Христианские учения о нравственности и биоэтика. Проблемы православной биоэтики

Православное нравственное богословие и биоэтика

В чем же заключается отличие православного вероучения? В “Основах социальной концепции Русской Православной Церкви”, принятых Юбилейный архиерейский Собор Русской Православной Церкви в 2000 году дан ответ на этот вопрос.

Нельзя не отметить, что Русская Православная Церковь не стремится создать специальную концепцию “христианской биоэтики”. Создание подобной концепции предполагало бы, прежде всего своеобразное “просеивание” современной медицинской практики через “сито” библейских законов и заповедей. Что неизбежно сбивало бы нас на путь суда и осуждения людей. Но согласно православной традиции Воля Божия не в том, чтобы судить человека по предписанным инструкциям, а в том, “чтобы человек был совершен”. Существо христианства не должно подменяться формальным морализмом.

“Человеку нужно не прощение вины, не договор с Богом, который давал бы надежду на подобное прощение, а. преображение собственной природы по образу Бога, достижение совершенства”[31]. “Будьте совершенны как совершен Отец ваш небесный” (Мф.5,48). Одно из проявлений совершенства Отца небесного в “ неизследной бездне” Его милосердия, в Его человеколюбии. Нравственность Православия – это нравственность “человеколюбивого сердца”.

Нельзя не обратить внимание на существование определенных отличий в нравственном богословии православия и в католицизма, что проявляется, например, в подходе к проблеме искусственного аборта.

В официальном документе Католической Церкви “Хартия работников здравоохранения”, принятой в 1994 году основополагающий принцип неприятия абортов определяется как – ”прямое нарушение основополагающего права человеческого существа на жизнь” (Хартия работников здравоохранения. Ватикан-Москва. 1996,с.116). При этом заповедь ”не убий” рассматривается католическими теологами определяющим принципом. ”Нет исключений для этой заповеди! это “абсолютный ” завет в том смысле, что никакая власть не имеет права им пренебрегать. Эта заповедь актуальна для всех времен и для всех жизненных ситуаций”. (Свящ. Григорий Кашак, доктор богословия. Опасность аборта./ Семья и биоэтика. С.-Петербург.1998,с.48).

О доминанте в католической теологии “юридического” отношения к Богу свидетельствуют и следующие библейские слова, обращенные к Ною, которые приводит доктор богословия Гр. Кашак: ”Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека. ибо человек создан по образу Божию” (Быт.9,5-6).

В рамках юридического отношения Бог выступает прежде всего судьей человеку, нарушившему заповеди.

Нельзя не согласиться с католиками, что оценка аборта как нарушения ветхозаветной заповеди “не убий” — одно из оснований его христианского осуждения. Но для православной традиции характерно внимание к еще одному основанию. Св. Иоанн Златоуст пишет, что плодоизгнание “нечто хуже убийства”, так как здесь не умерщвляется рожденное, но самому рождению полагается препятствие”[32].

Что может быть “хуже убийства”? Очевидно то, что приводит к убийству, что является его основанием. Это — нарушение “первой и наибольшей заповеди” – заповеди Любви. Максим Исповедник различает пять видов любви: “ради Бога”, любовь “по причине естества, как родители любят чад”, “ради тщеславия”, “из-за сребролюбия”, “вследствие сластолюбия”. Из этих видов любви на второе место Максим Исповедник помещает любовь “по причине естества”. Аборт — это нарушение заповеди любви, причем в самой ее человечески-глубинной, ”естественной”, сути — через убийство матери своего дитя. Даже животный мир, в сравнении с которым так часто прибегает натурализм, не знает аналогов подобного действа, свидетельствуя о его противоестественности.

Аборт — это “препятствие рождению”. Но рождение — это “выход из материнской утробы”, которая в христианской семантике является не просто анатомическим термином. Смысл этого слова в христианской традиции, как полагает С. Аверинцев, чрезвычайно широк и значим: это и “милосердие”, и “милость”, и “жалость”, и “сострадание”, и “всепрощающая любовь”[33]. С. Аверинцев считает, что символика “чревной” и “теплой” материнской любви особенно характерна для греко-славянского православия в отличии от смыслов этого понятия в античности, и сохраняется “в образе девственного материнства Богородицы” до сих пор.

Особое почитание Богородицы в Православии проявляет себя в величаниях церковных песнопений, в наименованиях явленных икон Божией Матери. П. Флоренский дает одно из самых полных их перечислений: “Истинная Животодательница”, “Нечаянная радость”, “Умиление”, “Отрада или Утешение”, “Сладкое Лобзание”, “Радость всех радостей”, “Утоли мои печали”, “Всех скорбящих радость”, “В скорбях и печалях утешение”, “Заступница усердная”, “Взыскание погибших”, “Умягчение злых сердец”, “Избавление от бед страждущих”, Милостивая Целительница”, “Путеводительница”, “Истинный живоносный Источник”[34].

Каждое название иконы Богоматери — это буква в алфавите православной нравственности, первой заповедью которой является “заповедь любви”. Не случайно поэтому, что нравственность в Православии — в первую очередь нравственность “сердца” (“блюдение сердца” и “сведение ума в сердце”). Для нее характерно длительное, устойчивое поведение, определяемое не столько советами, расчетами, планами и доводами, сколько естественными склонностями души — стыдом, жалостью, совестью, любовью, благоговением.

Свое отношение к проблемам биоэтики Православие основывает на следующих нравственных и духовных принципах:

“1) священном характере человеческой жизни, который должен быть признан и сохранен от зачатия до могилы, и даже за нею;

2) освящающей любви Бога как первоистока и основы каждого человеческого отношения. ;

3) на призыве к святости и к обожению: участию в божественной жизни, которая одна придает предельную, подлинную значимость человеческому существованию и служит воистину его предельным завершением. “(“Archpiest John Breck. Bioethcal Dilemmas and Orthodoxy”/ Syndesmos News,vol.XII,n.2,p.5).

Призыв к святости и к обожению в православной антропологии основан на таком фундаментальном понятии как “тайна человеческого существа ”[35].

Тайна же человеческого существа заключается в том, что человек является “причастником Божеского естества” (ср.: 2 Пет. 1, 4). Догмат о Богочеловечестве Христа является той единственной исходной “вершиной”, с которой только и возможно “увидеть” сущность человеческой личности. “Личность есть несводимость человека к природе. Личность человека содержа в себе свою природу, природу и превосходит”[36]. Это превосходство создает и гарантирует “тайну личности”. Это превосходство и обнаруживает возможность для человека быть причастным Высшему Бытию — Богу.

Все попытки определить человека, упускающие из виду “тайну личности”, и сводящие все только к природным характеристикам, “неизбежно носят сегрегационный характер”. “Если всерьез принять европейское определение человека как “разумного существа” — то для психически больных людей не окажется места в жизни”[37] Отказ от “тайны личности”, т.е. признания в человеке Образа Божия, равносильно “отказу человеку в праве считаться человеком”. “Даже если личность еще не вступила в обладание всей полнотой своей природы или утратила это обладание — сама личность есть. Поэтому — делает вывод А. Кураев — аборты и эвтаназия — это убийство”[38].

Более того, мы должны осознавать то, что отрицание христианского понимания личности, изменение исходных посылок, отрыв врачевания от христианского контекста, может привести к потере достоинства, свободы и милосердия в делах медицины, которая традиционно из века в век вместе с религией отсчитывает пульс жизни и смерти.

Поэтому осмысливая “новую реальность” биомедицинских технологий Православие бережно охраняет свои вероучительные принципы. Ибо они – есть верная ориентация в сложных условиях современной жизни.

Читать еще:  Какой знак зодиака самый-самый! Самый обаятельный — Овен. Самый гениальный Знак Зодиака

Это ориентация на богоподобное достоинство человеческой личности, призванной к любви, милосердию и состраданию, к чему равно призваны все, в том числе и в равной степени и врачи, и пациенты.

Заключение.

Современная биомедицинская этика и биофармацевтическая этика содержит в себе все четыре исторические модели: Гиппократа и Парацельса, деонтологическую модель и биоэтику. Биомедицинское и биофармацевтическое знание и практика сегодня, так же как и в предшествующих эпохах, неразрывно связаны с этическим знанием, которое в пространстве европейской и восточно-славянской культуры неотделимо от христианских традиций. Пренебречь, или исказить, сознательно или бессознательно, связь медицины, этики и религии — это значит неизбежно исказить сущность и назначение каждого из этих жизненно важных способов человеческого существования.

Старец Нектарий Оптинский учил: “Если вы будете жить и учиться так, чтобы ваша научность не портила нравственности, а нравственность — научности, то получится полный успех вашей жизни”[39].

Связь научности и нравственности — одно из условий существования и выживания современной цивилизации.

Отношение Русской Православной Церкви к проблемам биоэтики Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Русакова Е. А.

Текст научной работы на тему «Отношение Русской Православной Церкви к проблемам биоэтики»

нике и завершался там же. А вот Достоевский последнего периода жизни, базируясь не только на своих художественных прозрениях, но и на своем духовном опыте, заявляет: «Христианин возможен», – и вся неисчерпаемость

его воцерковленной, художественно-одаренной личности подтверждает это. Личности, которая продолжает служить собою Богу и

людям и после завершения своего земного пути.

ОТНОШЕНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ К

Е.Л. Русакова, аспирант кафедры философии гуманитарных

факультетов МГУ им. Н.П.Огарева

Интенсивно развивающиеся биомедицинские технологии активно вторгаются в жизнь современного человека. Возникающие при этом многочисленные моральные дилеммы не находят ответа в рамках традиционной медицинской этики. К проблемам, порожденным прогрессом в области биологии и медицины, относятся: проблемы аборта, новых репродуктивных технологий, эвтаназии, трансплантологии, генетической инженерии, клонирования. Все они входят в компетенцию биоэтики. Проблемы эти во многом являются новыми для человечества, но отнюдь не удаленными от повседневной жизни рядового человека. Минимум знаний в области биоэтики необходим каждому. А для студента-ме-дика, биолога или психолога, который готовится лечить человека, либо проводить с его участием научные исследования специальная подготовка в области этических проблем медицинской науки и практики является необходимой, то же самое относится и к медицинскому персоналу.

Вопросы, рассматриваемые биоэтикой, оказываются сегодня в центре размышлений юристов, экономистов, политиков. Они не могут быть оставлены без внимания и представителями теологии, так как затрагивают основные для религиозного мировосприятия темы. К большому сожалению, развитие науки и технологий значительно опережает осмысление возможных духовно-нравственных и социальных последствий их бесконтрольного применения. Данное обстоятельство вызывает у Церкви чувство глубокой

пастырской озабоченности [ I ].

Подход Восточного Православия к биоэтике рассматривается в двух важнейших аспектах: защита жизни и продолжение жизни. Формулируя свое отношение к проблемам биоэтики Церковь исходит из представлений, основанных на Божественном откровении [2].

Согласно Православной христианской этической мысли жизнь есть бесценный дар Божий. Каждая человеческая личность обладает неотъемлемой свободой и богоподобным достоинством. Она призвана «к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе [Флп.3.14], к

достижению совершенства Небесного Отца [Мф.5.48] и к обожению, то есть причастию Божеского естества» [2Пет. 1.4]. Иными словами, каждый человек создан по образу и подобию Божьему, со своим собственным предназначением постичь божественную сущность, а вся жизнь его -непрерывное и нескончаемое развитие к божественности и совершенной гуманности.

Камнем преткновения в биоэтике является проблематичность в установлении границ человеческого существования. Так, например, в вопросе о моральной оправданности абортов, представителей биоэтики волнует вопрос об установлении того временного момента, начиная с которого плод можно рассматривать как человеческий индивидуум. Для Церкви такой проблемы не существует. Уже с момента зачатия плод рассматривается как будущая человеческая личность, посягательство на жизнь которой преступно и является грехом. Человеческое достоинство признается даже за эмбрионом [ 1 ]. Церковь обеспокоена тем фактом, что в мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями.

Выражая свое отношение к репродуктивным технологиям, Церковь исходит из того, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Пути к деторождению не согласные с замыслом Творца жизни Церковь не может считать нравственно оправданными. Нельзя забывать, что человеческая природа есть единство души и тела, а расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности [1,2].

Особенность биоэтических ситуаций заключается в том, что вовлеченные в них люди оказываются вынужденными взять на себя ответственность за установление пределов собственного существования. Но для Православия Бог является единственным властителем над жизнью и

смертью. Человек является лишь хранителем следственных заболеваний. Однако целью гене-

жизни, которая проистекает из источника отличного от него. Поэтому становится понятной позиция Церкви к проблеме эвтаназии. Церковь не может преступить заповедь Божию «Не убивай»

[Исх.20.13]. Попытки легализации намеренного умерщвления безнадежных больных (в том числе по их желанию) нравственно неприемлемы.

Чтобы облегчить страдания больного, Церковь призывает окружить его заботой. Больной, окруженный христианской заботой в последние дни земного бытия, способен пережить благодатное изменение, связанное с новым осмыслением пройденного пути. А для родственников умирающего и медицинских работников терпеливый уход становится возможностью служения самому Господу, по слову Спасителя: «Так как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне» [Мф.25.40].

Оправданный и самый живой интерес представители богословия проявляют к современной генетике человека. Значительную часть общего числа недугов человека составляют наследственные заболевания. Наукой установлено, что причиной болезни служат нарушения в генах (мутации). Мутации могут возникать вследствие воздействия на организм внешних факторов: различные виды радиационного излучения, вредные вещества, содержащиеся в атмосфере и др.

Возможно, знание о генетической обусловленности болезней, в какой-то мере снижает чувство ответственности человека за собственные поступки, мысли. Поэтому неслучайно Церковь пытается привлечь внимание людей к нравственным причинам недугов. Генетические нарушения нередко становятся следствием забвения нравственных начал, итогом порочного образа жизни. Если из поколения в поколение порок властвует в жизни потомства с нарастающей силой, сбываются слова Священного Писания: «Ужасен конец не праведного рода» (Прем.3.19). И наоборот, «Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится»

Но вместе с тем Церковь приветствует усилия медиков направленные на врачевание на-

1. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Юбилейный Архиерейский собор Русской Православной Церкви. Москва, 13-16 августа 2000г.

2. Стэнли Харакас. Православие и биоэтика // Биоэтика: принципы, правила, проблемы.-М.: Эдиториал УРСС, 1998.-С.315-327.

Читать еще:  Кому снился черный большой паук. К чему снится большой черный паук? Чёрный паук приснился женщине

3. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета, М., 1988.

4. Алексий II, Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Его Слово при открытии Соборных слушаний Всемирного Русского Народного Собора по теме: «Вера и знание: проблемы науки и техники на рубеже столетий». Москва – Сергиев Посад, 18-20 марта 1998г.

5. «О Боге, человеке и мире: из откровений святых отцов, старцев, учителей, наставников и духовных писателей Православной Церкви». М 1995

тического вмешательства не должно быть искус ственное «усовершенствование» человеческого рода, которое рассматривается как вторжение в Божий план о человеке [1]. Православная Церковь верна строгости понимания таинственности (сакральности) человеческой жизни. Каждая личность уникальна. Человек не в праве претендовать на роль творца себе подобных существ. Попытки клонирования человека, манипуляции с генетическим материалом с целью «улучшения» человеческой природы Церковь рассматривает как формы богоборчества, следствие превратно понимаемой свободы личности.

Но тем не менее, Русская Православная Церковь признает неправильными призывы совсем отказаться от современной техники, насильственными внешними мерами ограничить ее развитие. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, на Соборных слушаниях Всемирного Русского Народного Собора по теме «Вера и знание: проблемы науки и техники на рубеже столетий» (Москва – Сергиев Посад, 18-20 марта 1998г) сказал, что отказаться от науки и техники сегодня невозможно да и не нужно [4].

Одним из способов защиты от бедствий, которыми чревата наука как деяние человека, является соблюдение нравственного закона. Великий старец Нектарий Оптинский поучал своих современников, живших в 20 веке: «Если вы будете жить ^1 учиться так, чтобы ваша научность не портила нравственности, а нравственность

научности, то получится полный успех вашей жизни» [5]. По образному выражению святых отцов Церкви ум философа и ученого должен «плавать во святом Евангельском учении».

Подводя итог изложенному, можно сделать следующие выводы. Русская Православная Церковь рассматривает проблемы биоэтики в рамках христианских традиций. Этика Восточного Православия исповедует трепетное отношение к жизни каждого человека, как к Божественному дару, на который никто не в праве посягать. Церковь не считает научно-техническое знание чем-то принципиально враждебным Богу и ей самой. Православие лишь требует, чтобы люди науки ни на минуту не забывали о том, что они христиане.

Биоэтика как форма христианской миссии

Похоже, что биомедицинские технологии начинают напоминать грозную лавину, сходящую с гор: активно вторгаясь в жизнь современного человека от рождения до смерти, они грозят раздавить все на своем пути, если их развитие по-прежнему будет опережать осмысление их возможных духовно-нравственных и социальных последствий. Необходима выработка таких этических норм, соблюдение которых гарантировало бы отношение к человеку, соответственное его богоданному достоинству, — таков был общий вывод участников конференции «Развитие биотехнологий: вызовы христианской этике», устроенной в Москве 2-3 марта совместно Отделом внешних церковных связей Московского Патриархата и Фондом имени Конрада Аденауэра (Германия). В ней приняли участие богословы, ученые, врачи, парламентарии, общественные деятели двух стран.

Не вызывает сомнения, что стремительное развитие биотехнологий объективно бросает вызов фундаментальным основам и базовым принципам христианской веры. Именно поэтому Русская Православная Церковь уделяет столь пристальное внимание анализу этических аспектов этого процесса.

Как известно, главные акценты в проблемах биоэтики (прежде всего, тех из них, что связаны с непосредственным воздействием на человека) получили отражение в принятых Архиерейским Собором 2000 года «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви».

В сентябре 2005 года Отделом внешних церковных связей Московского Патриархата было проведено экспертное совещание на тему «Актуальные вопросы биоэтики. Церковный и общественный взгляд». Оно вновь подтвердило как остроту проблемы, так и необходимость привлечь к ее обсуждению широкий круг церковных и светских деятелей, разделяющих традиционные религиозные подходы к проблемам существования человека и биосферы, к вопросам общественной морали и нравственного выбора личности.

В том же ключе шли дискуссии на нынешней российско-германской конференции.

Ответ на этот вопрос дал митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл выступивший с докладом «Достоинство человека в эпоху развития биотехнологий». Дело в том, что в некоторых сферах биомедицинской практики человек из субъекта, на благо которого якобы направлен весь прогресс современной науки и технологий, низводится до уровня своего рода биологического материала, сам становится объектом манипуляции. Например, человеческий эмбрион иногда рассматривается как рядовой объект научных исследований и экспериментов, включая генетические. Аналогичная ситуация возникает в случае, когда из тела умершего человека изымаются внутренние органы без прижизненного согласия на это покойного или его родственников.

Должно быть достигнуто, указал владыка, некое общее понимание того, что есть человеческое достоинство, дабы избежать опасности произвольного или выборочного подхода к связанной с ним проблематике. Почему верующие люди не устают напоминать миру о человеческом достоинстве, почему видят в нем непреходящую богоданную ценность? В основе этого — постоянное памятование о том, что, согласно Библии, человек создан по образу и по подобию Божию. Это означает, что природа человека заключает в себе отображение Божественной природы, обладая в силу этого непреходящей абсолютной ценностью. И каждая конкретная личность реализует в своей жизни человеческое достоинство настолько, насколько раскрывает в себе этот Божественный потенциал.

Есть еще один важнейший постулат, о котором говорил владыка и который широко обсуждался в ходе дискуссии. Биомедицина не вправе ставить перед собой цель полной победы над всеми болезнями и достижения запредельного долголетия исключительно техническими методами. Ибо пока существует грех, будут болезни и смерть. И никакие манипуляции не спасут нас от них. Специалисты способны стереть с лица земли одну болезнь, но на ее место обязательно явится другая, может, еще худшая. Так многие биоэтические проблемы возникают просто вследствие ложного целеполагания…

Биоэтические нормы на международном и национальном уровне, вопросы биоэтики в образовании были раскрыты в выступлениях ряда российских и немецких участников конференции. Развернутое видение основных вопросов биотехнологий с точки зрения католической и лютеранской теологии представили профессор Эберхард Шоккенхоф (факультет теологии университета Фрайбурга), член Национального совета по этике, и верховный церковный советник лютеранской церкви, д-р Дагмар Хеллер.

…Давайте представим себе на минуту, как заметил один из участников дискуссии, следующую ситуацию: женщина, больная туберкулезом, имеет двоих детей — одного — слепого, другого — глухого, ждет третьего… Что ей смог бы порекомендовать современный врач, предав забвению один из главных постулатов Церкви: зарождение человеческого существа — дар Божий? Нам не дано знать, кого мы убиваем.

Тем третьим был Людвиг Ван Бетховен…

Проблему статуса человеческого эмбриона с точки зрения православного богословия осветил на конференции диакон Михаил Першин, старший преподаватель кафедры биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета. В беседе с корреспондентом Православия.Ru он отметил:

— Поскольку каждый человек наделен образом Божиим, а стало быть, сообразен Христу, то и человеческий эмбрион обладает личностным бытием с момента зачатия, только в этом случае речь идет о человеческой личности, а не Божественной как во Христе. И то, что эмбрионы личностны, дает им в случае гибели надежду на участие во всеобщем Воскресении. Отсюда особая проблема современного богословия — проблема миллионов так называемых «замороженных» лишних эмбрионов, полученных при экстракорпоральном оплодотворении. Очевидно, что это человеческие жизни, но им недоступно таинство крещения, у них нет человеческих имен, и уничтожение этих эмбрионов лишает их возможности пройти свой путь к Богу Любви.

Читать еще:  Какое имя подходит стрельцу мальчику. Имя для мальчика по знаку зодиака стрелец

— Какие впечатления, отец Михаил, Вы вынесли с конференции?

Во-вторых, очевидно, что сегодня биомедицинская этика оказывается пространством диалога очень разных сил и течений. На данной конференции мы познакомились с мнениями католиков и евангелической церкви Германии. Примечательно, что Фонд имени Конрада Аденауэра, представляющий позиции немецких христианских демократов, поддерживает именно консервативное направление биомедицинских исследований. Налицо озабоченность всех людей, как раньше говорили, «доброй воли», с неубитой совестью.

Хочу подчеркнуть такую мысль: в эпоху агрессивного навязывания в биомедицине либеральных подходов очень важна консолидация христианского мира. И проведенная конференция стала реальным шагом к тому, чтобы и православные, и католики, и лютеране могли сообща противостоять «расчеловечиванию» современной медицины. Эта встреча еще раз подчеркнула роль Русской Православной Церкви в формировании современного биоэтического мышления в России и странах Западной Европы. Практически каждый докладчик цитировал «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» как основополагающий документ, которым руководствуются и христиане Запада.

Можно ли говорить о том, что у представителей православных, католиков и лютеран имеется общее видение в отношении биоэтики? С таким вопросом мы обратились к модератору пленарных заседаний, заместителю председателя Отдела внешних церковных связей протоиерею Всеволоду Чаплину.

— Могу сказать, что наши позиции достаточно близки с установками католической церкви; есть, конечно, и нюансы, но малосущественные, если сравнивать с той разницей, которая существует у нас с позициями протестантских церквей, в том числе, евнгелической церкви Германии, — уточнил он. — Показательно, представитель лютеран, выступая на конференции, отметил, что в самой евангелической церкви Германии существует большой разброс позиций. Так или иначе, но взгляды современных лютеран более либеральны по целому ряду вопросов.

— Само название конференции, отец Всеволод, привлекает внимание к вызовам христианской этике. Планируется ли отразить эту тенденцию в официальных документах Русской Православной Церкви?

— Думаю, что действительно настает время для дальнейшего развития наших церковных документов по отдельным общественно значимым проблемам, которые представлены в Основах социальной концепции РПЦ. Так, на сегодняшний день есть поручение Архиерейского Собора подготовить документ по вопросам глобализации. Сейчас разрабатывается документ церковно-общественного плана по правам человека, который будет обсуждаться на Всемирном Русском Народном Соборе.

Полагаю, что такое развитие будет происходить и в дальнейшем. Сегодня голос Церкви в вопросах биоэтики все более слышен в обществе. И хотя есть немало противников тому, утверждающих, что вопросы биоэтики — это, мол, не наше дело, а наше дело — лишь молиться, мы считаем, что надо противостоять таким взглядам и влиять на общественное мнение, отстаивая человеческое достоинство.

О том, что думают и как действуют в сфере биоэтики представители нашей православной общественности, нам рассказали участники конференции — врач, ученый, предприниматель.

Профессор Александр Недоступ, председатель Московского общества православных врачей:

— Когда десять лет назад образовалось наше Общество, мы сразу же стали заниматься острыми вопросами современной медицины, тогда еще не подозревая, что всё это спустя годы будет называться биоэтикой.

Помню, как на самом первом заседании мы обсуждали вопросы манипуляции человеческим сознанием, на следующих — проблему аборта как преступного посягательства на жизнь будущей человеческой личности; неприемлемые попытки легализовать эвтаназию, что привело бы к умалению достоинства и извращению профессионального долга врача, призванного к сохранению, а не к пресечению жизни. В поле нашего зрения оказались также аспекты фетальной терапии и стволовых клеток, генетические исследования и экстракорпоральное оплодотворение, и многие другие вопросы, связанные с применением биотехнологий. Поэтому, когда был создан Церковно-общественный совет по биоэтике, у нас уже был определенный опыт, и члены нашего общества — священники, врачи, исследователи — вошли в его состав.

Попутно замечу, что в последнее время все больше пациентов обращаются к услугам верующих медиков. Они предпочитают общаться не с бездушной компьютерной медицинской техникой, а со специалистом, способным проявить действительное понимание и участие к физическому и духовному здоровью человека.

Член-корреспондент РАН Борис Юдин, главный редактор научно-популярного журнала «Человек»:

— Мне довелось возглавлять Институт человека Российской академии наук, который затем был преобразован в отдел по изучению комплексных проблем человека, и все эти годы заниматься сложными моральными проблемами, связанными с природой человеческой личности. В журнале «Человек» освещался православный подход к биоэтике, отражались первые шаги Русской Православной Церкви в этой области.

Сейчас мы видим, что наша Церковь является по существу единственным институтом в стране, который разработал и поведал миру свою концепцию в решении наиболее острых нравственных и социальных проблем нашего времени, в частности, в отношении к биоэтике. Данная конференция показывает, что РПЦ не только не утратила интереса к столь значимой теме, но выражает готовность развивать диалог.

Профессор Александр Тепляшин, сопредседатель Комиссии по биотехнологиям Совета предпринимателей при Мэре и Правительстве Москвы:

— Для меня было очень важно побывать на такой конференции, где я почерпнул много полезного для себя в плане биоэтики — как для работы в Комиссии по биотехнологиям, так и для нашей практической деятельности, направленной на благо больных людей. Очень интересно было узнать мнение Русской Православной Церкви и других христианских конфессий.

С другой стороны, я замечаю большой разрыв между христианскими принципами нравственности и нашей практической медициной, которая развивается каким-то своим путем, не имея никаких механизмов доведения этих принципов до звена, непосредственно занятого работой с пациентами. Поэтому я вижу необходимость поиска контактов между богословами, общественными организациями с разумной частью практической медицины, чтобы выработать общие подходы для реализации в жизни этических норм.

По завершении конференции можно сделать определенные заключения.

Многие проблемы биоэтики и охраны здоровья людей, в том числе незатронутые или нерешенные Архиерейским Собором 2000 года, в ближайшем будущем будут изучаться православной медицинской общественностью и осмысляться богословской школой Русской Православной Церкви.

Сегодня, когда прогресс в сфере биотехнологий имеет далеко идущие последствия, его результаты должны также стать предметом широкого общественного обсуждения. Биотехнологии затрагивают каждого, и потому проблема их применения не должна быть сферой профессиональной озабоченности только ученых, практикующих врачей, политиков, но всего нашего общества.

Русская Православная Церковь считает необходимым вести диалог со всеми, кто заинтересован в выработке свода этических норм, которые отражали бы взгляды различных социальных групп, в том числе — последователей традиционных религий. Она, как отмечалось на конференции, всецело открыта к взаимополезному диалогу, готова внимать человеческой мудрости, неизменно соотнося ее с непререкаемым авторитетом Слова Божия.

Источники:

http://lektsii.org/7-65473.html
http://cyberleninka.ru/article/n/otnoshenie-russkoy-pravoslavnoy-tserkvi-k-problemam-bioetiki
http://pravoslavie.ru/467.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему: