деятельное участие в литературе и общественной работе и в студенческом движении, сблизился с Н. Г. Чернышевским, входил в состав первой «Земли и воли». После покушения Д. В. Каракозова на Александра II был арестован, признан виновным в «распространении вредных идей», «сочувствии и близости к людям, известным правительству своим вредным направлением» (Чернышевскому, Михайлову и профессору П. В. Павлову), и в январе 1867 приговорен к ссылке в Вологодскую губернию (Тотьма, Вологда, Кадников), где жил с 1867 по 1870 (см. [2] . В Тотьме он познакомился с А. П. Чаплицкой, полькой по национальности, арестованной за участие в Польском восстании 1863-64, ставшей его гражданской женой (ум. в 1872).

В ссылке Лавровым было написано самое известное его произведение — «Исторические письма». В «Исторических письмах» содержался призыв к «критически мыслящим» и «энергически стремящимся к правде лично­стям», прежде всего молодым, проснуться, понять задачи исторического момента, потребности народа, помочь ему осознать свою силу и вместе с ним приступить к творению истории, к борьбе против старого мира, погрязшего во лжи и несправед­ливости. «Исторические письма», будучи социально-политическим произве­дением, вышли, когда революционная интеллигенция, особенно мо­лодежь, искала новые возможности приложения своих сил для уча­стия в освобождении народа: надежды Н. Г. Чернышевского на на­родное восстание после отмены крепостного права не оправда­лись; «теория реализма» Д. И. Писарева с ее культом естествозна­ния не обещала скорых результатов; заговорщическая деятельность «Народной расправы» С. Г. Нечаева была использована правитель­ством для дискредитации «ни­гилистов». Поэтому в обстановке конца 1860-х — начала 1870-х гг. это произведение Лаврова стало «ударом грома», одним из идейных побудителей для практической деятельности революционных интеллигентов [источник не указан 737 дней] .

В 1870 году при помощи Г. А. Лопатина бежал в Париж, где связался с западноевропейским рабочим движением и вступил в I Интернационал. В целях организации помощи осажденной Парижской коммуне ездил в Лондон, где познакомился с К. Марксом и Ф. Энгельсом. В 1873—1877 гг. редактирует журнал «Вперёд» и одноименную двухнедельную газету (1875—1876) — органы возглавлявшегося Лавровым направления русского народничества, так называемого «лавризма». После убийства Александра II сближается с народовольцами и в 1883—1886 гг. редактирует вместе с Л. А. Тихомировым «Вестник Народной воли».

В июле 1889 г. на конгрессе II Интернационала партия Гнчак уполномочила в качестве своего представителя революционера П. Лаврова [3] .

Последние годы жизни Лавров, не порывая связей с революционным движением (редактировал «Материалы для истории русского социально-революционного движения»), посвятил написанию теоретических трудов по истории человеческой мысли: «Задачи понимания истории» и «Важнейшие моменты в истории мысли». В его наследии, не до конца выявленном (известны 825 произведений, 711 писем; раскрыто около 60 псевдонимов), — статьи в русской легальной печати, политические стихотворения, в том числе широко известная «Новая песня» (текст опубликован в газете «Вперёд!», 1875, № 12 от 1 июля), получившая позднее название «Рабочая марсельеза» («Отречёмся от старого мира…»), которую А. А. Блок называл среди «прескверных стихов, корнями вросших в русское сердце… не вырвешь иначе, как с кровью…» [4] .

Читать еще:  Имя борислав происхождение и значение. Что означает имя борислав - значение имени, толкование, происхождение, совместимость, характеристика, перевод

Лавров умер в Париже; похоронен на кладбище Монпарнас. Его последние слова: «Зовёт… живите хорошо. Кончается… кончилась моя жизнь».

Философские взгляды Лаврова

По философским своим воззрениям Лавров был эклектиком, пытавшимся сочетать в одно учение системы Гегеля, Фейербаха, Ф. Ланге, Конта, Спенсера, Прудона, Чернышевского, Бакунина, Маркса. Основной чертой его мозаичного мировоззрения был позитивистический агностицизм. Народники в лице Лаврова сделали шаг назад от Чернышевского — от материализма в сторону позитивизма [5] .

Как историк и социолог Лавров был идеалистом и субъективистом. Процесс исторического развития он оценивал с точки зрения субъективно выбранного нравственного идеала. Историю в конечном счете делает по своей воле образованное и нравственное меньшинство («критически мыслящие личности»). Поэтому первая задача революционных деятелей — выработка нравственного идеала, к осуществлению которого им и надлежит стремиться в своей практической деятельности. Своему идеалу Лавров дал следующую формулировку: «Развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении, воплощение в общественных формах истины и справедливости» [источник не указан 737 дней] .

Морализующий и академический характер социально-политической программы Лаврова сделал его вождем правого крыла русских революционеров 1870-х гг. Революционный подъем 1870-х гг. привел к быстрой потере Лавровым его популярности и переходу гегемонии в революционном движении к бакунизму. Призывая к единству всех социалистических направлений, Лавров стремился к включению в свою систему и элементов марксизма. Несмотря на это, социализм Лаврова носил типично народнический характер (учение об особых путях развития России, о крестьянстве как носителе социалистического идеала и т. д.). Однако связь лавристов с международным рабочим движением, их большое внимание к работе среди городских рабочих привели к тому, что лавризм сыграл некоторую роль в деле подготовки кадров для первых социал-демократических кружков в России.

Отношение к искусству

В вопросах искусства Лавров первоначально (в 1850—1860-х гг.) стоял на позиции чистого искусства. В 1870—1880-x годах Лавров стал ценить искусство с точки зрения соответствия его содержания идеалам революционной интеллигенции (статья «Два старика», 1872, — о В. Гюго и Ж. Мишле — и др.), не переставая говорить о «стройности формы». Реакционное искусство признается им не только вредным, но и не имеющим эстетической ценности. Лавров один из первых занялся изучением революционной и рабочей поэзии (статьи «Лирики тридцатых и сороковых годов» — о Гервеге, Эб. Эллиоте и др., 1877).

В 1890-х гг. Лавров становится на точку зрения отрицания искусства как самостоятельной надстройки: единственная задача, которая по его мнению останется за искусством, — это «украшение жизненных и научных потребностей». Эта динамика воззрений Лаврова на литературу дала себя знать в статьях, посвященных явлениям западноевропейской литературы (помимо упомянутых статей — «„Лаокоон“ Лессинга», 1860, «Мишле и его „Колдунья“», 1863, «Г. Карлейль», 1881, «Лонгфелло» и «Шекспир в наше время», 1882), представляющих интерес и в том отношении, что в них раскрывается литературно-критический метод Лаврова. Порицая писателя за «отсутствие страстного и живого участия в интересах и вопросах современности» (статья «Лонгфелло»), Лавров преимущественно базировался на творчестве таких авторов с социальным уклоном, как В. Гюго, Г. Гервег, У. Уитмен и др., давая им не лишенные социальной и политической остроты характеристики.

Лавров был дворянином, ушедшим от своего класса и перешедшим на сторону крестьянства. Дворянское прошлое внесло в народническую идеологию Лаврова своеобразные ноты — теорию уплаты долга народу за привилегированное положение свое и своих предков.

Социологические взгляды народников П. Лаврова и Н. Михайловского

Заметное влияние на становление развитие общественной мысли в России оказала социология народничества, видными представителями которой были П. Лавров (1823-1900) и Н. Михайловский (1842-1904). Они придерживались так называемого субъективного методав социологии. Суть этого метода П. Лавров раскрывает в своих исторических письмах: «Волей или неволей приходится прилагать к процессу истории субъективную оценку, т. е. усвоив тот или иной нравственный идеал, расположить все факты истории в перспективе, по которой они содействовали или противодействовали этому идеалу, и на первый план истории выставить по важности те факты, в которых это содействие или противодействие выразилось с наибольшей яркостью». В развитии нравственного идеала он видел «единственный смысл истории» и «единственный закон исторической группировки событий»

Основную задачу социологии П. Лавров усматривал в изучении мотивов деятельности личностей и их нравственных идеалов. При этом особое внимание уделялось анализу «солидарных», как он писал, действий людей, направляемых их общими интересами. Социология, по словам Лаврова, изучает и группирует повторяющиеся факты солидарности между людьми и стремится открыть законы их солидарных действий. Она ставит себе теоретическую цель: понять формы солидарности, а также условия ее упрочения и ослабления при разном уровне развития людей и форм их общежития.

Солидарность по Лаврову – это «сознание того, что личный интерес совпадает с интересом общественным» и «что личное достоинство поддерживается лишь путем поддержки достоинства всех солидарных с нами людей». Солидарность — это «общности привычек, интересов, эффектов или убеждений». Все это обусловливает сходство поведения и деятельности людей.

Наряду со многими объективными факторами деятельность людей направляется их внутренними мотивами, их идеалами и волей. А потому «объективный» анализ явлений общественной жизни, т. е. постижение «правды-истины», легко соединялся с субъективным, оценочным подходом к ним. Данный подход заключался в нахождении «правды-справедливости», призванной осветить путь к обществу, в котором бы гармонически сочетались интересы всех людей. В этом и заключается, так сказать, социальная направленность субъективного метода в социологии.

Читать еще:  Гороскоп от андрея лаврова. Расчет гороскопа

В своих работах П. Лавров ставил и по-своему решал целый ряд фундаментальных проблем социологии, в том числе о движущих факторах исторического процесса, его объективной и субъективной сторонах, роли личности в истории, механизме и направленности общественного прогресса. Он размышлял о «социологических законах» развития общества, которые он пытался истолковать с позиций того же субъективного метода. Для этого, пояснял он, надо стать на месте страждущих и наслаждающихся членов общества, а не на место бесстрастного постороннего наблюдателя происходящих в обществе событий. Только тогда станет ясной закономерная направленность воли людей и их действий.

Основным двигателем истории, по мнению П. Лаврова, являются действия критически мыслящих личностей, составляющих передовую часть интеллигенции. «Развитие критической мысли в человечестве, ее укрепление и расширение есть . главный и единственный агент прогресса в человечестве», — писал он.

Разработку субъективного метода в социологии продолжил Н. Михайловский. Он прямо заявлял, что «объективная точка зрения, обязательная для естествоиспытателя, совершенно непригодна для социологии», что в социологии этот метод бессилен, потому, что невыполним. Ведь социолог — не бесстрастный наблюдатель и истолкователь тех явлений, которые он исследует. Он неизбежно оценивает их, и не только с познавательных, но и нравственных позиций, принимает их или отвергает. Поэтому, делает вывод Н. Михайловский, «в социологии неизбежно применение субъективного метода». Подобный метод породил его субъективную социологию. По характеристике Н. Бердяева, Н. Михайловский — «самый талантливый сторонник субъективного метода» и «главный его творец».

Как и Лавров, Михайловский придерживался мнения о существовании правды-истины и правды-справедливости. Сам он по этому поводу высказывался так: «Безбоязненно глядеть в глаза действительности и ее отражению — правде-истине, правде объективной, и в то же время, сохранять и правду-справедливость, правду субъективную — такова задача всей моей жизни». Он развивает учение о двуединой правде, органически сочетающей в себе объективную и субъективную правду. С позиций этой двуединой правды он рассматривает проблемы общественной жизни и различных наук, в том числе социологии, этики, эстетики, политики и т. д.

При этом он постоянно подчеркивал, что субъективный метод в социологии не означает произвольного толкования явлений общественной жизни. Эти явления надо осмыслить научно, а для этого необходимо опираться на объективную правду науки. Вместе с тем объективный анализ социальных явлений неизбежно дополняется субъективными оценками их со стороны социолога исходя из его нравственных и иных позиций. Другого быть просто не может. К тому же и сами явления общественной жизни — политические, экономические, нравственные и другие — несут в себе, писал Михайловский, большой заряд субъективности, идущий от сознания, чувств и воли субъектов, вызывающих к жизни эти явления и выступающих в качестве творцов истории.

Можно указать на две основные стороны субъективного методав социологии. С одной стороны, этот метод направлен на возможно более полный учет многообразных помыслов и чувств людей, той «критической мысли в человечестве», о которой говорил П. Лавров. К тому же необходимо учитывать субъективную позицию самого социолога, исследующего те или иные общественные явления. С другой стороны, субъективный метод направлен на поиск оптимальных «форм солидарности между людьми», т. е. такого общественного устройства, при котором каждая личность, все классы и сословия смогут удовлетворять свои разносторонние потребности, свободно действовать и развиваться. Эта важная сторона субъективного мето­да народничества нередко оставалась в тени, либо вообще замалчивалась в литературе, из-за чего сам этот метод трактовался весьма односторонне. Исходя из требований научной объективности, мы должны указать на обе стороны субъективного метода в социологии, чтобы полнее и правильнее судить о его содержании, теоретической и практической направленности.

Много внимания уделял Михайловский решению проблемы взаимодействия личности и общества. На первом плане у него, разумеется, личность, обладающая своей особой индивидуальностью и неповторимостью. Критически мыслящие личности с их более или менее яркими индивидуальностями являются главными действующими лицами в обществе, определяют развитие его культуры и переход к высшим формам общественного устройства. «Социологическая теория борьбы за индивидуальность проходит красной нитью через все его произведения».

Сосредоточив усилия на защите индивидуальности, Михайловский как бы опускает, не анализирует проблему влияния социальной среды на формирование социальных потребностей и интересов человека и тем самым на его поведение. Он больше привлекает внимание к сформулированному им закону антагонизма между быстро развивающимся и усложняющимся обществом и превращением личности в носителя его частной функции. В результате развития общественного разделения труда не только крестьяне, но и рабочие превращаются в односторонне развитых людей, в «палец от ноги общественного организма».

Михайловский считает, что указанный антагонизм можно преодолеть путем предоставления личности большей свободы и самостоятельности по отношению к обществу. Он обосновывает принцип верховенства личности над обществом. Критикуя этот несколько прямолинейный подход, Г.В. Плеханов предложил, пожалуй, более гибкое решение проблемы взаимодействия личности и общества в плане создания условий для гармоничного сочетания их интересов.

Исходя из своих мировоззренческих установок, Михайловский анализирует вопрос о взаимодействии «героев и толпы». Этот вопрос он решает больше в социально-психологическом плане. Героем он называет человека, увлекающего своим примером на хорошее или дурное дело. Толпа же — это масса людей, способная увлекаться примером, опять-таки высоко благородным или низким, или же нравственно безразличным. Подражание масс своему герою — явление, по Михайловскому, почти гипнотическое. Теряется независимость в восприятии происходящих событий и в собственных суждениях, растет внушаемость. Толпа легко подчиняется своим вождям, слепо верит им, теряет способность критически относиться к их словам и делам. Представляется, что высказанные сто лет назад эти суждения Михайловского не потеряли своей актуальности и в настоящее время.

Читать еще:  Богом был гефест. Гефест - греческий бог огня, кузнецов

Во многом сохраняет свое теоретическое и практическое значение теория общественного прогрессаМихайловского, его критика позитивиста Г. Спенсера, который по сути дела игнорировал особенности развития общества по сравнению с природой. Михайловский же считал, что в основе развития общества лежат не биологические, а социальные процессы, в том числе разделение труда, борьба нового уклада общественной жизни со старым, передовых и реакционных идей и общественных идеалов. Он указывал на прогресс общества и прогресс личности. Ни один из этих видов прогресса не должен осуществляться за счет другого. Важно, чтобы общество в своем развитии создавало необходимые условия для всестороннего развития каждой личности. Это было бы справедливо и нравственно, что и зафиксировано в «формуле прогресса» Н. Михайловского, которая во многом согласуется с пониманием общественного прогресса П. Лавровым.

Оба этих мыслителя, выдающиеся представители русского революционного народничества, оказали значительное влияние на развитие социологической мысли в России. Они «завершили течение русской мысли, идущее от Герцена и Белинского», и стали «властителями дум эпохи вхождения в народ и кающегося дворянства».

Социология: Энциклопедия (2003)
ЛАВРОВ ПЕТР ЛАВРОВИЧ

ЛАВРОВ ПЕТР ЛАВРОВИЧ

ЛАВРОВ Петр Лаврович (1823-1900) — русский социолог, публицист, идеолог народничества 1860-х; в начале своей духовной карьеры — профессор математики. В 1868-1869 опубликовал «Исторические письма», ставшие настольной книгой радикальной молодежи России. С 1870 — за границей, издает газету «Вперед!».

Как ученый и мыслитель стремился к интегральному философскому синтезу всего, доступного человеческому познанию. По своим взглядам был близок к левому гегельянству и особенно позитивизму; к идеям последнего пришел самостоятельно еще до знакомства с Контом. Позитивизм рассматривался Л. не столько как философия, сколько как научный метод решения задач социальной науки. Характерный для взглядов Л. примат этики (практической философии) и сознания нравственного долга выразился в фундаментальной характеристике его мировоззрения — антропологизме: идее «цельного человека» как единственной реальности. С точки зрения антропологизма, невозможно познать сущность вещей и определить подлинную реальность, можно только гармонически объединить мир явлений, исходя из принципа скептицизма (критичности), не распространяющегося, однако, на область практической философии, где личность сознает себя свободной (хотя объективно, генетически это не так) и потому ответственной перед собой. Иными словами, антропологизм Л. оборачивается этическим имманентизмом: реально только то, в чем человеку дано действовать, т.е. история, движущей силой которой является мысль человека, открывающая простор для свободы. Тайна бытия сосредоточена в человеке, в его моральном сознании, а потому человек как неразделенное целое и является предметом философии, что делает неприемлемыми все традиционные философские школы (материализм, спиритуализм). Высший уровень философии — философия в жизни как единство нравственного идеала и действия. В этом пункте философия перерастает у Л. в социологию.

Л. считается основоположником социологии на русской почве, первым русским социологом. Рассматривая социологию в качестве завершения системы наук (антропологии) и отличая ее от исторической науки (сосредоточенной на социальной динамике), Л. определяет ее как науку о солидарности, ее формах и эволюции. Солидарность есть общность привычек, интересов, аффектов или убеждений, совпадение личного интереса с интересом общественным. Нужно не только теоретически исследовать явления солидарности, но и решить практическую задачу ее осуществления, что приводит Л. к выводу о наличии в социологии особого субъективного метода, выражающегося в неизбежной оценке любого исследуемого социального явления с точки зрения определенного нравственного идеала. В этом выявляется этическая доминанта социологии Л., фактически выступившего предшественником неокантианского подхода к обществу. Не принимая органицистских трактовок общества (Спенсер, Маркс), Л., считая личность единственной и исходной социальной реальностью, не отрицает реальность общества, которое, являясь сверхличным бытием, не может быть, однако, внеличным. Личности противостоит не общество как таковое, а культура в качестве совокупности склонных к застою социальных форм. История есть процесс переработки культуры мыслью с целью создания социальных форм, способствующих развитию индивида. А поскольку сознание существует только в человеке и не все люди в силу разных причин могут достичь высокого уровня самосознания, то реальными субъектами истории являются «критически мыслящие личности», способные выработать в себе высший нравственный идеал. Анализируя социальную мотивацию, Л. определяет в качестве высшего мотива потребность в развитии, которая наиболее присуща именно критически мыслящим личностям. Очевиден, т.обр., сугубый интеллектуализм Л. в понимании личности, к тому же он так и не смог найти выход из дуализма физической и этической детерминации индивида (особенно в поздних трудах, где Л. от рассуждений об идеальной личности обращается к анализу реального исторического процесса ее становления).

Философия истории Л. представляет собой теорию прогресса. Исходя из того, что история есть в конечном счете история мысли, посредством которой культура перерабатывается в цивилизацию, Л. дает следующую итоговую «формулу прогресса»: прогресс есть рост общественного сознания и сознания индивидов, насколько они не препятствуют развитию солидарности, и рост солидарности, насколько она не препятствует развитию сознания и опирается на него. Историческая эволюция выступает как смена (под воздействием критической мысли) форм солидарности вплоть до достижения сознательной солидарности, совпадающей с социалистическим переустройством общества. В политической проекции взгляды Л. характеризуются критикой революционного авантюризма.

Другие сочинения Л.: «Очерки вопросов практической философии. I. Личность» (1860); «Три беседы о современном значении философии» (1861); «Опыт истории мысли. Т. 1. Вып. 1» (1875); «Очерк эволюции человеческой мысли» (1898); «Задачи понимания истории» (1898); «Важнейшие моменты в истории мысли» (1903); «Современное учение о нравственности и ее история» (1903-1904); «Этюды о западной литературе» (1923) и др.

Источники:

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/121651
http://studopedia.ru/3_1425_sotsiologicheskie-vzglyadi-narodnikov-p-lavrova-i-n-mihaylovskogo.html
http://sociology.niv.ru/doc/encyclopedia/sociological/articles/901/lavrov-petr-lavrovich.htm

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×