Как пекут хлеб на закваске в храмах. Хлеб наш насущный: маленькая пекарня при храме на черняховского работает по старинным рецептам (фото; видео)

Хлеб наш насущный: маленькая пекарня при храме на Черняховского работает по старинным рецептам (ФОТО; ВИДЕО)

«Не клянчить, а помогать», — так иерей Владислав настоятель храма в честь Спиридона Тримифунтского ( Черняховского, 13а ), объясняет, зачем при церкви организовали пекарню. Производство маленькое: здесь делают по 700 булок в день, а потом продают в магазины города. Выручки хватает не только на зарплаты сотрудникам, но и на частичное содержание храма и воскресной школы, на помощь нуждающимся. Корреспонденты VL.ru посмотрели, как пекут Монастырский хлеб.

«У храмов и монастырей часто нет возможности самим зарабатывать деньги. Мы создали пекарню, чтобы можно было обеспечивать не только сотрудников, но и людей, которые приходят в храм: бедных, нуждающихся», — говорит отец Владислав . И рассказывает, что на территории храма хочет организовать центр помощи женщинам, попавшим в сложную ситуацию в связи с незапланированной беременностью. Сейчас на территории прихода на Черняховского открыт небольшой временный храм (православные всем миром собирают деньги на новую церковь в честь святого преподобного Сергия Радонежского). Работает воскресная школа при храме. А в этом году запущена пекарня. В ней делают бездрожжевой хлеб на натуральных ржаных заквасках. Он диетический, почти без сахара и соли.

В небольшом одноэтажном помещении работают три человека — пекарь Сергей и два помощника — Владимир и Андрей. Хлеб, по 700 булок, выпускают через день — больше и чаще не получается, производство довольно трудоемкое. Цикл, рассказывает руководитель пекарни и заместитель настоятеля храма Евгений Матвеев, занимает около 24 часов. При тех же трудозатратах можно было бы выпекать 2500-3000 булок дрожжевого хлеба в день.

Все начинается с того, что батюшка освящает муку. Пекари ставят закваску из воды и муки, выдерживают ее при определенной температуре. Пока она бродит, в ней рождаются природные дрожжи и кисломолочные бактерии — промышленных дрожжей и добавок в закваску и тесто не кладут. Отец Владислав рассказывает, что закваска уничтожает все вредные бактерии и грибки. «Я задумывался: как раньше монахи жили на хлебе и воде? А оказывается, в ржаном хлебе — 40% веществ, необходимых для человека», — рассуждает он.

«С нуля» булка выпекается за 8-9 часов. Тесто мешается в специальной чаше, потом мастера режут его на кусочки — по 600 граммов, не больше и не меньше. Из них формируют ровные эллипсы и выкладывают в формы. Посыпают, что нужно, семечками. И ставят в печь. Готовый хлеб стоит ночь, остывает: запаковать горячим нельзя, потому что хлеб ужмется. Помощник пекаря Андрей особенно просит: «Скажите, чтоб люди знали: вот бывает, что корочка у хлеба разрывается при выпечке. Многие не понимают, почему, думают, хлеб плохой. А он наоборот хороший! Всегда ровная-ровная она бывает, только если химии добавить».

Руководитель церковного производства Евгений Матвеев добавляет, что решили использовать старинные рецепты, без химии. «Нашли технологии выпечки на закваске, как пекли на Руси. Это довольно сложный и трудоемкий процесс — отрабатывали его года полтора. Этот хлеб, конечно, подороже обычного. Но его особенность в том, что в нем нет промышленных дрожжей, пекарных улучшителей и добавок. Он натуральный: вода, мука, солод, ржаная закваска. Если его есть каждый день, пропадает тяжесть в желудке, изжога».

Сейчас в пекарне выпускают четыре вида хлеба: ржаной «Сергиевский», ржаной на солоде и патоке «Муромский», пшеничный «Трапезный» и ржано-пшеничный диетический «Даниловский». Православные производители сами придумали, как упаковывать товар, изучили графические редакторы и сверстали этикетки. Сбывают продукцию в супермаркеты, на рынки. Продают и в иконной лавке при храме. Некоторые жители района, бывает, заходят в церковь специально чтобы купить хлебушка. Стоит одна булка около 50 рублей.

Хлеб наш насущный: маленькая пекарня при храме на Черняховского работает по старинным рецептам (ФОТО; ВИДЕО)

«Не клянчить, а помогать», – так иерей Владислав, настоятель храма в честь Спиридона Тримифунтского (Черняховского, 13а), объясняет, зачем при церкви организовали пекарню. Производство маленькое: здесь делают по 700 булок в день, а потом продают в магазины города. Выручки хватает не только на зарплаты сотрудникам, но и на частичное содержание храма и воскресной школы, на помощь нуждающимся. Корреспонденты VL.ru посмотрели, как пекут Монастырский хлеб.

«У храмов и монастырей часто нет возможности самим зарабатывать деньги. Мы создали пекарню, чтобы можно было обеспечивать не только сотрудников, но и людей, которые приходят в храм: бедных, нуждающихся», – говорит отец Владислав. И рассказывает, что на территории храма хочет организовать центр помощи женщинам, попавшим в сложную ситуацию в связи с незапланированной беременностью. Сейчас на территории прихода на Черняховского открыт небольшой временный храм (православные всем миром собирают деньги на новую церковь в честь святого преподобного Сергия Радонежского). Работает воскресная школа при храме. А в этом году запущена пекарня. В ней делают бездрожжевой хлеб на натуральных ржаных заквасках. Он диетический, почти без сахара и соли.

Читать еще:  К чему снится есть органы мертвой собаки. К чему снится много мертвых собак

В небольшом одноэтажном помещении работают три человека — пекарь Сергей и два помощника — Владимир и Андрей. Хлеб, по 700 булок, выпускают через день — больше и чаще не получается, производство довольно трудоемкое. Цикл, рассказывает руководитель пекарни и заместитель настоятеля храма Евгений Матвеев, занимает около 24 часов. При тех же трудозатратах можно было бы выпекать 2500-3000 булок дрожжевого хлеба в день.

Все начинается с того, что батюшка освящает муку. Пекари ставят закваску из воды и муки, выдерживают ее при определенной температуре. Пока она бродит, в ней рождаются природные дрожжи и кисломолочные бактерии — промышленных дрожжей и добавок в закваску и тесто не кладут. Отец Владислав рассказывает, что закваска уничтожает все вредные бактерии и грибки. «Я задумывался: как раньше монахи жили на хлебе и воде? А оказывается, в ржаном хлебе — 40% веществ, необходимых для человека», – рассуждает он.

«С нуля» булка выпекается за 8-9 часов. Тесто мешается в специальной чаше, потом мастера режут его на кусочки — по 600 граммов, не больше и не меньше. Из них формируют ровные эллипсы и выкладывают в формы. Посыпают, что нужно, семечками. И ставят в печь. Готовый хлеб стоит ночь, остывает: запаковать горячим нельзя, потому что хлеб ужмется. Помощник пекаря Андрей особенно просит: «Скажите, чтоб люди знали: вот бывает, что корочка у хлеба разрывается при выпечке. Многие не понимают, почему, думают, хлеб плохой. А он, наоборот, хороший! Всегда ровная-ровная она бывает, только если химии добавить».

Руководитель церковного производства Евгений Матвеев добавляет, что решили использовать старинные рецепты, без химии. «Нашли технологии выпечки на закваске, как пекли на Руси. Это довольно сложный и трудоемкий процесс — отрабатывали его года полтора. Этот хлеб, конечно, подороже обычного. Но его особенность в том, что в нем нет промышленных дрожжей, пекарных улучшителей и добавок. Он натуральный: вода, мука, солод, ржаная закваска. Если его есть каждый день, пропадает тяжесть в желудке, изжога».

Сейчас в пекарне выпускают четыре вида хлеба: ржаной «Сергиевский», ржаной на солоде и патоке «Муромский», пшеничный «Трапезный» и ржано-пшеничный диетический «Даниловский». Православные производители сами придумали, как упаковывать товар, изучили графические редакторы и сверстали этикетки. Сбывают продукцию в супермаркеты, на рынки. Продают и в иконной лавке при храме. Некоторые жители района, бывает, заходят в церковь специально чтобы купить хлебушка. Стоит одна булка около 50 рублей.

ВИДЕО:

Монастырский хлеб

«Хлеб – всему голова», – гласит народная мудрость. Для наших предков это была неоспоримая истина, а вот мы подчас склонны и сомневаться в ней: мучное, вредно для здоровья… Но все равно без хлеба не обходится ни одна трапеза, будь то обычный обед или праздничное застолье. В Москве немало хлебозаводов и пекарен, но есть и одна особенная, хлеб из которой не похож на испеченный в других местах. Это пекарня Иоанно-Предтеченского женского монастыря.

Из истории монастыря

Иоанно-Предтеченская обитель свою историю ведет с XV века. Первоначально это был мужской монастырь, который располагался в Замоскворечье, в районе современной Пятницкой улицы. В 1530-е годы, после рождения у Василия III долгожданного наследника – будущего царя Ивана IV Грозного, обитель была перенесена на Кулишки. На новом месте монастырь стал женским.

После пожара 1812 года монастырь было решено упразднить, а монастырский собор превратить в приходскую церковь. Возобновлена была обитель во второй половине XIX века стараниями митрополита Московского Филарета.

До 1917 года в обители проживало более 300 сестер. А после революции Ивановский монастырь был закрыт одним из первых в Москве. В монастырских зданиях разместили тюрьму. Но монастырские храмы действовали как приходские до 1927 года. После их закрытия последние сестры и священнослужители монастыря были выселены, одни из них были сосланы, а другие расстреляны по обвинению в антисоветской агитации.

В советское время на территории и в строениях монастыря располагались службы теплосети, архив Московской области, швейная фабрика. Часть территории и монастырских зданий и сейчас занимает Московский университет МВД.

Возобновление жизни общины Иоанно-Предтеченского монастыря относится к началу 1990-х годов. В 1992 году монастырская часовня святого Иоанна Предтечи, а затем и келейный (бывший больничный) корпус с домовым Елисаветинским храмом были переданы Церкви, началась постепенно возрождаться монашеская жизнь.

В 2000 году на заседании Священного Синода было принято решение об открытии монастыря. В Ивановский монастырь была назначена настоятельница из числа сестер никогда не закрывавшейся Успенской Пюхтицкой обители в Эстонии – матушка Афанасия (Грошева).

Читать еще:  Диана — значение имени. Описание имени Диана: происхождение и значение в судьбе

При открытии монастыря встал вопрос: на что будет существовать и возрождаться обитель?

– Когда открылся монастырь, средств очень не хватало, и хлеб начали печь для себя сами сестры. Затем было закуплено на средства благотворителей профессиональное оборудование для пекарни, и хлеб стали продавать.

Люди с радостью приобретали монастырскую продукцию, тем более что тогда она не была так широко представлена, как сейчас, например на православных ярмарках. Монастырь пригласил на работу профессиональных пекарей.

Работают в пекарне две Галины, и, как на обычном хлебозаводе, работа тут начинается рано – в 6 часов утра. В отличие от обычного производства, рабочий день в монастыре неизменно начинается с молитвы, затем все приступают к своим обязанностям.

Сначала замешивают тесто для хлеба, затем на булочки и пирожки. За то время, пока делают булочки, хлеб успевает подойти, и его ставят в печь. Рецепты хлеба самые разные: от традиционных, какие используют во всех хлебопекарнях, до старинных. Особенность заключается в том, что монастырская выпечка в основном постная, то есть в продукцию не добавляют яйца и маргарин. Весь хлеб делают на подсолнечном масле. Также пекут особый бездрожжевой хлеб на афонской закваске. Несмотря на то, что тесто все постное, хлеб мягкий и очень вкусный.

На каждый день существует план, сколько и какой продукции надо испечь. В будние дни и на церковные праздники пекут больше, в выходные и в летнее время, когда многие москвичи в отпусках, – меньше. Монастырь расположен в самом центре Москвы, вокруг много офисов, служащие которых охотно покупают продукцию в монастырской трапезной, где также можно и пообедать.

Выпечка продается всегда свежая. Если какой-либо вид, например, пирожков, заканчивается, в пекарню поступает заказ, и в течение нескольких часов пекут новую партию. Продукция поставляется на прилавок несколько раз в день. Каждый день печется несколько видов хлеба, булочки и пирожки с самой разнообразной начинкой: с картошкой, капустой, яйцом, с грибами, с повидлом и творогом.

Мать Софрония говорит, что москвичам особо полюбился афонский хлеб: он долго не черствеет и хорошо хранится. Некоторые за монастырским хлебом приезжают с окраин Москвы.

По мере необходимости сестры помогают в пекарне, например на большие церковные праздники, на которые в монастыре всегда собирается много народу. Когда совершаются ночные службы – на Пасху и на Рождество Христово, сестры пекут булочки с крестиком и раздают их после ночной службы прихожанам, пока метро не открылось и все остаются в храме.

Инокиня Софрония замечает:

– Многие спрашивают: ну почему у вас такой вкусный хлеб? А ответ простой. Жизнь монастыря начинается с молитвы и заканчивается молитвой; каждый вечер мы обходим всю территорию монастыря крестным ходом и кропим святой водой все помещения. И пекарню, как и весь наш сестринский корпус, окропляют святой водой.

Утром пекари молятся перед началом работы и добавляют в тесто крещенскую воду. И это сказывается на качестве и вкусе нашего хлеба. Конечно, очень важно и то, о чем ты думаешь и говоришь, когда готовишь. Ведь едой можно даже отравиться, если, готовя ее, что-то думать или говорить недоброе.

Мать Софрония рассказывает:

– Люди приходят очень разные. Есть мирно настроенные, но есть не такие уж и миролюбивые. Вынесешь им чай с хлебом, а они могут тебе этим чаем в лицо плеснуть, сказав, что это они не будут, и потребовать другой еды. В день приходит где-то 40–50 человек. Информация среди обитателей вокзалов распространяется очень быстро, они передают друг другу, где и когда можно бесплатно поесть в Москве.

Мы находимся недалеко от трех вокзалов, на которых ведется большая социальная работа. Очень важно правильно продумать, как разумно помогать нищим. Нам в монастырь социальные работники приносят листовки с информацией о том, кто и какую помощь может оказать бедным: как отправить их домой, где можно им подработать или переночевать. Если кто-то к нам обращается с этими вопросами, мы даем такую информацию.

На вопрос о том, как отличить людей, действительно нуждающихся, от обманщиков и как правильно поступать, столкнувшись с мошенниками, инокиня Софрония ответила так:

– Конечно, есть обманщики и среди тех, кто к нам обращается. Ну что делать! Мы стараемся помочь, чем можем! Хотя бы продуктами. Господь нам заповедал помогать. «Просящему у тебя дай» (Мф. 5: 42), – говорит нам Христос в Евангелии. Мы находимся в очень неблагополучном мире, и надо с этим примириться. Бедные они как были, так и будут.

Сейчас я заметила: пошел поток совершенно других людей. До кризиса приходили, как правило, те, кто давно побирается и скитается. Это те люди, которые находятся на дне общества, и им уже очень трудно из этого выбраться, да они уже и не смогут жить по-другому. Но после кризиса стали приходить люди совершенно другого плана. Они хорошо одеты. Ведь кризис ударил не только по низшему слою общества, он ударил по всем слоям. Люди, которые были довольно обеспеченными и успешными и вдруг разорились, особенно если они приезжие, остались ни с чем. Некоторые, может быть, и хотели вернуться домой, но потом подумали: «А что там делать? Там же безработица…» И они стараются остаться в Москве любым способом. Пытаются искать другую работу… Но это не всегда получается, и потихоньку такие люди опускаются на дно.

Читать еще:  Во сне разнимать дерущихся. Сонник разнимать дерущихся мужчин

Монастырская жизнь в современном мегаполисе

Послушания у сестер самые разные: церковное, алтарное, регентское и клиросное. Главными, как в любом монастыре, являются послушания настоятельницы, казначеи, благочинной, среди других – послушания просфорницы, экскурсовода для паломнических групп, канцелярское, швейное, келарское, экономское, библиотечное, архивное. В 2008 году в обители открылся свой музей, обновился сайт. У монастыря есть небольшое подворье в селе Остров Московской области, на котором выращивают овощи и зелень. Там же в 2009 году открылась монастырская богадельня, где тоже несут послушание несколько сестер.

Только совсем несведущий в церковной жизни человек может думать, что монахи полностью удалились от житейских дел и жизнь современного мира их не касается. Контакт с миром неизбежен, особенно если монастырь находится в центе такого огромного мегаполиса, как Москва.

Мать Софрония, например, занимается всеми закупками продовольствия для монастыря, монастырской трапезной, пекарни и подворья. Раз в неделю она отправляется с водителем на машине на продовольственные базы, фирмы, рынки.

– На многих рынках нас уже знают. У нас есть даже помощники, которые помогают нам делать закупки. Это тоже своего рода путь милосердия, и таким путем люди спасаются. Необязательно что-то жертвовать, помощь тоже путь служения, – рассказывает сестра Софрония. И продолжает:

– Я много езжу и вижу: люди настроены миролюбиво к монашествующим в Москве. Иногда, бывает, нам жертвуют продукты, если есть у кого-то возможность. Конечно, кризис серьезно ударил и по тем, кто занимается закупками и продажами. Люди немножко ожесточились. Но все равно меня на рынках часто останавливают, чтобы поговорить или задать вопрос. Люди подходят, спрашивают о вере, о Боге. Получается своего рода миссионерское служение.

На церковные службы приходит множество обычных людей, и тут тоже происходит взаимодействие монастыря и мира.

– Основные наши прихожане – это семьи с детьми, – продолжает свой рассказ мать Софрония. – Конечно, мы учитываем то, что монастырь находится в центре Москвы и к нам заходят люди, работающие в офисах. Если человек не ходит в храм, но, когда он проходил мимо церкви, у него возникло желание зайти и помолиться, одежда не должна быть препятствием к этому. Например, для женщин у нас на входе в храм лежат юбки и платочки, всем этим они могут воспользоваться. Надо только приветствовать то, что человек зашел в храм, ведь Господь всех нас призывает.

Сейчас в монастыре живут 20 насельниц. Конечно, своими силами невозможно справиться со всеми делами, поэтому в монастыре много рабочих, особенно строителей. Реставрация главного собора монастыря уже завершается. На вопрос о том, трудно ли устанавливаются взаимоотношения между рабочими и сестрами обителями, мать Софрония ответила так:

– Конечно, когда люди приходят в монастырь работать, им сначала трудно перестроиться на монастырский уклад. Очень сложно учитывать тонкости монастырской жизни, особенно если учесть, что это женский монастырь.

Под руководством нашей матушки игумении Афанасии, настоятельницы монастыря, мы живем как одна семья. Как и должно быть в общежительном монастыре. По милости Божией у нас все очень спокойно. Матушка у нас понимающая, мы к ней идем со всеми нашими немощами, за советами. Ничего у нас в монастыре не делается без матушкиного благословения. Она очень мудро управляет обителью.

Конечно, в каждый монастырь приезжают паломники для поклонения святыням. Наиболее почитаемыми святынями Иоанно-Предтеченского монастыря являются древняя икона святого Иоанна Предтечи середины XVI века, которая находится в восстановленном соборе, и обруч в монастырской часовне у входа. Он прикреплен к списку с древнего образа с изображением святого. Считается, что этот обруч – мера главы Иоанна Предтечи. Исторические источники о том, откуда и когда появился обруч в монастыре, не обнаружены. Обруч стал известен с конца XIX века. После закрытия монастыря его хранили в двух московских храмах, последним местом был храм апостолов Петра и Павла на Яузе. После открытия обители святыню вернули монастырю.

Предварительно помолившись, паломники надевают обруч на голову, и по их горячей вере Господь многим подает исцеления от головных болей, психических расстройств и других болезней.

Источники:

http://vladivostok.bezformata.com/listnews/hleb-nash-nasushnij-malenkaya/40135281/
http://www.newsvl.ru/stories/2015/11/13/141218/
http://pravoslavie.ru/39131.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: