Кто такой сильвестр в истории. Нужна помощь по изучению какой-либы темы? Разрыв и опала

Сильвестр.

Сильвестр родился в начале XVI в. в Новгороде (точная дата его появления на свет неизвестна). Андрей Курбский в своей «Истории князя Московского» связы­вал возвышение Сильвестра с событиями московского пожара и восстания 1547 г. В лице Сильвестра, по мнению Курбского, сам Бог протянул христианам руку по­мощи. По Курбскому, перед испуганным юношей-царем, погрязшим в жестокое-тях и неправедной жизни, вдруг неожиданно предстал пришелец из Новгорода, поп Сильвестр, который именем Бога стал заклинать Ивана начать заниматься го­сударственным правлением, вспомнить о справедливости, наказать и отставить дурных вельмож и приблизить умных помощников. Арсенал методов убеждения Сильвестра был очень не широк, но, видимо, очень действен для XVI в.: новгоро­дец, по словам самого Ивана Грозного, «пугал его страшилками», т.е. описанием адских мук, которые ждут грешников. Кроме того, Сильвестр поведал Ивану IV о видениях и о чудесах. В итоге, душа молодого великого князя исцелилась, и он превратился в доброго правителя.

Очевидно, речь священника на фоне моря огня, поглотившего столицу, произ­вела на молодого царя неизгладимое впечатление и толкнула Ивана к перемене поведения. В этом можно согласиться с Курбским. Но вот появился Сильвестр в Москве не в 1547 г., а гораздо раньше. Уже в 1541 г. Сильвестр был одним из свя­щенников домовой церкви московских правителей — Благовещенского собора в Кремле, потом стал благовещенским протопопом (старшим священником). Изве­стно, что стараниям Сильвестра в 1541 г. во многом был обязан освобождением из заключения двоюродный брат царя Владимир Андреевич Старицкий. Сильвестр был дружен с ним и его матерью. Сильвестр также был близок к митрополиту Ма-карию, в прошлом новгородскому архиепископу, занимавшему митрополичью ка­федру в 1542-1563 гг.

Сильвестр отличался бескорыстием и глубокой верой. Молитвой он доводил се­бя до состояния, когда ему слышались небесные голоса и являлись видения. Надо ли говорить, какое впечатление это производило на его современников! Благове­щенского попа москвичи почитали чуть ли не святым. Конечно, юный Иван не раз встречался с Сильвестром до пожара и знал о его нравственных достоинствах.

После падения Избранной Рады Иван стал звать Сильвестра не иначе, как «поп-невежа». Но это было несправедливое прозвище. В отличие от многих священни­ков, Сильвестр был образованным человеком, возможно, он даже знал греческий язык. Сильвестр любил чтение, имел хорошую библиотеку, которую в годы мило­сти к нему царя пополнял за счет книг, подаренных Иваном. С именем Сильвест­ра связано появление очень интересного сочинения XVI в. — «Домостроя», кото­рый представлял собой сборник деловых, хозяйственных и нравоучительных сове­тов, почерпнутых из множества отечественных и переводных книг.

В отличие от Адашева, каких-либо постоянных обязанностей в правительствен­ном круге (в Избранной Раде) Сильвестр не имел. Он выполнял отдельные кон­кретные поручения, например, руководил восстановлением пострадавшей от огня росписи кремлевских храмов. Но Сильвестр постоянно находился при царе, по­учая его. Убеждения благовещенского протопопа, его религиозность передавались ученику. Иван увлекся религией, стал ревностно соблюдать обряды. У царя даже

1 Юродивые — как правило, убогие нищие богомольцы с признаками душевной болезни. На Руси их почитали и жалели, ибо были уверены, что их устами говорит Ьог, который на­правляет и их поступки, ибо своею ума у таких людей нет.

случались приступы экзальтации: так, после длительных молитв накануне штурма Казани, царь услышал звон колокола Симонова монастыря. Все сочли это знаме­нием победы, ибо Симонов монастырь под Москвой был основан племянником Сергия Радонежского, духовником Дмитрия Донского — Федором Симоновским. В этом монастыре были погребены воины, погибшие на Куликовом поле. Силь­вестр, почитавший Макария и Адашевых, поддерживал уважение к ним и у царя. Близость к Ивану IV не принесла Сильвестру ни доходов, ни высоких церков­ных должностей, потому что он к ним не стремился. Он начал свой придворный взлет протопопом Благовещенского храма и в этом звании пребывал до опалы. Ча­сто гишут, что Сильвестр был духовником царя. Это отчасти верно. Влияние Сильвестра на царя было огромным, царь раскрывал свои помыслы Сильвестру, слушал его советы, но официально духовником Ивана IV Сильвестр не был.

3. Губная грамота 1539 г. каргопольцам и белозерцам 1 .

«Князьям и детям боярским, отчинникам и помещикам, и всем служилым лю­дям, и старостам, и соцким, и десяцким, и всем крестьянам моим, великого кня­зя, митрополичьим, владысным, княжим, помешиковым, монастырским, чер­ным, псарям. бортникам, рыболовам, бобровникам, оброчникам и всем без ис­ключения. Били вы нам челом, что у вас в волостях многие села и деревни разбой­ники разбивают, имения ваши грабят, села и деревни жгут, на дорогах много лю­дей грабят и разбивают и убивают многих людей до смерти. А иные многие люди разбойников у себя держат, а к иным людям разбойники с разбоем приезжают и разбойную рухлядь (вещи) к ним привозят.

Мы к вам посылали обыщиков своих, но вы жалуетесь, что от наших обыщи-ков. большие вам убытки, и вы с нашими обыщиками лихих людей разбойников не ловите, потому что вам волокита большая, а сами разбойников обыскивать и ловить без нашего ведома не смеете.

Так вы бы, между собой свестясь (т.е. обсудив), все вместе поставили себе в го­ловах детей боярских, в волости человека три или четыре, которые бы грамоте уме­ли и которые годятся, да с ними старост, да десяцких и лучших людей крестьян че­ловек пять или шесть и между собою, в станах и волостях, лихих людей разбойни­ков сами обыскивали.

Где сыщете разбойников или тех, кто их у себя держит и разбойную рухлядь при­нимает, то вы таких людей пытайте накрепко, а допытавшись и бивши кнутом, казните смертию. Если разбойник с пытки объявит о своих товарищах в других городах, то вы об них пишите грамоты в те города к детям боярским, которые там поставлены в головах. »

4. Губная грамота селам Кирилло-Белозерского монастыря 1549 г. 2

«Я, царь и великий князь, по их (крестьян) челобитью пожаловал, велел у них быть в разбойных делах в губных старостах, в выбранных головах, детям бояр­ским. да с ними целовальникам, тех сел крестьянам.

Читать еще:  Ленорман на будущее онлайн. Гадания о проблеме

Поймают татя (вора) в первой татьбе, то доправить на нем исцовы (пострадав­шего) иски. велите бить кнутом и потом выбить из земли вон. За второе воровст­во бить кнутом, отсекать руку и выбивать вон из земли; за третье воровство ве­шать.

В суды наместничьи губные старосты не должны вступаться, а наместники — в суды губных старост. Посулов и поминков (подарок, взяток) старостам губным и целовальникам не брать ни под каким видом и друг за другом смотреть, чтоб не брали».

1 Соловьев СМ. Сочинения. М., 1989, с. 437-438.

§ 22. Внешняя политика Ивана IV и Избранной Рады в 1550-е гг.

Реформы 50-х гг. XVI в. улучшили обстановку в стране, что в немалой степени помогло Руси при решении внешнеполитических дел.

185.94.188.243 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Кто такой сильвестр в истории. Нужна помощь по изучению какой-либы темы? Разрыв и опала

Годы жизни : ?- ум. около 1566

Сильвестр — протопоп Благовещенского собора в Москве в период правления Ивана Грозного, религиозный, политический и литературный деятель 16 века. Являлся членом и одним из лидеров Избранной рады, инициатором многих реформ, проводимых Иваном Грозным в начальный период его правления. Сильвестр был умным, образованным человеком, очень благочестивым.

Основные направления деятельности протопопа Сильвестра и их результаты

Религиозная деятельность

  • Начал религиозную деятельность Сильвестр в Новгороде, служа священником
  • Около 1543-1547 г. приехал в Москву, скорее всего, по приглашению митрополита Макария.
  • В Москве Сильвестр был протопопом в кремлёвском Благовещенском соборе, являясь духовником молодого Ивана IV.
  • В 1551 году был одним из инициаторов созыва Стоглавого собора, приняв активное участие в реформировании церкви. На соборе были утверждены единые каноны, определён строгий порядок жизни в монастырях, обращалось внимание на создание школ при церквах, церковь оставляла свои земельные владения, однако под контролем царя, осуждалась любая ересь .

Итоги деятельности: Сильвестр проводил активную религиозную деятельность по реформированию церкви, её активной поддержке правления царя, что способствовало укреплению царской власти и роли церкви в государстве.

Государственная деятельность

  • Вошёл в состав Избранной рады, был совместно с Адашевым А.Ф.её руководителем.
  • Входя в Избранную раду (1547-1560), являлся активным участником реформирования в стране, в проведении судебной, земской, военной реформы, реформы государственного управления.
  • Отстранён царём от государственной деятельности после того, как Грозный узнал, что во время его болезни Сильвестр и Адашев не захотели присягнуть сыну Ивана Грозного – Дмитрия, а поддержали двоюродного брата царя- Старицкого В.А.
  • Окончательное охлаждение царя произошло поле роспуска Избранной рады в 1556, когда возникли расхождения его челнов с царём по поводу проведения внешней политики: Рада считала, что нужно идти на Крым, а царь- на запад, в Ливонию.
  • В 1560 году произошла опала: царь поверил в слухи, что Сильвестр виновен в смерти царицы Анастасии. Сильвестра сослали в Соловецкий, а затем в Кирилло-Белозерский монастырь. Там он и умер в 1556 году.

Итоги деятельности: в период работы Избранной рады Сильвестр принимал самое активное участие в реформировании страны. В том, что в России были проведены значительные преобразования в сферах жизни, во многом и его заслуга.

Литературная деятельность

  • Сильвестр обладал литературными способностями. Одно из знаменитых его произведений- «Домострой», свод правил ежедневного поведения человека. В том, что все главы «Домостроя» написаны именно Сильвестром, есть некоторые сомнения у учёных. Однако часть глав написана именно им.
  • Произведение отличается автобиографичностью. Так как в образе «государыни дома» он описал многие черты своей матери, а в Послании отца к сыну , которое написано от первого лица и заканчивает книгу, угадывается он сам и его сын Анфим.
  • Сильвестр многое и как собиратель рукописных книг. Он много содействовал их написанию.
  • Написал житие святой княгини Ольги.
  • Собирал он и иконы, покровительствовал иконописцам .
  • По инициативе Сильветсра был составлен реестр картин из библейской книги Бытия, эти картины украсили Золотую палату кремлёвского дворца.
  • Свои взгляды он изложил в посланиях царю и его приближённым. Выступая за сильную царскую он, он считал, что и бояре должны принимать активное участие в управлении. По взглядам Сильвестр был близок к нестяжателям ( см. статью о нестяжателях на сайте poznaemvmeste.ru в разделе «Термины»)

Результатом данной деятельности стало создание «Домостроя», книги, которая долгие годы была учебником жизни, поведения в семье, воспитания людей. Сильвестр способствовал развитию культуры страны, а его взгляды о самодержавной власти, которые он проповедовал, способствовали укреплению государства.

Таким образом, протопоп Сильвестр- один из ярких деятелей периода правления Ивана Грозного. Не случайно на памятнике Микешина М.О. «1000-летие России» ему отведено одно из видных мест в ряду знаменитых деятелей страны.

Примечание.

Данный материал можно использовать при написании исторического сочинения (задание № 25).

Примерные тезисы (материал к ним — в историческом портрете).

Эпоха правления Ивана Грозного (1533-1584)

Нестор и Сильвестр

Нестор и Сильвестр

Нестор Летописец.

Из Кенигсбергской летописи

В составном, сводном изложении дошло до нас древнейшее повествование о том, что случилось в нашей земле в IX, X, XI и в начале XII вв. по 1110 г. включительно. Рассказ о событиях этого времени, сохранившийся в старинных летописных сводах, прежде было принято называть Летописью Нестора, а теперь чаще называют Начальной летописью. В библиотеках не спрашивайте Начальной летописи – вас, пожалуй, не поймут и переспросят: «Какой список летописи нужен вам?» Тогда вы, в свою очередь, придете в недоумение. До сих пор не найдено ни одной рукописи, в которой Начальная летопись была бы помещена отдельно в том виде, как она вышла из-под пера древнего составителя. Во всех известных списках она сливается с рассказом ее продолжателей, который в позднейших сводах доходит обыкновенно до конца XVI в.

Если хотите читать Начальную летопись в наиболее древнем ее составе, возьмите Лаврентьевский или Ипатьевский ее список. Лаврентьевский список – самый древний из сохранившихся списков общерусской летописи. Он писан в 1377 г. «худым, недостойным и многогрешным рабом Божиим мнихом Лаврентием для князя Суздальского Димитрия Константиновича», тестя Димитрия Донского, и хранился потом в Рождественском монастыре в городе Владимире, на Клязьме. В этом списке за Начальной летописью следуют известия о Южной, Киевской, и о Северной, Суздальской, Руси, прерывающиеся на 1305 г.

Другой список, Ипатьевский, писан в конце XIV или в начале XV столетия и найден в Костромском Ипатьевском монастыре, отчего и получил свое название. Здесь за Начальной летописью следует подробный и превосходный по простоте, живости и драматичности рассказ о событиях в Русской земле, преимущественно в Южной, Киевской Руси XII в., а с 1201 по 1292 г. идет столь же превосходный и часто поэтический рассказ Волынской летописи о событиях в двух смежных княжествах – Галицком и Волынском.

Читать еще:  Во сне неизвестное лицо с глазами. Если приснился плохой сон

Преподобный Нестор Летописец.

Из книги «Патерик Печерский – сие есть Отечник»

Рассказ с половины IX столетия до 1110 г. включительно по этим двум спискам и есть древнейший вид, в каком дошла до нас Начальная летопись. Прежде, до половины прошлого столетия, критика этого капитального памятника исходила из предположения, что весь он – цельное произведение одного писателя, и потому сосредоточивала свое внимание на личности летописца и на восстановлении подлинного текста его труда. Но, всматриваясь в памятник ближе, заметили, что он не есть подлинная древняя киевская летопись, а представляет такой же летописный свод, каковы и другие позднейшие, а древняя киевская летопись есть только одна из составных частей этого свода.

Следы древнего летописца. До половины XI в. в Начальной летописи не встречаем следов этого древнего киевского летописца; но во второй половине века он несколько раз выдает себя. Так, под 1065 годом, рассказывая о ребенке-уроде, вытащенном рыбаками из речки Сетомли близ Киева, летописец говорит: «…его же позоровахом до вечера». Был ли он тогда уже иноком Печерского монастыря или бегал мальчиком смотреть на диковину, сказать трудно. Но в конце XI в. он жил в Печерском монастыре. Рассказывая под 1096 годом о набеге половцев на Печерский монастырь, он говорит: «…и придоша на монастырь Печерский, нам сущим по кельям почивающим по заутрени». Далее узнаем, что летописец был еще жив в 1106 г. В этом году, пишет он, «скончался старец добрый Ян, живший 90 лет, в старости маститой, жил он по закону Божию, не хуже был первых праведников, от него же и аз многа словеса слышах, еже и вписах в летописаньи сем». На основании этого можно составить некоторое понятие о начальном киевском летописце. В молодости он жил уже в Киеве, в конце XI и в начале XII в. был, наверное, иноком Печерского монастыря и вел летопись. С половины XII в., даже несколько раньше, и летописный рассказ становится подробнее и теряет легендарный отпечаток, какой лежит на известиях летописи до этого времени.

Кто он был? Кто был этот летописец? Уже в начале XIII столетия существовало предание в Киево-Печерском монастыре, что это был инок того же монастыря Нестор. Об этом Несторе, «иже написа летописец», упоминает в своем послании к архимандриту Акиндину (1224–1231) монах того же монастыря Поликарп, писавший в начале XIII столетия. Историограф Татищев откуда-то знал, что Нестор родился на Белоозере.

Нестор известен в нашей древней письменности, как автор двух повествований, жития преподобного Феодосия и сказания о святых князьях Борисе и Глебе. Сличая эти памятники с соответствующими местами известной нам Начальной летописи, нашли непримиримые противоречия. Например, в летописи есть сказание об основании Печерского монастыря, где повествователь говорит о себе, что его принял в монастырь сам преподобный, а в житии Феодосия биограф замечает, что он, грешный Нестор, был принят в монастырь уже преемником Феодосия, игуменом Стефаном. Эти противоречия между летописью и названными памятниками объясняются тем, что читаемые в летописи сказания о Борисе и Глебе, Печерском монастыре и преподобном Феодосии не принадлежат летописцу. Они вставлены в летопись составителем свода и писаны другими авторами. Первое – монахом XI в. Иаковом. Два последние, помещенные в летописи под 1051 и 1074 гг., вместе с третьим рассказом под 1091 г. о перенесении мощей преподобного Феодосия представляют разорванные части одной цельной повести, написанной пострижеником и учеником Феодосиевым, который, как очевидец, знал о Феодосии и монастыре его времени больше Нестора, писавшего по рассказам старших братий обители. Однако эти разноречия подали повод некоторым ученым сомневаться в принадлежности Начальной летописи Нестору, тем более что за рассказом о событиях 1110 г. в Лаврентьевском списке следует такая неожиданная приписка: «Игумен Силивестр святого Михаила написах книгы си летописец, надеяся от Бога милость прияти, при князи Володимере, княжащю ему Кыеве, а мне в то время игуменящю у святого Михаила, в 6624».

Сомневаясь в принадлежности древней киевской летописи Нестору, некоторые исследователи останавливаются на этой приписке как на доказательстве, что начальным киевским летописателем был игумен Михайловского Выдубицкого монастыря в Киеве Сильвестр, прежде живший иноком в Печерском монастыре. Но и это предположение сомнительно. Если древняя киевская летопись оканчивалась 1110 г., а Сильвестр сделал приписку в 1116 г., то почему он пропустил промежуточные годы, не записавши совершившихся в них событий, или почему сделал приписку не одновременно с окончанием летописи, а пять-шесть лет спустя? С другой стороны, в XIV–XV вв. в нашей письменности, по-видимому, отличали начального киевского летописателя от Сильвестра, как его продолжателя. В одном из поздних сводов, Никоновском, после сенсационного рассказа о несчастном для русских нашествии ордынского князя Едигея в 1409 г., современник-летописец делает такое замечание: «Я написал это не в досаду кому-нибудь, а по примеру начального летословца киевского, который, не обинуясь, рассказывает вся временна бытства земская (все события, совершившиеся в нашей земле. – В.К.)»; да и наши первые властодержцы без гнева позволяли описывать все доброе и недоброе, случавшееся на Руси, как при Владимире Мономахе, не украшая, описывал оный великий Сильвестр Выдубицкий. Значит, Сильвестр не считался в начале XV в. начальным летословцем киевским.

Разбирая состав Начальной летописи, мы, кажется, можем угадать отношение к ней этого Сильвестра. Эта летопись есть сборник очень разнообразного исторического материала, нечто вроде исторической хрестоматии. В ней соединены и отдельные краткие погодные записи, и пространные рассказы об отдельных событиях, писанные разными авторами, и дипломатические документы, например договоры Руси с греками Х в. или послание Мономаха к Олегу Черниговскому 1098 г., спутанное с его же «Поучением к детям» (под 1096 г.), и даже произведения духовных пастырей, например «Поучение Феодосия Печерского». В основание свода легли как главные его составные части три особые цельные повествования.

Теперь можно объяснить отношение этого Сильвестра и к Начальной летописи, и к летописцу Нестору. Так называемая Начальная летопись, читаемая нами по Лаврентьевскому и родственным ему спискам, есть летописный свод, а не подлинная летопись киево-печерского инока. Эта Киево-Печерская летопись не дошла до нас в подлинном виде, а, частью сокращенная, частью дополненная вставками, вошла в начальный летописный свод как его последняя и главная часть. Значит, нельзя сказать ни того, что Сильвестр был начальным киевским летописцем, ни того, что Нестор составил читаемую нами древнейшую летопись, т. е. начальный летописный свод. Нестор был составителем древнейшей киевской летописи, не дошедшей до нас в подлинном виде, а Сильвестр – составителем начального летописного свода, который не есть древнейшая киевская летопись. Он был и редактором вошедших в состав свода устных народных преданий и письменных повествований, в том числе и самой Нестеровой летописи.

Читать еще:  Кристина церковное имя. Именины Кристины

Исторические воззрения летописца. Этот исторический взгляд так сросся с настроением, со всем духовным складом летописца, что его можно назвать летописным, хотя его разделяли люди одинакового с летописцем настроения или мышления, не принимавшие никакого участия в летописном деле. Этот взгляд имеет большое значение в историографии, потому что пережил летописание и долго управлял мышлением ученых-историков. Они долго продолжали смотреть на явления человеческой жизни глазами летописца, даже когда покинули летописные приемы их обработки и изложения. Потому, кажется мне, этот взгляд заслуживает нашего внимания. Научная задача историка, как ее теперь понимают, состоит в уяснении происхождения и развития человеческих обществ. Летописца гораздо более занимает сам человек, его земная и особенно загробная жизнь. Его мысль обращена не к начальным, а к конечным причинам существующего и бывающего. Историк-прагматик изучает генезис и механизм людского общежития; летописец ищет в событиях нравственного смысла и практических уроков для жизни; предметы его внимания – историческая телеология и житейская мораль. На мировые события он смотрит самоуверенным взглядом мыслителя, для которого механика общежития не составляет загадки: ему ясны силы и пружины, движущие людскую жизнь.

Два мира противостоят и борются друг с другом, чтобы доставить торжество своим непримиримым началам добра и зла. Борцами являются ангелы и бесы. У дня и ночи, света и мрака, снега и града, весны, лета, осени и зимы есть свой ангел; ко всему, ко всем творениям приставлены ангелы. Так и ко всякому человеку, всякой земле, даже языческой, приставлены ангелы охранять их от зла, помогать им против лукавого. И у противной стороны есть сильные средства и способы действия: это – бесовские козни и злые люди.

Бесы подтолкнут человека на зло и сами же над ним смеются, ввергнув его в пропасть смертную. Прельщают они видениями, волхвованиями, особенно женщин, и разными кознями наводят людей на зло. А злой человек хуже самого беса: бесы хоть Бога боятся, а злой человек «ни Бога ся боит, ни человек ся стыдит». Но и у бесов есть своя слабость – умея внушить людям злые помыслы, они не знают мыслей человеческих, которые ведает только Бог, и потому, пуская свои лукавые стрелы наугад, часто промахиваются. Борьба обоих миров идет из-за человека. Куда, к какому концу направляется житейский водоворот, производимый борьбой, и как в нем держаться человеку – вот главный предмет внимания для летописца. Жизнь дает человеку указания, предостерегающие и вразумляющие; надобно только уметь замечать и понимать их.

Главная святыня Киево-Печерской лавры – чудотворная икона Успения Божией Матери

Летописец описывает нашествия поганых на Русскую землю, беды, какие она терпит от них. Зачем попускает Бог неверным торжествовать над христианами? Не думай, что Бог любит первых больше, чем последних: нет, Он попускает поганым торжествовать над нами не потому, что их любит, а потому, что нас милует и хочет сделать достойными Своей милости, чтобы мы, вразумленные несчастиями, покинули путь нечестия. Поганые – это батог, которым Провидение исправляет детей своих. «Бог бо казнит рабы Своя напастьми различными, огнем и водою и ратью и иными различными казньми; хрестьянину бо многими напастьми внити в Царство Небесное».

Так историческая жизнь служит нравственно-религиозной школой, в которой человек должен научиться познавать пути Провидения. Горе ему, если он разойдется с этими путями. Игорь и Всеволод Святославичи, побив половцев, мечтают о славе, какая ждет их, когда они прогонят поганых к самому морю, куда еще не ходили деды наши, а возьмем до конца свою славу и честь. Говорили они так, «не ведая Божия строения», предназначившего им поражение и плен. Все провозвещает эти пути, не только исторические события, но и физические явления, особенно необычайные знамения небесные. Отсюда напряженный интерес летописца к явлениям природы. В этом отношении его программа даже шире, чем у современного историка. У него природа прямо вовлечена в историю, является не источником стихийных, часто роковых влияний, то возбуждающих, то угнетающих дух человека, даже не просто немой обстановкой человеческой жизни. Она сама – живое, действующее лицо истории, живет вместе с человеком, радеет ему, знамениями вещает ему волю Божию. У летописца есть целое учение о знамениях небесных и земных и об их отношении к делам человеческим. Знамения бывают либо к добру, либо ко злу. Землетрясения, затмения, необычайные звезды, наводнения – все такие редкие, знаменательные явления не на добро бывают, проявляют либо рать, усобицу, голод, мор, либо чью смерть. Согрешит какая-либо земля – Бог казнит ее голодом, нашествием поганых, зноем либо иной какой казнью.

Так летописец является моралистом, который видит в жизни человеческой борьбу двух начал, добра и зла, Провидения и диавола, а человека считает лишь педагогическим материалом, который Провидение воспитывает, направляя его к высоким целям, ему предначертанным. Добро и зло, внешние и внутренние бедствия, самые знамения небесные – все в руках Провидения служит воспитательным средством для человека, пригодным материалом для строения Божия, мирового нравственного порядка, созидаемого Провидением. Летописец более всего рассказывает о политических событиях и международных отношениях; но взгляд его по существу своему – церковно-исторический. Его мысль сосредоточена не на природе действующих в истории сил, известной ему из других источников, а на образе их действий по отношению к человеку и на уроках, какие человек должен извлекать для себя из этого образа действий. Эта дидактическая задача летописания и сообщает спокойствие и ясность рассказу летописца, гармонию и твердость его суждениям.

В пещерах Киево-Печерской лавры.

Из книги «Картины России» П. Свиньина, издания 1839 года

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Источники:

http://studopedia.ru/16_6051_silvestr.html
http://istoricheskij-portret.ru/deyateli-cerkvi/%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%80-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82/
http://history.wikireading.ru/175142

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×