Храм, церковь. Парк или храм — что важнее для городского жителя

Что нужно горожанам: храм или сквер? Почему?

Что должно быть рядом с домом: храм или сквер?

Я не понимаю почему надо выбирать между храмом и сквером, почему нельзя найти какой-то компромисс. От чего ради храма надо вырубать скверы и парки?! Неужели под него не найдется клочка свободной земли?!

У нас в городе тоже полпарка откромсали для церквушки. Лично мне было неприятно смотреть, как вырубают огромные деревья, расчищая площадку под строительство. Оправданий этому я не нахожу. Как не вижу смысла в большом количестве храмов и церквей. Какой смысл иметь возле каждого дома церковь, ведь люди от этого не становятся более верующими. Все-таки большинство из нас предпочтут провести время в парке, а не в церкви. И нет смысла нас тащить туда. Надо искать середину, чтобы хватало место и паркам, и храмам.

Необходимы и храмы, и скверы. Вот только скверы не приносят государству и прочим структурам деньги. А храмы, вернее, те кто в них служит, имеют приличные доходы от паствы. И чем паствы больше, тем доходнее храм. А если его поставить на бойком месте в центре города да рядом с театром, да еще пару тройку фитнес-центров и элитных клубов, принадлежащих православному олигарху Игорю Алтушкину, заодно, то почему бы для этого не вырубить сквер, или рощу, коль от них проку нет? Еще обиднее, что в городе немало православных храмов находящихся в плачеавном состоянии или посещаемых верующим лишь по большим церковным праздникам. Почему бы не заняться ими?

Так и случилось в Екатеринбурге. Давно все забыли кем и когда был заложен красавец сквер. Может быть даже дедами нынче протестующих против строительства церкви горожан. Зато надолго запомнится беспредел и беспардонность в отношении жителей города. А ведь легко можно было найти другую площадку под застройку храма, и народ может быть даже скинулся бы по рублю на ускорение его строительства. Два ведь и храм поди возведут на деньги того же олигарха.

Какому богу должны молиться в таком месте, о каких ценностях будут провозглашать с амвона в городе, где правят беспредел, корысть и неуважение к согражданам? Вот он каменный и бездушный храм, который появится на проплаченном

Вот только дойдет ли из него молитва к Всевышнему, закованная в суровую каменную плоть?

«Они плюют на нас каждый день»

Зачем РПЦ строит храмы там, где люди не желают их видеть

Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

В Москве пятый год действует программа «200 храмов», призванная обеспечить всех православных горожан церквями шаговой доступности. За это время было возведено 17 храмов, еще 38 строятся. Для многих из них были выбраны участки в парках, скверах и дворах, что вызвало волну недовольства среди местных жителей. Горожане собирают подписи, обращаются в прокуратуру, устраивают митинги и даже разбивают палаточные лагеря. «Лента.ру» оценила обстановку в самой горячей точке этого противостояния — в парке «Торфянка».

Парк «Торфянка» расположен в Лосиноостровском районе. Два года назад мэр Москвы Сергей Собянин выделил 0,2 гектара территории парка под строительство храма на 300 прихожан. 18 июня 2015 года в «Торфянку» въехала строительная техника, и на пути у экскаваторов и бульдозеров встали местные жители. Они разбили в парке лагерь и вот уже два месяца держат круглосуточную оборону.

Протестующие подчеркивают — они не богоборцы, храмофобы и атеисты. Они просто хотят сохранить рядом с домом зеленую территорию.

«В нашем парке нет ни одного сооружения — ни временного, ни постоянного, это уголок природы», — объясняет активист движения «За Торфянку» Денис Гончаренко.

Читать еще:  Гадание воском на воде толкование сердце. Самое точное гадание на воске и воде — толкование значений символов, фигур и знаков

Активисты утверждают, что «Торфянка» — единственный в районе парк без аттракционов и других развлечений.

«Рядом, действительно, есть Бабушкинский парк. Но если туда идешь с ребенком, ты оставишь минимум 1,5 тысячи, потому что ребенок хочет покататься, хочет ваты, хочет мороженого. Постоянно запрещать тоже неправильно. А «Торфянка» — природный парк, там ребенок может побегать по траве, покормить уток, посмотреть, как соседи ловят рыбу», — говорит защитница парка Тамара Мальсагова.

Местные жители не устают повторять, что в Северо-Восточном административном округе храмов больше, чем поликлиник, — 63. Еще они говорят, что строительство в парках запрещено. И что они не хотят просыпаться под звон колоколов — ближайший дом расположен менее чем в 100 метрах от предполагаемого места строительства. Они также не желают видеть в парке нищих, цыган и попрошаек, традиционно крутящихся около церквей, зато хотят иметь возможность загорать, не оскорбляя своим видом чувств прихожан.

Вслед за местными жителями в парке обосновались крепкие парни из православного движения «Сорок сороков», которые взялись за лопаты и стали самостоятельно готовить фундамент под храм.

Взаимодействие противоборствующих сторон на ограниченной территории не способствует конструктивному диалогу. Между противниками и сторонниками строительства неоднократно возникали словесные перепалки и мелкие стычки.

Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

В конце июня ситуация в «Торфянке» настолько обострилась, что с обращением к верующим пришлось выступить патриарху Кириллу. Глава Русской православной церкви (РПЦ) посоветовал сторонникам и противникам стройки воздержаться от конфронтации, покинуть предполагаемое место строительства и решать все вопросы в правовом поле.

Однако активисты «Сорока сороков» стройплощадку не покинули. По словам паркозащитников, ведут они себя крайне агрессивно. В результате нападения сотрясение мозга получила защитница парка Мария. В конце июля избили заявителя по иску о незаконном строительстве, а 14 августа —муниципального депутата Бабушкинского района Марину Овчинникову. При этом активисты «Сороков» отвергают все обвинения, говоря о клевете и провокациях.

На подмогу православным активистам время от времени прибывают казаки и байкеры. Перед митингом в защиту парка 9 июля в район нагрянули «Ночные волки» и заперли жильцов в подъездах, чтобы не пустить в парк.

Лагерь защитников «Торфянки» несколько раз под разными предлогами пыталась ликвидировать полиция. Стражи порядка демонтировали тенты и забирали вещи протестующих. Последний раз лагерь сносили 18 августа. «Теперь, оказывается, садовые зонты, которые мы открываем на длительное время, нарушают полив земли и освещение травы солнцем. Глубина маразма пока не достигнута», — говорит Мальсагова.

Фото: Дмитрий Духанин / «Коммерсантъ»

«»Сорок сороков», которые непонятно кому подчиняются, заявили, что они все равно поставят в парке временный храм, и 19 августа собирают сторонников», — рассказал Гончаренко.

Как сообщается в тематической группе во «ВКонтакте», «Сорок сороков» намерены праздновать в парке Яблочный Спас. Мероприятие на 2-2,5 тысячи человек согласовано с префектурой. Пришедшим обещают «много веселья, игр и смеха» и даже развлекательную программу — выступление группы «Ярилов зной». «От того, сколько православных христиан мы сможем собрать на этот праздник в поддержку храма, будет зависеть судьба строительства новой церкви», — говорится в анонсе мероприятия.

Защитники парка опасаются, что во время народных гуляний будет построен так называемый обыденный храм — небольшой, который собирается за один день, как конструктор. В ночь на 19 августа православные активисты попытались ввезти в парк металлические конструкции, названные ими рекламными инсталляциями. Местные жители выстроились живой цепочкой и не пропускали активистов до приезда полиции.

Между тем агрессивными православными заинтересовались в Госдуме. Депутат от КПРФ Валерий Рашкин направил запрос в ФСБ с просьбой проверить деятельность движения «Сорок сороков». «По сути сама эта организация является радикальным формированием, занимающимся боевой подготовкой своих членов, многие из которых придерживаются неонацистской идеологии», — говорится в обращении. Рашкин считает, что организация, «являющаяся личной гвардией главы РПЦ», может подпадать под действие ряда статей Уголовного кодекса. Более того, парламентарий уверен, что такие отряды «православных штурмовиков» угрожают конституционному строю и ведут к радикализации общества.

Читать еще:  К чему снится любовница мужа с ребенком. Видеть во сне любовницу мужа

Однако в РПЦ от «Сорока сороков» открестились. «Это движение мирян, которые действуют под свою ответственность, люди выражают свою гражданскую позицию, — объяснил глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. — Насколько я знаю, делают они это мирным путем, без использования насилия. Разговоры о том, что кто-то кого-то побил, пока не получили документального подтверждения».

Борцы за «Торфянку» не одиноки в своем недовольстве. Против «рейдерского захвата природных территорий общего пользования» на бульваре Белопольского выступают жители района Ясенево. По словам активиста Елены Локтевой, там находится «запечатанный приток Битцы», и в случае строительства «поплывет почва».

Сложная ситуация сохраняется на Ходынке, где ранее активистам удалось добиться уменьшения территории, отдаваемой под застройку. «Туда приезжали префекты, работники управы. Там чуть ли не аллея героев ДНР была высажена. Делается все, что только возможно, чтобы узаконить в глазах общественности захват будущей территории парка», — рассказал координатор движения «За парк» Андрей Быстров.

Не нравится местным жителям и временная часовня, выстроенная на бывшей взлетной полосе аэродрома. По словам Быстрова, строение по всем документам проходит как самострой, и Объединение административно-технических инспекций (ОАТИ) неоднократно возбуждало административное производство по этому вопросу.

«Не было ни общественных слушаний, ни обсуждений проекта с гражданами. То есть легальных оснований для строительства капитального сооружения вообще нет, — говорит Быстров. — Там есть участок в 0,5 гектара, выделенный непонятным способом. Но огороженная территория заметно превышает эту площадь. Есть риск, что это будет полноценный храмовый комплекс, возводимый на незаконных основаниях». Он добавил, что с реализацией программы «200 храмов» паркозащитникам бороться гораздо сложней, чем с коммерческой застройкой, потому что проект имеет своих лоббистов на самом высоком уровне.

Фото: Роман Яровицын / «Коммерсантъ»

В РПЦ уверены, что на самом деле противников строительства храмов в столице немного. Помимо местных жителей, озабоченных экологией, по словам Чаплина, в Москве действует организованная «группа активистов, которая переезжает из одного района в другой» и выступает против строительства в принципе, согласуя свои действия через интернет. По версии активистов «Сорока сороков», против строительства церквей выступают представители ЛГБТ-сообщества, желающие устроить в Москве локальный майдан.

Однако защитники «Торфянки» уверяют, что в протесте участвуют обычные местные жители: в дневных дозорах сидят бабушки с внуками, забросившие дачи, вечерами собирается молодежь. Юридическую поддержку паркозащитникам оказывают муниципальные депутаты и активисты движения «За парк».

«Дикость Москвы в том, что порой ты не знаешь, кто живет в твоем подъезде. Сейчас мы все перезнакомились, мы все друг друга знаем. Теперь заходишь в любой магазин — всем привет, как дела. Я знаю точно, где гуляет мой сын с няней, как он был одет, что ему купили. Это огромный плюс произошедшего. В остальном очень печально, что на нас плюют каждый день, на людей, которые десятилетиями гуляют в этом парке», — заметила Мальсагова.

На момент начала действия программы в столице действовали 894 храма. При этом патриарх Кирилл утверждал, что для Москвы возведения 200 или 380 храмов, как было предложено в 2014 году, будет недостаточно. Чтобы достичь среднероссийского значения — 11,2 тысячи человек на один приход — нужно построить еще 591 церковь.

Что важнее: парк или храм?

Так выглядит Евангелическо-протестантская церковь в проекте.

В Екатеринбурге возник конфликт между общиной Евангелическо-лютеранской церкви, которая планирует построить свой храм в парке Блюхера, и жителями окрестных домов.

У лютеран в Екатеринбурге — давняя история. Протестантом был один из основателей города — Вильгельм де Геннин, который был родом из Нижней Саксонии (Германия), поэтому лютеранская община здесь образовалась одновременно с первыми поселениями, а в 1730 году была построена первая (деревянная) протестантская церковь.

От де Геннина до Вальдемара

Впрочем, это не значит, что протестантам здесь было очень уж вольготно: в 1791 году их церковь снесли, поставив на её месте очередной православный храм, а богослужения продолжались почти тайно: сначала в здании горного правления (где традиционно работало много немцев), затем и вовсе в частном доме. И лишь в 1861 году было получено разрешение на строительство большого каменного храма, который появился в 1873 году. Неподалёку от этой церкви находилось кладбище, которое стали называть лютеранским. Кстати, среди похороненных там прихожан этой церкви есть основатель Уральского общества любителей естествознания Онисим Клер, а также его сын и продолжатель дела Модест Клер.

Читать еще:  Чудеса помощи по молитвам святителю спиридону. Святитель Спиридон Тримифунтский, моли Бога о нас

В советское время лютеранскую общину упразднили, а церковь снесли (на её месте сейчас жилой дом), и лишь кладбище продолжало называться лютеранским. Современная община, которую возглавляет пастор Бенцель Вальдемар, существует с 1999 года.

– Наша община, к сожалению, до сих пор не имеет собственного храма, — рассказывает представитель этой церкви Давид Кричкер. — Мы снимаем обычный офис на улице Уральской, там и проходят богослужения. Мы приложили очень много усилий, чтобы получить под строительство церкви участок в очень важном для нас месте — на лютеранском кладбище. В 2011 году состоялись общественные слушания в администрации Кировского района Екатеринбурга, по итогам которых небольшой участок этого кладбища перевели из категории «парки и скверы» в категорию «кладбища», где мы и хотим построить храм. Очень надеемся, что скоро получим все разрешения на строительство — уже собраны деньги и готов проект. Вот только, к сожалению, возмутился депутат гордумы Евгений Боровик, который настраивает против нас местных жителей. Такое впечатление, что для него это просто способ привлечь к себе внимание…

КСТАТИ

«Хоть буддистский монастырь, но не в нашем парке»

Депутат городской думы Екатеринбурга Евгений Боровик подтвердил, что жители микрорайона к нему обращались. Им не нравится, что в парке затевается строительство.

– Я сам житель этого района, ходил здесь в школу, потом в институт и понимаю, что любое строительство превратит парк в часть мегаполиса, — говорит Боровик. — Участок земли под строительство лютеранской церкви пролоббировал предыдущий депутат — Леонид Волков, который сейчас живёт за границей. Я же хочу жить здесь и здесь гулять со своими детьми, поэтому поддержал инициативу местных жителей. Мы организовали несколько публичных акций протеста, но, к сожалению, не нашли взаимопонимания с протестантами. Со своей стороны, я и дальше буду пользоваться всеми возможными законными методами, чтобы остановить строительство и сохранить парк. У нас свобода религиозных взглядов, поэтому каждый имеет право на привычное ему отправление обрядов. Но только не за счёт других людей. Хоть буддистский монастырь ставьте, но только не в нашем парке. Я вообще не понимаю: неужели они хотят строить свою церковь на людской неприязни?

Давид Кричкер, представляющий другую сторону, напротив — уверен, что церковь, размер которой всего лишь 20 на 30 метров, лишь украсит парк. Массовой вырубки деревьев не будет — «придётся убрать лишь 20–30 стволов, так они больше новых посадят и облагородят всю территорию парка, и им жители ещё спасибо потом скажут»…

С одной стороны, храм — это всё-таки не завод и не торговый центр — весь парк не займёт, да и строится он для всех екатеринбуржцев, а протестуют только жители нескольких домов. С другой стороны — община Евангелическо-лютеранской церкви Екатеринбурга — это всего-навсего 60 активных членов и ещё около сотни сочувствующих, а вот Боровик утверждает, что против строительства собрано уже около тысячи подписей. Так что решение администрации города (на следующей неделе пакет документов будет отдан на рассмотрение в Главархитектуру) предстоит принять непростое: кто-нибудь да останется недоволен. Впрочем, как показывает пример строительства станции юннатов в парке 50-летия ВЛКСМ, стороны могут прийти и к какому-нибудь цивилизованному соглашению, которое умерит страсти.

Функция отправки комментариев временно не работает, мы исправим ошибку, а пока вы можете высказать свое мнение на нашей странице в Facebook или ВКонтакте.

Источники:

http://www.bolshoyvopros.ru/questions/3261378-chto-nuzhno-gorozhanam-hram-ili-skver-pochemu.html
http://m.lenta.ru/articles/2015/08/19/rpc/
http://www.oblgazeta.ru/society/19018/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector