Как выбирают патриарха. Взаимоотношения с государством и обществом

Содержание

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

Святейший Патриарх Кирилл призвал объединить усилия в поддержку идеалов семейной жизни

Святейший Патриарх Кирилл присутствовал на выступлении Президента России В.В. Путина, обратившегося с Посланием к Федеральному Собранию

В праздник Собора Пресвятой Богородицы Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Успенском соборе Московского Кремля

В праздник Рождества Христова Предстоятель Русской Церкви совершил великую вечерню в Храме Христа Спасителя

В праздник Рождества Христова состоялся телемост Святейшего Патриарха Кирилла с членами экипажа Международной космической станции

Архив

Святейший Патриарх Кирилл: Равноправное сотрудничество — оптимальная и наиболее эффективная модель отношений Церкви с общественными объединениями и светской властью

В докладе, произнесенном 2 февраля 2015 года на открытии Архиерейского Совещания Русской Православной Церкви, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл затронул тему взаимодействия Церкви с государственными и общественными организациями.

Указав на различия между миссией Церкви, сущность которой — «спасение людей для жизни вечной», и задачами государственных и общественных объединений, которые призваны заботиться прежде всего о «земном благоустроении», Святейший Патриарх подчеркнул, что Церковь как богочеловеческий организм «не должна становиться в подчиненное, зависимое от власти или какой-либо общественной группы положение».

«Равноправное и равносубъектное сотрудничество — вот та модель, которая доказала свою дееспособность и эффективность в отношениях Церкви с общественными объединениями и светской властью», — заявил Предстоятель Русской Православной Церкви.

Святейший Патриарх Кирилл указал на несостоятельность попыток противопоставить Церковь государству, трактуя принцип светскости как обоснование якобы непримиримого конфликта или радикального разделения. «Разумеется, управленческие структуры Церкви и государства не следует объединять; общественные ассоциации также призваны сохранять некую автономию и от государства, и от церковных институтов. Но люди в Церкви, государстве и обществе в значительной мере одни и те же», — заявил Святейший Владыка.

По словам Его Святейшества, задачи государства заключаются в том, чтобы охранять не только общественный порядок и физическое здоровья граждан, но и моральные устои, чтобы заботиться о сохранении семьи, возрождении культуры, о взаимопонимании между людьми и народами. «Церковь со своей стороны также призвана к тому, чтобы поддерживать в обществе приоритет непреходящих нравственных ценностей, хранить вековые традиции, помогать духовно сориентироваться и народу, и власти», — добавил Святейший Владыка.

Предстоятель отметил опасную тенденцию распространения в обществе «морального релятивизма одновременно с этнорелигиозной и политической нетерпимостью, провоцирующей вражду и разделения». «Если мы устраним каркас духовных и нравственных ценностей из здания государственности и общественной жизни, то ни государство, ни общество не смогут устоять под натиском упомянутых вызовов», — пояснил Предстоятель.

Святейший Патриарх определил основные сферы взаимодействия Церкви и общества. Это, в частности, забота о духовно-нравственном состоянии народа, сохранение и возрождение культурных традиций, патриотическое воспитание, укрепление межнационального и межрелигиозного мира и согласия, нравственная оценка законотворческого процесса, попечение о верующих в условиях непростой экономической и общественной ситуации.

«Церковь стремится быть рядом с теми, кому нужна поддержка и помощь, где бы ни находились эти люди», — продолжил Святейший Владыка. Именно для этого необходимо развивать сотрудничество с различными структурами общества — политическими партиями, научными, профсоюзными, предпринимательскими, культурными, молодежными и иными объединениями.

В своем выступлении Святейший Патриарх Кирилл указал на важность донесения до общественности позиции Русской Православной Церкви по актуальным проблемам экологии, выработанной Архиерейским Собором 2013 года, а также участия Церкви «в экологических программах, инициирования ею собственных экологических проектов». «В связи с этим в прошлом сентябре было принято решение о создании Церковно-общественной природоохранной организации», — напомнил Предстоятель.

Святейший Владыка рассказал о деятельности Совета православных общественных объединений при Синодальном отделе по взаимоотношениям Церкви и общества, в который на данный момент входит 57 общественных организаций. В 2013-2014 гг., как сообщил Предстоятель Русской Церкви, «из 15 организаций, испросивших церковное одобрение своей деятельности, четыре его получили и были включены в Совет, еще две организации были приглашены в Совет в качестве кандидатов». Невключение некоторых организаций в состав Совета Святейший Патриарх объяснил тем, что не все из них имели благословение правящего архиерея, а в других случаях деятельность некоторых из них имела лишь региональный характер.

В целом Предстоятель положительно оценил развитие церковно-общественных инициатив, которые «в последние годы становятся более заметными и разнообразными, и что весьма важно — более организованными». «Возникает все больше мероприятий и проектов просветительской, гражданской, культурной, патриотической направленности. Часть из них реализуется при поддержке государства и негосударственных фондов», — отметил Святейший Владыка.

Патриарх назвал активизацию работы православных общественных объединений «одним из наиболее перспективных направлений церковной деятельности» и перечислил некоторые большие проекты в этой сфере. Это, в частности, создание епархиальных учреждений, где бы могли находить помощь будущие мамы, оказавшиеся в тяжелой жизненной ситуации, открытие в районных библиотеках отделов православной литературы, организация творческих мастерских при воскресных школах, выпуск просветительской литературы и проведение спортивных состязаний для жителей окрестных домов на приходах. Предстоятель призвал искать материальную поддержку подобным проектам у государственных и общественных организаций, особо отметив Международную грантовую программу «Православная инициатива», поддержавшую около пятисот начинаний за пять лет деятельности в общецерковном масштабе.

«Работа Координационного комитета по поощрению социальных, образовательных, информационных, культурных и иных инициатив и курируемый им конкурс «Православная инициатива» способствуют тому, чтобы наши приходы адаптировались к реалиям современного общества и научились находить источники для восполнения материальных нужд, внося каждый свой вклад в миссию Церкви в мире», — заключил Святейший Патриарх Кирилл.

Читать еще:  Во сне сапоги женские. Магия чисел

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Общество, государство и Патриарх Кирилл

Церковь принято критиковать, и это нормально – она есть один из общественных институтов, влияющий на жизнь страны в целом. Но с каких позиций звучит эта критика? Говоря о реформе полиции или средней школы, мы исходим из того, что полиция и школа нам всем совершенно необходимы; обсуждая новейшую театральную постановку, признаем, что она интересна только театралам, но при этом и театр имеет право на жизнь по своим законам. Мы не критикуем лишь то, что считаем безусловным злом, например, терроризм. Мы хотим его уничтожить, а не исправить.

А как говорят о Церкви – более конкретно, о Московской Патриархии? Ее редко критикуют, гораздо чаще – обличают. Одни считают ее атавизмом и ведут решительную борьбу с любым ее появлением на публике просто уже потому, что религия – это зло. Другие сравнивают повседневную деятельность Церкви как организации с евангельскими призывами, обращенными к личностям: ну вот написано же, что надо раздать всё нищим, а они не раздают. Третьи сравнивают реальность со своими пожеланиями, как правило, смутными и противоречивыми: хорошо бы Церковь всех поддерживала, но ни во что не вмешивалась; хорошо бы обличала сильных мира сего, но никого не учила жить и т.д.

А главное, не всегда понятно, с каких позиций произносятся эти обличения. Принадлежит ли сам критик к этой самой Церкви, и если да, то чувствует ли свою долю ответственности за всё, происходящее в ней – или ждет, что идеальное положение дел возникнет сразу и без его усилий, по патриаршьему велению, по нашему хотению? Да нужна ли вообще кому-то эта Московская Патриархия, или лучше всем разойтись по домам, ведь религия – частное дело каждого?

Анатолий Черняев утверждает в «НГ-Религии»: Патриарх Кирилл «вполне уместен в роли духовного лидера современной России», как анастезия при операции. Операция заключается в замене идеалов «любви и бескорыстия, совестливости и искренности, солидарности и справедливости» на «противоположные принципы». А в чем же состоит анестезия, или, как ее называет Черняев, «патриархальная идеология» Кирилла? В том, что он стремится к сотрудничеству с государством, обращается прежде всего к светским властям и к элите. А следовательно, «Церковь «во взаимодействии» с государством берется руководить поведением людей, выступая в роли рупора их совести… Не требуя от богатых отказа от расточительного образа жизни, Патриарх Кирилл призывает к умеренности в стремлениях всех остальных, произнося им проповеди о «бездуховности» общества потребления». Отдельно Черняев отмечает, что цитаты он дает по большей части не из Библии и отцов Церкви, а из документов, разработанные в Патриархии под руководством самого Патриарха Кирилла.

В критике Черняева, на мой взгляд, парадоксальным образом сочетаются коммунистическое представление о Церкви как дурмане для трудящихся и одновременно – диссидентское (или даже манихейское) отношение к власти как к безусловному злу, любое сотрудничество с которым есть нравственное падение. Я не буду сейчас заниматься подсчетом библейских ссылок в речах Патриарха хотя бы уже просто потому, что такими ссылками при желании можно расцветить всё, что угодно. Вместо этого я хотел бы рассказать, что хорошего вижу в общественно-политической позиции Патриарха Кирилла я сам как частное лицо, мирянин этой Церкви.

Но сначала надо договориться, о каком именно обществе и о какой Церкви пойдет речь: о России начала XXI века, а вовсе не о насельниках горы Афон, не о первых христианах и вообще не об идеальных условиях, в которых применимы идеальные рецепты. Дано: страна с тоталитарным прошлым и довольно мутным настоящим, с крепкой вертикалью власти и мощными «бизнес-структурами», но без заметного гражданского общества. Церковь в основном состоит из вчерашних неофитов, управляется консервативными епископами, которые имеют на местах почти неограниченную власть. Требуется: оставаясь в Церкви и не развалив ее, привести всё это в более пристойное положение.

Можно, конечно, до бесконечности рассуждать о духовности и соборности, цитируя через слово Библию и отцов – но что это изменит на практике? Лет двадцать назад многие реформаторы полагали, что стоит объявить о начале рынка и демократии и ввести соответствующие институты, как всё это само по себе заработает, как швейцарские часы. Не вышло. Можно пойти и другим путем, стать своего рода идеологическим отделом при партии власти (и есть те, кто об этом и вправду мечтают), но Патриарху эта идея решительно не нравится: «Нам не нужно больше никакой идеологии. У нашего народа есть сильная, ясная христианская система ценностей» – эти его слова Черняев цитирует, но, похоже, не принимает всерьез.

«Ценности» – не библейское и не святоотеческое слово, а современное, как, впрочем, и «идеология». Но оно понятно современникам, с его помощью можно описать именно то, к чему призывает Библия и что, по мнению Черняева, наше общество стремительно утрачивает: любовь, бескорыстие и далее по списку. Но просто повторять эти слова не имеет смысла – стоит показывать людям, что означают они на практике. Так, после летних пожаров прошлого года именно синодальный отдел по благотворительности стал, по сути, самым эффективным центром по сбору и распределению помощи погорельцам. К нему обращались верующие и неверующие, потому что знали: здесь их пожертвования не разворуют, а доставят по назначению.

Сбор помощи погорельцам, лето 2010 года

Это маленький пример, но он ясно показывает: Церковь может содействовать становлению у нас гражданского общества, может стать центром притяжения, не встроенным ни во властную вертикаль, ни в олигархические структуры. Но тогда она неизбежно будет с ними взаимодействовать, ведь и гражданское общество нужно не для созерцания собственной гражданственности, а для активного вмешательства в происходящее, для защиты интересов простых людей. И в наших условиях просто невозможно выполнить эту задачу, не выстроив отношений с властью и корпорациями. Да и не только в наших: христианство, начиная еще от апостола Павла, отказалось идти сектантским путем отчуждения от государства, пусть даже далеко не вегетарианского, как то Римская империя. Нередко в истории государство подчиняло себе Церковь; эта опасность существует и сегодня, но исходит она скорее от местного начальства, а вот Патриархия явно Кремлю подчиняться не собирается. Но и на Триумфальную площадь не выходит, а вступает в уважительный диалог со властью, как тот же апостол Павел.

Читать еще:  Что открыл аристотель и в каком году. Сообщение про аристотеля

Патриарх Кирилл и президент РФ Дмитрий Медведев

Патриарх Кирилл считает, что нам нужна организационно сильная Церковь, занимающая активную социальную позицию и в определенных областях сотрудничающая с государством, но не подотчетная ему. Я не утверждаю, что это идеальная модель и что у него вообще получится всё задуманное, но я уверен, что в наших нынешних условиях наличие такого центра притяжения гораздо полезнее для всего общества, чем его отсутствие. К тому же отказ от этой позиции грозил бы РПЦ распадом на десятки клубов по интересам. Внутри каждого клуба было бы хорошо и уютно. на первых порах. Потом бы выяснилось, что все наши проблемы остались при нас. Но вот единство было бы уже утрачено, равно как и способы взаимодействовать с властями и отстаивать перед ними свою правоту и независимость.

Разумеется, конкретные слова и поступки церковных иерархов могут и должны быть предметом дискуссии. Обстановка внутри Церкви тоже далека от идеальной, и любой конкретный и грамотный анализ ее проблем, думаю, сослужит церковному руководству и всем нам добрую службу. Но при этом за Патриархом, как и за любым другим человеком, стоит признать право на собственную позицию, стоит попытаться понять внутреннюю логику этой позиции и найти какое-то пространство для диалога, а не спешить всё объяснять смесью угодничества перед властью и излишнего самомнения.

Может быть, главное достижения двух лет патриаршества Кирилла – активизация и выход на новый качественный уровень диалога между Церковью и обществом, да и между различными силами внутри Церкви. Приведу только один пример: заработало Межсоборное присутствие, где епископы, священники, монахи и миряне совместно и публично обсуждают актуальные вопросы церковной жизни и вырабатывают рекомендации для Поместных соборов. Мыслимо ли было такое всего несколько лет назад? Сам по себе диалог проблем не снимает, но без обсуждения их вряд ли удастся решить – а уж степень конструктивности этого диалога зависит от всех нас.

Как выбирают патриарха

26.01.2009 | Солодовник Светлана | №03 от 26.01.09

27 января в храме Христа Спасителя откроется Поместный собор Русской православной церкви, на котором будет избран Патриарх Московский и всея Руси. За две недели до этого во всех епархиях — и не только в России, но и в других странах, где действует РПЦ, — прошли выборные собрания: по предварительным подсчетам, в работе Собора примут участие жители 64 стран числом более 700 человек. Украину, например, на форуме будут представлять 192 человека, из них 57 — епископы, Великобританию — 2. Процедура избрания на Поместный собор по сравнению с 1990 годом, когда патриархом стал ныне покойный Алексий II, изменена, число представителей от епархий увеличилось. Среди представителей от мирян немало чиновников разных уровней. Фактически это означает, что в выборе патриарха голос государства — не последний. Как и из кого будут выбирать патриарха — выяснял The New Times

По уставу, епархиальное собрание, возглавляемое местным архиереем и состоящее из клира, монахов и мирян, проживающих на данной территории, вправе само устанавливать процедуру избрания делегатов на Поместный собор. Однако во многих епархиях собрания проходили по одной схеме: архиерей или его помощник зачитывает составленный заранее список — люди голосуют. Подтверждением может служить московская ситуация. Здесь делегатов на Собор выдвинул епархиальный совет (правящий архиерей с назначенными им двумя священниками и несколько выборных лиц), а отнюдь не собрание, которому было просто предложено за них проголосовать. Оглашенный участниками собрания альтернативный список президиум оставил без всякого внимания. Но в Москве хотя бы голосование провели, а сообщения с мест свидетельствуют о том, что кое-где и голосованием пренебрегли.

Ресурс местоблюстителя

Это не означает, впрочем, что церковная бюрократия едина в своих взглядах относительно фигуры будущего патриарха. Но понять, что реально происходит в церковной среде, не так просто: в церкви традиционно избегают публичного противостояния, делая все, чтобы избрание нового патриарха было воспринято как общенародное. Поэтому до выдвижения официальных кандидатов, что должен сделать 25 января Архиерейский собор, никто из претендентов не рискнул открыто лоббировать свои интересы. Кроме митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, избранного после смерти патриарха Алексия II местоблюстителем, — он сразу же начал весьма агрессивную предвыборную кампанию.

У владыки Кирилла имелись для этого все подручные средства: слаженный аппарат Отдела внешних церковных связей (ОВЦС), который он возглавляет последние двадцать лет, прирученные «общественные организации» вроде Союза православных граждан, всегда готовые выполнить любое его задание, послушные СМИ — собственный сайт ОВЦС, тесно сотрудничающее с ним информационное агентство «Интерфаксрелигия», что ни день публикующее чьинибудь славословия в адрес владыки, плюс появившийся в начале избирательного процесса интернет-портал «Патриарх 2009», который называет себя «независимым», но так явно подыгрывает митрополиту Кириллу, что сомнений в его предназначении не остается.

На стороне владыки и официоз — например, сайт Кремль.org, газета «Известия». Пиардостижения прочих главных претендентов ничтожны.

Господь все управит

Группа украинских епископов выразила свою поддержку митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру, назвав его достойным кандидатом на первосвятительский престол (из стана митрополита Кирилла тут же прозвучал упрек в некорректном поведении: негоже, мол, агитировать до официального выдвижения кандидатур). Митрополит Калужский и Боровский Климент провел презентацию своей книги «Русская православная церковь на Аляске до 1917 года» и дал пространное, старательно обходящее тему выборов интервью одному из московских журналов. Между тем еще совсем недавно многие церковные и околоцерковные СМИ именно его называли наиболее вероятным кандидатом в патриархи. И сейчас он остается одной из наиболее сильных фигур. «Митрополит Климент — опытный чиновник, умеренный консерватор, что соответствует позиции церковного большинства, он сторонник активного продвижения церковных инициатив во властных структурах и член Общественной палаты. Поэтому патриархом вполне может стать и митрополит Климент, и любой другой умеренно консервативный епископ, который до этого был на виду только в своей епархии», — говорит директор Института религии и права Роман Лункин.

Остальные члены Священного синода если и отметились в прессе, то в основном заявлениями в духе «Господь все управит». Совсем никак не проявил себя (кроме благодарственной речи в адрес местоблюстителя после Рождественской службы) вступивший после смерти патриарха в управление московскими приходами — в добавление к приходам Московской области — митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, опытный церковный дипломат, человек широких взглядов, никогда не стремившийся афишировать их широту, религиозный лидер, избегающий эффектных жестов, но тихо и кропотливо делающий свое церковное дело. Таких уважают в священнической среде и любят прихожане. Показательно, что голос за митрополита Ювеналия прозвучал из глубинки — о поддержке Ювеналия заявил архиепископ Томский и Асиновский Ростислав на пресс-конференции в Томске. Некоторые эксперты не исключают, что именно митрополит Ювеналий составит на соборе главную конкуренцию владыке Кириллу.

Читать еще:  Что не любят бесы. Кто такие бесы на самом деле и как с ними бороться

Пиар в одни ворота

Так или иначе, но за редким исключением обо всех связанных с предстоящими выборами событиях широкая публика узнавала из уст сторонников митрополита Кирилла: и о разнообразных достоинствах самого владыки — от таланта «кризисного менеджера» до умения «говорить на современном языке», и об «ангажированном» и «безапелляционном» поведении его соперников, вернее, одного, но опасного — митрополита Климента.

Его брат, тобольский митрополит Димитрий, якобы устроил настоящий демарш на предвыборном совещании ректоров духовных школ. Как рассказал ректор Костромской семинарии архимандрит Геннадий (Гоголев), «сам владыка Евгений (председатель Учебного комитета РПЦ, который должен был вести совещание. — С.С.) к недоумению всех предложил, чтобы совещание проводил ректор Ташкентской семинарии митрополит Ташкентский Владимир, но сделал он это конечно же под давлением архиепископа Димитрия». В результате совещание голосовало не по персоналиям, а за семинарии, которые уже сами должны были выбрать делегатов на Собор. И хотя в этом не было нарушения церковного устава, сторонники митрополита Кирилла усмотрели здесь намерение усилить «столь грубым способом» позиции одного из кандидатов на Патриарший престол.

За кулисами

Очевидно, что борьба внутри церкви идет, однако ясно и то, что у митрополита Кирилла, избранного местоблюстителем, шансов для маневра значительно больше. В его пользу и назначение беспрецедентно близкой даты голосования — и двух месяцев после смерти патриарха не прошло, а по уставу могли ждать полгода. Кроме того, не оставив зазора между Архиерейским и Поместным соборами, официальных кандидатов лишили тем самым времени на консолидацию сторонников. И наконец, вплотную приблизили к выборам заседание Синода, на котором должны быть приняты последние предсоборные решения (для чего дата его проведения была передвинута с 20 января на 23).

Можно, конечно, возложить вину за спешку на местоблюстителя, который действует в своих интересах. Но не гипнотизирует же митрополит Кирилл всех остальных: все решения принимались синодалами коллегиально, стало быть, возобладала такая точка зрения. Почему?

«Вполне возможно, что здесь есть идея подставы для Кирилла, — не исключает социолог и религиовед, эксперт Центра Карнеги Сергей Филатов. — Чем больше он раскрутится, тем больше может вызвать недоверия и облегчить кому-то работу. Церковный мир живет по своим законам, там ведь нет нормальной электоральной борьбы, представления программ, союзников, все делается тайком, за кулисами».

Церковные политики

Серьезным аргументом в пользу Кирилла его сторонники считают близость «главного церковного политика» к высшей государственной власти, что немаловажно для отстаивания общецерковных интересов. Возможно, некоторым этот аргумент кажется весомым особенно теперь, в период кризиса, когда надежды на помощь государства, в первую очередь финансовую, питают не только банки. Ведь из-за сокращения спонсорских поступлений уже приторможены многие церковные проекты, и строительные, и благотворительные.

Тем не менее участники будущего голосования говорят, что все гадания о вероятном исходе выборов пусты и легковесны, мол, все в руках Божьих. К этому аргументу можно было бы отнестись с полной серьезностью, если бы процедурные нарушения во время выборов делегатов на Собор не свидетельствовали о том, что Богу всячески старались «помочь». Но правда и то, что вариант процедуры голосования на Архиерейском и Поместном соборах, предложенный Синодом, не противоречит соборным принципам, оставляя место для проявления воли как человеческой, так и Божьей. Надо только его соблюсти.

Процедура выборов

Итак, если разработанный регламент будет утвержден Архиерейским собором, 25 января участникам форума раздадут списки с именами 145 архиереев, которые имеют право претендовать на патриарший престол (из 203 архипастырей Русской православной церкви). Каждый участник отметит в списке одно лицо. Три архиерея, получившие наибольшее число голосов, станут официальными кандидатами на предстоятельское место.

На Поместном соборе можно будет выдвинуть дополнительных кандидатов. Если предложение поддержит достаточное число делегатов, имя архиерея будет включено в список (число это на момент подписания номера в печать было еще неизвестно).

Патриарха выберут тайным голосованием. Каждый делегат получит под расписку бюллетень с именами кандидатов, отметит в нем одну персону и бросит бюллетень в урну. Остальное — дело счетной комиссии.

Если в первом туре выборов один из кандидатов наберет 50% плюс один голос, он автоматически становится патриархом. Если ни один из кандидатов не набирает более 50% голосов, проводится второй тур, и патриархом становится тот, кто получил простое большинство голосов.

К вечеру 27 января имя нового патриарха уже будет известно.

Поместный собор — высший орган церковной власти в области вероучения и канонического устроения. По действующему уставу РПЦ он созывается нерегулярно, на основании решения Архиерейского собора, а также, в исключительных случаях, патриарха или Священного синода.

Нынешняя ситуация как раз была сочтена «исключительной» — экономический кризис и угроза его перерастания в кризис социальный. Поэтому дату проведения Поместного собора назначил Священный синод.

Им же была установлена представительская квота от епархий: по одному человеку от клира, монашествующих и мирян, а также выработаны предложения по процедуре. Кроме делегатов от епархий в Поместном соборе принимают участие все архиереи РПЦ, руководители синодальных учреждений, ректоры духовных академий, представители от монастырей и пр.

Председателем Собора является Патриарх Московский и всея Руси, а в отсутствие патриарха — местоблюститель патриаршего престола. Кворум Собора составляет 2/3 законно избранных делегатов, включая 2/3 архиереев от общего числа иерархов — членов Собора.

Постоянные члены Священного синода (Священный синод, согласно действующему уставу РПЦ, высший орган управления Русской православной церкви в период между Архиерейскими соборами)

Митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан)

Митрополит Крутицкий и Коломенский (Московская область)Ювеналий (Поярков)

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Котляров)

Митрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев), патриарший экзарх Белоруссии

Митрополит Кишиневский и всея Молдовы Владимир (Кантарян)

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), председатель Отдела внешних церковных связей

Митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин), управляющий делами Московской патриархии

Источники:

http://www.patriarchia.ru/db/text/3978073.html
http://www.zavet.ru/a/post_1297742457.html
http://newtimes.ru/articles/detail/3071

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×