Историческое познание и историческое сознание. Историческое сознание

Историческое познание

ИСТОРИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ — 1) специализированная подсистема исторического сознания (3); 2) рефлексия над исторической жизнью (2); 3) процесс поиска, установления и интерпретации существенных исторических фактов (1). Историческое познание представляет собой когнитивную деятельность субъекта, включающую: а) интериоризацию исторической информации о предмете познания; 2) превращение информации в историческое знание; 3) экстериоризацию исторического знания в социокультурных коммуникациях.

Объектом исторического познания является историческая действительность как трансцендентное прошлое, которое не оставило «считываемых следов» и растворилось во времени (темподесинентное прошлое). Предметом исторического познания выступает историческая реальность как трансцендентальное прошлое, ставшее доступным, благодаря «следам-посредникам» (историческим источникам) как основы исторической реконструкции. Специфика исторического познания обусловлена, во-первых, его объектом, историческая действительность как единство объективного и субъективного есть отчужденный продукт деятельности людей, живших в прошлом. Во-вторых, между субъектом и объектом исторического познания отсутствует непосредственная связь, и историк имеет дело лишь с историческими источниками как носителями информации об исторической действительности. В-третьих, субъекты исторического познания воспринимают прошлое финалистически, то есть как процесс с известным результатом, в то время как для авторов исторических источников это прошлое было настоящим. В-четвертых, субъекты исторического познания «переживают» события прошлого в их настоящем, поэтому в любой исторической интерпретации присутствует, кроме интерпретируемого прошлого, также и интерпретируемое настоящее. При этом форма современной интерпретации прошлого определяется не самой исторической действительностью, а субъектами исторического познания в рамках определенных риторических стратегий. Поэтому одни и те же события прошлого могут быть изложены ими как нарративные истории героического, трагического, сатирического или оптимистического характера. В этом плане историк ищет в прошлом не только другого, но и самого себя, а историческое познание есть продолжение самопознания и познания другого, элементом которого выступает историческая память. С одной стороны, историческое познание выступает предпосылкой формирования исторического сознания, с другой — историческое сознание является контекстом исторического познания, поскольку без исторического сознания невозможно присутствие прошлого в настоящем. Историческое сознание, составной частью которого является историческая память, представляет собой не просто систему определенных исторических знаний, а способ осмысления социумом движения общества во времени. Если исходить из способа осмысления и особенностей фиксации представлений о движении общества во времени, то историческое сознание может принимать форму мифа, хроники или науки.

Историческое сознание как контекст исторического познания задает способы его организации: а) донаучные; б) научные; в) ненаучные. Переход от донаучных способов организации исторического познания к научным был связан с переходом, с одной стороны, от провиденциалистской интерпретации исторической действительности к рационалистической, с другой — от спекулятивных философских исторических концепций к теоретическим, основанным на эмпирических данных. Возникновение и развитие научных способов организации исторического познания было обусловлено эпистемологическими революциями XIX-XX веков. Первая такая революция была связана со сциентизацией исторического познания в рамках позитивистской эпистемологии, с разработкой номотетических познавательных стратегий. Вторая революция — с антисциентизацией исторического познания в рамках неокантианской эпистемологии, с разработкой идиографических познавательных стратегий. Третья революция — со сциентизацией исторического познания в рамках социальной истории, направленной на преодоление идиографических познавательных стратегий. Четвертая эпистемологическая революция была связана с «лингвистическим поворотом» в историческом познании и последующим «вызовом» постмодернизма, поставившим под сомнение профессиональный статус научного исторического познания. Эта революция, направленная на критику экстремальных постулатов постмодернизма и восстановление профессионального статуса научного исторического познания, сопровождается, с одной стороны, «культурный поворотом», связанным с изучением культурно-исторической специфики того иди иного времени, в контексте которой формируются коллективные представления об исторической действительности, с другой — с «прагматическим поворотом», для которого характерны интенсивные поиски интегральной, синтетической исследовательской модели, построенной на принципе взаимодополнительности социальной и культурной истории, макро- и микроанализа, объяснения и понимания (4).

Современное историческое познание выполняет различные социальные функции: познавательные, образовательные и преобразовательные. Познавательные функции заключаются в том, что историческое познание в определенном смысле позволяет «жить в прошлом», понимать людей прошлого, объяснять их действия. Преобразовательные функции обусловлены тем, что знания о прошлом как интеллектуальные продукты исторического познания являются эффективным инструментом влияния на настоящее, особенно в ситуации социальной неопределенности и социального выбора, когда в прошлом ищут обоснование или вдохновение социальным проектам современности. Образовательные функции исторического познания связаны, с одной стороны, с целенаправленной познавательной деятельностью людей по получению новых исторических знаний и их использованию в социальных коммуникациях, с другой — с формированием у людей личностных качеств, связанных с их мировоззрением, этическими представлениями, эстетическими взглядами, гражданскими позициями.

Определение понятия цитируется по изд.: Теория и методология исторической науки. Терминологический словарь. Отв. ред. А.О. Чубарьян. [М.], 2014, с. 186-189.

1) Кузеванов Л. И. Академизм исторического познания. М.: НЭИ «Академическая жизнь», 2010. С. 6; 2) Останина О. А. Проблема субъективного в историческом познании. М.: Прометей, 1997. С. 3; 3) Ракитов А. И. Историческое познание: Системно-гносеологический подход. М.: Политиздат, 1982. С. 63; 4) Репина Л. П. Новые исследовательские стратегии в российской и мировой историографии. М.: ГУ ВШЭ, 2008. С. 8; 5) Савельева И. М., Полетаев А. В. Теория исторического знания: Учеб. пособие. СПб.: Алетейя; М.: ГУ ВШЭ, 2008.

История как наука. Источники и методы познания. Исторические школы. Историческое сознание.

Экзамен по истории

История – наука, занимающаяся изучением прошлого человеческого общества во всем его многообразии. Исходя из этого, предметом исторической науки можно назвать все проявления жизни человечества, начиная с зарождения человеческого общества и до настоящего времени. Соответственно, главной задачей истории следует считать познание прошлого человечества – познание, необходимое для понимания современного состояния человеческого общества и предвидения его развития в будущем.

Кроме того, историческая наука включает в себя несколько особых отраслей: археологию, изучающую прошлое по вещественным источникам; этнографию, изучающую ныне живущие народы и этнические общности, их быт и культуру; источниковедение, разрабатывающее теорию и методику изучения и использования исторических источников; историографию, изучающую становление и развитие исторической науки (историю истории). Существует также ряд специальных (вспомогательных) исторических дисциплин, исследующих определенные формы и виды исторических источников. К ним относятся археография, генеалогия, геральдика, историческая метрология, нумизматика, палеография, хронология, сфрагистика и др.

Метод — это путь исследования, способ построения и обоснования знаний. К специально-историческим методам исследования относятся: — хронологический — предусматривает изложение исторического материала в хронологической последовательности; — синхронный — предполагает одновременное изучение событий, происходивших в обществе; — дихронный — метод периодизации; — историческое моделирование, статистический метод. Среди других методов, применяемых при изучении и исследовании истории России, следует назвать также: периодизации, сравнительно-исторический, ретроспективный, системно-структурный, социологических исследований.

Читать еще:  Молитва николаю чудотворцу перед работой. Сильная молитва николаю чудотворцу о работе

Исторические источники — это все остатки прошлой жизни, все свидетельства о прошлом. Можно назвать четыре основные группы (классы) исторических источников: 1) вещественные; 2) письменные; 3) изобразительные (изобразительно-графические, изобразительно- художественные, изобразительно-натуральные); 4) фонические. Историки, изучая исторические источники во всей их совокупности, не имеют права «играть» в факты и фактики. Они исследуют все факты без исключения. Важнейшими источниками истории России являются летописи. Самые ранние летописи появились еще в XI — XII вв. Наиболее значимая из них — «Повесть временных лет» (XII в.), автором которой был Нестер. Шли века, менялись поколения летописцев, создавались общерусские летописные своды и писались областные летописи, содержащие огромный материал о сотнях исторических деятелей, описание сражений, битв и испытаний, обрушившихся на княжества, на народ, и все это было выражением закономерности развития русской истории — преодоления раздробленности, единения русских земель, завершившегося созданием централизованного государства.

С образованием Российского государства с центром в Москве появилась потребность определить его место среди других стран. Предпринимается попытка обосновать происхождение царского самодержавия, доказать его незыблимость и вечность. В 1560 -63 гг. появилась «Степенная книга», в которой история страны изображена как серия сменяющих друг друга княжений и царствований.

Василий Никитич Татищев (1686 — 1750) в своем труде «История Российская с самых древнейших времен» (в 4-х книгах) — предпринимает первую попытку создания обобщающей работы по истории России. История В. Н.Татищева содержит ряд событий от скифских времен до конца 16 в. — правления Ивана Грозного. В эпоху Петра Первого происходит осмысление истории России как истории государства Российского.

Крупнейшим представителем русской исторической школы является русский писатель, историк Николай Михайлович Карамзин (1766-1826). Его главный труд — «История государства Российского» – описывает историю Росии до 1612 г.

Этап в развитии русской исторической науки в 19 веке связан с именем Сергея Михайловича Соловьева (1820 — 1879). Самым значительным по содержанию и обилию использованных источников является труд «История России с древнейших времен» в 29 томах, где рассматривается развитие российской государственности от Рюрика до Екатерины II.

Последователем идей Соловьева был Василий Осипович Ключевский (1841 — 1911). В «Курсе русской истории» в пяти томах В.О. Ключевский первым среди российских историков отошел от периодизации по царствованиям монархов.

Марксистская концепция отечественной истории, с благословения Ленина, была создана большевиком Михаилом Николаевичем Покровским (1868 — 1932) в впервые нашла свое отражение в работе «Русская история в самом сжатом очерке», а затем изложена в его фундаментальном труде «Русская история с древнейших времен» в 5-ти томах. М. Покровский считается родоначальником школы советских историков.

Несмотря на господство в советской историографии вульгарного материализма, ряд историков работал, плодотворно решая многие проблемы: этногенез славян, зарождение и развитие российской государственности, история русской культуры и др.

Начальные века русской истории изучали Б.А. Рыбаков, А.П. Новосельцев, И.Я. Фроянов, П.П. Толочко, Л.Н. Гумилев; эпоху средневековья — А.А. Зимин, В.Б. Кобрин, Д.А. Альшиц, Р. Г. Скрынников, А.Л. Хорошевич; эпоху петровских преобразований — Н.И. Павленко, В.И. Булганов, Е.В. Анисимов; историю русской культуры — Д.С. Лихачев, М.Н. Тихомиров, А.М. Сахаров, Б.И. Краснобаев и др. Не случайно, многие работы указанных авторов публиковались и получили признание не только в нашей стране, но и за рубежом.

Как раннее отмечалось, историческая концепция Л.Н. Гумилева явилась своеобразной реакцией исторической науки на засилье в ней вульгарного экономико-социологического детерминизма. Лев Николаевич Гумилев (1912-1992), действительный член Российской академии естественных наук, создал новое направление науки — этнологию, лежащую на стыке нескольких отраслей науки — этнографии, психологии и биологии. Л. Гумилев писал о гунах, торках, хазарах, монголах, русских. Он опубликовал более двухсот статей и десяток монографий: «География этноса и исторический период», «Этногенез и биосфера Земли», «Древняя Русь и Великая степь», «От Руси до России» и др.

В ходе изучения истории формируется историческое сознание. Историческое сознание — это одна из важных сторон общественного сознания. Под историческим сознанием в науке понимается совокупность представлений общества в целом и его социальных групп в отдельности, о своем прошлом и прошлом всего человечества.

2. Варианты теоретического объяснения исторического процесса. Формационный и цивилизационыый подходы в историческом познании.

Историческим процессом называется временная последовательность сменяющих друг друга событий, которые явились результатом деятельности многих поколений людей. Впервые в истории философской мысли Г. Гегель поставил вопрос о наличии в историческом процессе объективной закономерности. Он нарисовал объективно-историческую картину исторического процесса, где реализуется содержание Мирового Духа. В дальнейшем было предпринято множество попыток объяснить историю. На сегодняшний день определились два методологических подхода к анализу исторического процесса. Один — формационный, другой — цивилизационный.

Формационный подход был предложен основоположниками марксизма – К. Марксом и Ф. Энгельсом, — развит В. И. Лениным. Ключевое понятие, используемое при формационном подходе, — общественно-экономическая формация.

Общественно-экономическая формация представляет собой совокупность производственных отношений, уровня развития производственных сил, общественных связей, политического строя на определенном этапе исторического развития.

В общественно-экономической формации есть два главных компонента – базис и надстройка. Базис – экономика общества, составляющими которой являются производительные силы и производительные отношения. Надстройка – государство, политические, общественные институты. К переходу от одной общественно-экономической формации к другой приводят изменения в экономическом базисе.

Производительные силы постоянно развиваются, совершенствуются, а производственные отношения остаются прежними. Возникает конфликт, противоречия между новым уровнем производительных сил и устаревшими производственными отношениями. Рано или поздно насильственным или мирным путем происходят изменения в экономическом базисе – производственные отношения, либо постепенно, либо путем коренной ломки и замены их новыми, приходят в соответствие с новым уровнем производительных сил.

В результате все наблюдавшееся в истории множество социальных систем было сведено к нескольким типам, получившим название общественно-экономической формации. К. Маркс выделял пять общественно-экономических формации:

5) коммунистическая (социалистическая).

Также им было указано на особый политико-экономический тип общества – «азиатский способ производства».

Цивилизованный подход был предложен Арнольдом Тойнби (1889-1975). Центральное понятие, используемое его сторонниками, — цивилизация. Цивилизация, по Тойнби, — устойчивая общность людей, объединенных духовными традициями, сходным образом жизни, географическими, историческими рамками.

История – нелинейный процесс. Это процесс зарождения, жизни, гибели несвязанных друг с другом цивилизаций в различных уголках Земли. Согласно Тойнби, цивилизации могут быть основными и локальными.

Основные цивилизации оставляют яркий след в истории человечества, косвенно влияют (особенно религиозно) на другие цивилизации. Локальные цивилизации, как правило, замыкаются в национальных рамках. К основным цивилизациям относятся (относились): шумерская; вавилонская; минойская; эллинская (греческая); китайская; индусская; исламская; христианская; некоторые другие цивилизации. Локальных (национальных) цивилизаций, заслуживающих внимания, по Тойнби, в истории человечества насчитывалось около 30 (американская, германская, русская и т. д.).

Читать еще:  Астрологический прогноз от комсомолки на июль.

Движущими силами истории, согласно А. Тойнби, являются: вызов, брошенный цивилизации извне (невыгодное географическое положение, отставание от других цивилизаций, военная агрессия); ответ цивилизации в целом на вызов; деятельность талантливых, богоизбранных личностей (великих людей). Развитие всей истории строится по схеме “вызов-ответ”.

Историческое познание и историческое сознание

Одной из фундаментальных социальных функций исторического познания является формирование исторического сознания. Что такое историческое сознание? Согласно одной из точек зрения А. Левада) историческое сознание рассматривается как социальная память. «Этим понятием охватывается все многообразие стихийно сложившихся или созданных наукой форм, в которых общество осознает (воспроизводит и оценивает) свое прошлое, точнее, в которых общество воспроизводит свое движение во времени» [49].

Отличие исторического сознания от других форм общественного сознания Ю. А. Левада усматривает в том, что оно вводит дополнительное измерение — время. Историческое сознание, следовательно, разновидность знания обществом своего прошлого. При всем том, что без социальной памяти исторического сознания быть не может, ошибочно отождествлять историческое сознание и историческое знание. Знание, особенно профессиональное историческое знание, — удел сравнительно небольшой прослойки людей, тогда как историческое сознание по определению является массовым, одной из форм общественного сознания наряду с правовым, национальным, нравственным и другими его формами. Более убедительным представляется взгляд, согласно которому под историческим сознанием подразумевается связь времен — прошлого, настоящего и будущего — в сознании индивида и общества в целом [50]. Что означает эта связь времен, что она дает обществу, как и почему она рвется и каковы последствия этого разрыва?

Историческое сознание является не только одной из проблем науки, но и жизненно важной проблемой любого общества. От состояния исторического сознания зависит степень стабильности общества, его способность к выживанию в критических обстоятельствах и ситуациях. Устойчивое историческое сознание — важнейший показатель стабильности общества подобно тому, как разорванное, клочкообразное состояние исторического сознания — свидетельство надвигающегося кризиса, ставшего реальностью. Конечно, кризис исторического сознания вторичен по сравнению с кризисом общества и является результатом, следствием последнего, но разрушение исторического сознания может быть и результатом целенаправленных усилий, злой воли и умысла. Тогда злая воля становится инструментом культивирования исторического беспамятства людей, отнимающего у них возможность ориентироваться в настоящем, надежду на будущее и превращающего их в орудие реализации самых разных целей, в том числе направленных против их коренных интересов.

Связь времен имеет жизненно важное значение и является главным признаком исторического сознания. Об этом свидетельствуют и эсхатологические представления, связывающие земное и небесное царства, сансару и нирвану и т.д.

Четкое художественное «осмысление проблемы исторического сознания — слова Гамлета: (распалась связь времен.

В чем заключается необходимость и общественная значимость связи времен? И то и другое определяется общественной природой человека, физической невозможностью его бытия в одном временном измерении [51]. Порой ставится вопрос, который является не только риторическим: «Чем человек отличается от животных?» Состраданием, утверждают одни, но дельфин выбрасывается на берег из чувства солидарности, сострадания. Способностью любить, считают другие, но волк сохраняет верность одной волчице, а лебедь гибнет после смерти своей подруги. Умением смеяться, думают третьи, но обезьяны вполне обладают этой способностью. Способностью творить, утверждают иные, но доказана способность обезьян к творчеству при добывании пищи, а танец журавлей прекраснее любого плохо поставленного хореографом танца. Отличительное свойство человека — в наличии памяти, удерживающей в единстве его прошлое, настоящее и его планы, надежды на будущее. При всей реальности проявления так называемого «растительного существования человека его земное бытие не протекает только в каком-то одном временном измерении из трех названных модальностей. Противоположность памяти — беспамятство, которое обрело художественную форму в образе Маугли. Таков и профессор Борн с его усилиями открыть препарат, который лишает людей памяти (фильм «Мертвый сезон»). Беспамятны бесы Ф.М.Достоевского с их четкой программой: «Надобно, чтобы такой народ, как наш, не имел истории, а то, что имел под видом истории, должно быть с отвращением забыто. Кто проклянет свое прошлое, тот уже наш — вот наша формула». Впрочем, в последнем случае речь идет уже не об индивидуальной памяти, а о коллективной памяти народа, массовом историческом склерозе. Беспамятство лишает возможности должным образом ориентироваться в настоящем и способности понимать, что надо делать в будущем. Вот как ставил такие цели с обозначением способа их реализации Гитлер: «Было бы разумнее установить в каждой деревне громкоговоритель, чтобы таким путем информировать людей о новостях и дать им пищу для разговоров; это лучше, чем допустить их к самостоятельному изучению политических, научных и т. п. сведений. И пусть никому не приходит в голову передавать покоренным народам по радио сведения о их прежней истории. Передавать следует музыку и еще раз музыку. И если люди смогут побольше плясать, то это должно приветствоваться» [52].

В цепи времен «прошлое — настоящее — будущее» первое звено является и самым значимым и самым уязвимым. Разрушение связи времен, т. е. исторического сознания, начинается с прошлого. Что значит разрушить историческую память? Это значит, прежде всего, разорвать связь времен. Опираться на историю можно, только если она связана цепью времен. Чтобы разрушить сознание, надо рассыпать историю, превратить ее в несвязанные эпизоды, т.е. устроить хаос в сознании, сделать его фрагментарным. В этом случае общественное сознание неспособно из отдельных кусков составить целостную картину развития. Это означает разрыв диалога между поколениями, между отцами и детьми, что и приводит к трагедии беспамятства.

По мнению медиков, разорванность, прерывистость мышления и сознания является отличительным признаком шизофрении. Между этим состоянием физиологии человека и разрывом связи времен в общественном сознании, конечно, не может быть тождества, однако понятие болезни, кризиса в полной мере применимо и в том и другом случае.

Разрушить историческую память — значит изъять, конфисковать какую-то часть прошлого, сделать его как бы несуществующим, объявить его ошибкой, заблуждением. Это можно отнести к фрагментаризации сознания, сознание «шизофренизируется».

Импульс к формированию исторического сознания или его разрушению исходит из современной в каждый данный момент общественной среды, но средством достижения упомянутых целей является формирование отношения к прошлому. Изменение образа прошлого способствует стремлению человека или общества изменить переживаемую ими в каждый момент ситуацию. Диктует отношение к прошлому не само прошлое, а современная историку среда. Прошлое само по себе никого не может обязать к тому или иному варианту отношения к себе, следовательно, не может помешать и наихудшему из них, грубо искажающему реальный образ прошлого в угоду настоящему. Научные аргументы воспрепятствовать этому не могут, следовательно, область решения этого вопроса — не историческая наука, а общество. Историческое познание в состоянии предложить более или менее адекватный образ прошлого, однако станет он элементом исторического сознания или нет — зависит от общества, состояния и расстановки в нем общественных сил, позиции власти и государства. Борьба общественных сил за прошлое, за тот или иной его образ — это и борьба за историческое сознание, за то или иное его содержание.

Читать еще:  Дивеево как правильно пройти по канавке. Канавка Богородицы в Дивеево

Конечно, влияние на историческое познание современной историку среды устранить нельзя.

Историческое познание не является единственным и безупречным источником формирования исторического сознания, но не по своей природе в целом, а в отношении тех ситуаций, когда в область массового сознания передается образ прошлого, не отвечающий требованиям его адекватности, т. е. истинности. Труд историка — первоисточник сведений о прошлом, но сведения эти передаются через третьи руки (средствами массовой информации, с помощью приемов художественного отображения действительности), что многократно расширяет вероятность формирования искаженного исторического дознания.

Связь времен рвется в периоды острых общественных кризисов, социальных потрясений, переворотов, революций. Всякое отступление от последовательно эволюционной динамики развития с неизбежностью приводит к той или иной форме общественного кризиса, в том числе и кризиса исторического сознания, что нельзя отнести к разряду манипуляции. Потрясения революционного характера, приносившие с собой изменения общественного строя, порождали и самые глубокие кризисы исторического создания. Однако исторический опыт показывает, что связь времен в конечном итоге восстанавливалась. Общество во все времена испытывает потребность в восстановлении связей с прошлым, со своими корнями: любая эпоха порождена предшествующим ей этапом исторического развития — и преодолеть эту связь, т. е. начать развитие с некой нулевой отметки, невозможно. Вследствие этого возникает потребность поставить в ту или иную форму зависимости данное состояние общества даже с самыми «трудными» в смысле совместимости периодами предшествующего развития. Примером может служить стремление определить отношение ФРГ к нацистскому прошлому, которое в течение десятилетий послевоенной истории этой страны считалось «не преодоленным». Преодолеть — значит посмотреть на прошлое как на звено между тем, что ему предшествовало и что произошло потом. История и сознание не терпят пустоты, связь времен восстанавливается.

В структуре современного исторического сознания в России одним из важных аспектов является проблема отношения к периоду советской истории. Сам переход к этому периоду в октябре 1917 г. означал радикальный разрыв с прошлым во всех сферах, это был глубокий кризис исторического сознания. Переход к новому строю оценивался по-разному: одними — как крушение всех жизненных устоев, другими — как избавление от тяжкого и мучительного прошлого. Кризис исторического сознания выражался и в отрицании значительной части отечественного прошлого, как ненужных страниц. В области исторического образования это выразилось в отказе от систематического его изучения, его фрагментаризации (учебники М.Н.Покровского, 1868-1932).

Конечно, такое отношение к прошлому России не могло быть устойчивым и долговременным фундаментом построения нового общества, хотя оно было распространено вплоть до 1934 г. — до известного Постановления ЦК ВКП (б) о преподавании истории.

К этому времени уже многое говорило о недостаточности и нецелесообразности отказа от систематического изучения истории, об ущербности формирования типа исторического сознания, опирающегося лишь на отдельные эпизоды, пласты прошлого, вырванные из общего контекста. Это не давало ощущения связи времен, следовательно, и понимания места нового общества в этой цепи событий.

На смену фрагментарно-выборочному подходу к изображению прошлого пришел хронологический подход, распространенный до Октябрьской социалистической революции 1917 г. Конечно, огромная разница в оценке событий, водоразделом которой была эта революция, сохранялась. Однако новый этап развития России, который резко отличался от дореволюционной эпохи, представлялся в этом случае как некоторый итог, порождение прошлого.

В годы Второй мировой войны особую роль стали играть страницы отечественного прошлого, связанные с именами Александра Невского, Дмитрия Донского, А.В.Суворова, М.И.Кутузова. Историческая преемственность в развитии страны в общественном сознании, в том числе преемственность Российской империи и Советского Союза, восстанавливалась.

Показательно следующее. В обращении И.В.Сталина к народу 2 сентября 1945 г. по случаю победы над Японией говорилось, что японская агрессия против России началась в 1904 г., потом последовала интервенция в период Гражданской войны, затем Хасан и Халхин-Гол. Поражение русских войск в 1904 г. оставило тяжелые воспоминания в сознании народа, который верил, что наступит день, когда эта тяжелая память о прошлом перестанет отягощать сознание людей. Этого дня люди старшего поколения, подчеркнул И. В. Сталин, ждали 40 лет.

Можно, конечно, поспорить с логикой рассуждений И. В. Сталина. Однако для нас в данном случае важно стремление руководителя государства представить события прошлого и настоящего как звенья единой цепи.

В историческом сознании советского общества отношение к идее преемственности с дореволюционным прошлым не увеличивало разрыва с ним, а с течением времени восстанавливало связи, утраченные в период революции и последовавшие за ней годы.

Многое менялось в положительном смысле и в оценке разных событий и действовавших лиц. В общественном сознании послеоктябрьского периода все определялось позицией государственной власти. В историческом сознании акцент переносился с прошлого на современность и на будущее (в том числе и в связи с тезисом о грядущей мировой социалистической революции). Над прошлым довлело проклятие, которое мешало ему стать одним из звеньев исторического сознания.

Но даже такой жесткий авторитарный режим власти, как сталинский, не смог удержать унаследованную от Октябрьской революции структуру исторического сознания, связь времен восстановилась. Это урок для историков и для всех, кто стремится чему-либо научиться у прошлого. Связь времен с неизбежностью восстанавливается не только по прошествии одной революции, но и, так сказать, целой их серии — как, например, в истории Франции конца XVIII в. — первой половины XIX в. Самая значительная по масштабам и последствиям Великая французская революция конца XVIII в. не смогла стереть ни прошлое, ни память о нем. В исторической памяти французов это событие до сих пор именуется Революцией, а день 14 июля 1789 г., когда произошло взятие Бастилии, остается национальным праздником Франции.

Таким образом, связь времен не уничтожается в результате даже таких коренных ломок в жизни общества, как революции. В связи с этим перед историком возникает вопрос: «Как обращаться с прошлым?» Ответ весьма очевиден: нельзя обращаться с ним произвольно, как попало, зачеркивая и переписывая его страницы. Историк, считающий одни события «правильными», а другие «неправильными», может много рассуждать, но это будет его история, где автором является всего только он, а не те люди, которые были творцами реально свершившегося в прошлом. Такому историку невозможно помочь: ведь сделать бывшее не бывшим не удавалось никому.

Источники:

http://ponjatija.ru/node/11588
http://megalektsii.ru/s12190t9.html
http://studopedia.ru/4_172298_istoricheskoe-poznanie-i-istoricheskoe-soznanie.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector