«Духовность России — это Христос.

«Духовность России — это Христос»

Предсмертное интервью иеромонаха Василия (Рослякова)

Сегодня, 23 декабря 2015 года, иеромонаху Василию (Рослякову) могло бы исполниться 55 лет. В этот день мы публикуем последнее известное интервью, которое отец Василий дал незадолго до Светлого Христова Воскресения 1993 года, когда он и еще два инока — Трофим и Ферапонт — были убиты рукой сатаниста в Оптиной пустыни.

— Отец Василий, как Вы думаете, оживет ли Оптина пустынь, возродится ли она?

— Святое Писание говорит нам, что Бог не есть Бог мертвых, но есть Бог живых. У Бога все живы. Мы служим именно такому Богу, Который воскрес и победил воскресением смерть; у Него нет смерти, в Боге нет смерти, она существует только вне Бога. Поэтому вполне естественно, что Оптина жива, для человека верующего даже вопроса такого не существует.

— Духовность России — это Христос. Он говорит нам: «Я есмь истина, и путь, и жизнь». А постольку поскольку духовности не может быть вне Христа, для России она одним словом выражается — Христос. Вот и все.

— Может быть, отсюда и наша трагедия?

— Мы преданы Христу, и поэтому нас так мучают?

— Без сомнения, так. Христос сказал: «В мире скорбны будете, но не бойтесь, Я победил мир». Так что обетования Господни непреложны, и никто никогда их отменить не может. Мы и живем сегодня только по этим обетованиям. Только так.

— Я понимаю, что это, наверное, нельзя спрашивать, и все-таки, скажите, насколько это возможно, какая Ваша внутренняя жизнь?

— Внутренняя жизнь Оптиной — тайна, таинство. Ведь наша Церковь содержит семь Таинств, если Вы знаете. На этих Таинствах зиждется все. И всякое Таинство имеет какую-то внешнюю окраску — совершаются какие-то молитвы, производятся какие-то действия, — но в это время в этом Таинстве действует Сам Христос, невидимо и незримо. Именно Его благодатью совершается само Таинство. Так и внешняя жизнь Оптиной и ее внутренняя жизнь. Вы внешнее видите, а внутреннюю жизнь нельзя рассказать. Опять же: внутренняя жизнь Оптиной пустыни — Сам Христос. Только если мы к Богу приобщаемся, мы можем понять эту внутреннюю жизнь. А по иному она нам никак не откроется. «Аз есмь дверь, — говорит Господь, — аще Мною кто внидет, спасется. И внидет, и изыдет, и пажить обрящет». Вот эта дверь к внутренней духовной жизни Оптиной — Христос.

— И все это несказанно?

— Несказанно, потому что как рассказать о том, как действует Бог? Это невозможно.

— Но можно рассказать то, что ты чувствуешь, например?

— Можно. Возьмите псалмы Давида. Он говорит: «Вкусите и видите, яко благ Господь». Пожалуйста — вкушайте, и увидите. «Кого люблю, — говорит Господь, — того и наказую», «биет же Господь всякаго сына, егоже приемлет». Мы возлюбленные сыны у Бога ради того, что мы содержим истину Православия, Поэтому, естественно, мы и наказываемся, ибо Господь нас особенно любит. Как любой отец, который любит своего сына, без наказания его никогда не оставит. Он наказывает по любви, не по жестокости, понимаете? Мы привыкли к тому, что мы наказываем только с жестокостью. Нам неизвестно такое чувство — любовь, неизвестно, что такое наказание с чувством любви. Господь нас наказывает именно с любовью, ради того, чтобы нас вразумить. Ради этого только нам посылаются какие-то скорби — ради вразумления нашего, чтобы нам познать истину Христову. Вот и все. Поэтому в этом ничего страшного нет, надо быть всегда готовым ко всем скорбям. И я вас уверяю, что нет такого человека на земле, который бы никогда не скорбел, нет. И то, что у нас так — я считаю, что у нас лучше всех. Мы хороши лишь только потому, что мы православные, если мы православные. Не то, что лучше нас нет, но, если мы содержим Православие, тогда мы хорошие.

— А почему Христос выбрал нас?

— Ну, взял и выбрал. Откуда мы знаем Промысл Божий? Когда Он учеников Своих собрал, то сказал им: «Вы думаете, что вы Меня избрали? Нет, но Я вас избрал и поставил служить вас». Почему Господь избрал иудейский народ? Мы не знаем. Почему даровал им святых пророков, Ветхий Завет? Почему Он избрал русский народ и вот так дал ему хранить истину Православия? Мы не ведаем пути Божии, и для нас это закрытая тайна, запечатанная, может быть, даже навсегда. Даже, может быть, после смерти она нам не откроется. Но поскольку этот дар нам дан, мы обязаны его хранить и свято блюсти. А как и почему — это не наше дело.

— Что такое для вас служба?

— Мы совершаем службу, службу Богу. Господь говорит: «Вы Мне будете поклоняться и духом, и истиною, на всяком месте». Вот что такое служба — это общение с Богом, разговор. Молитва — это наш разговор с Богом, Ему предстояние, Ему служение. Поэтому это всегда живо, всегда неумирающе, тут жизнь, тут присутствует Сам Христос.

— А вы не устаете от этой службы?

— Ну мы же не ангелы, конечно, устаем. Мы же люди. Но Господь нас укрепляет настолько, насколько Он это считает нужным. Дает нам и уставать, и потрудиться. Преподобный Исаак Сирский пишет: «Если твоя молитва была без сокрушения сердца и без труда телесного, то считай, что ты помолился по-фарисейски». Так что надо и пот пролить, и тело свое понудить, ну и душу, конечно. Так что это труд. А помните, как говорит старец Силуан: «Молиться за мир — это кровь проливать». Вот такой труд молитвенный. А вот, пожалуйста, возьмите Евангелие — как Господь молился о Чаше: «И пот Его был, как капли крови». Вот какая молитва может быть. Нам она неведома и непонятна, но такая молитва тоже есть.

— Получается, чтобы достичь чего-то, нужно всегда пройти через боль?

— Обязательно. Это закон жизни. Его установил Сам Господь. Зачем же Он претерпевал Крест, зачем Он терпел?

— Каждый через свой крест должен пройти, иначе ничего не получится во внутренней жизни?

— Никак не получится. «Возьми крест свой и следуй за Мной», — это же Господни слова. Значит, надо обязательно взять крест и с верою идти за Господом . «Отвергнись себя, возьми свой крест и следуй за Мной, и будешь Моим учеником». Вот и весь закон. Но в основном, как учат Святые Отцы, все то, что исполняет инок, должен исполнять и благочестивый христианин. За исключением, пожалуй, того, что мы даем обет безбрачия. Раньше так и было. По жизни древние христиане мало чем отличались от монахов.

Читать еще:  Какой цветок любит водолей мужчина. Цветочный гороскоп

— Но ваша жить все равно более внутренняя.

— Это не нам судить. Господь Судья — где мы есть. Он знает, чем мы живем, и как мы живем.

— Как же вам трудно, и просто больно!

— «Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех» и «паки реку — радуйтеся!» Вот какие мы обетования имеем. А Вы говорите — трудно.

— Ну все равно же, вам трудно?

— Нам помогает Господь. Поэтому нам легче.

— Он всем помогает, а вам все равно труднее.

— Ведь есть у отца любимые сыновья, да? Вот монахи — это любимые сыновья. Кого Бог больше любит, кому больше помогает? Монахам. Поэтому нам легче. А вот люди, которые отдалены от Бога, они как бы становятся теми блудными сыновьями. Вот тогда им становится трудно. Трудно почему? Потому что Самому Господу труднее им помочь. Понимаете? Вот отчего трудность-то возникает в жизни — когда человек берет на себя что-то и отстраняет от себя Бога, Который помогает ему. Вот мир и несет все эти скорби, потому что от Бога отошел, отстранился от Христа, и тащит на себе этот воз непосильный. А мы пришли к Богу, и Господь их Сам за нас несет и все делает.

— Но опять же, если более любимые, тогда и больше страданий, хотя они и внешне не видны?

— У каждого человека есть боль, у каждого есть страдания. Монахи — это возлюбленные Господни дети. Вот, старцев, пожалуйста, возьмите. Ведь к чему они пришли? — К непрестанной радости. Они у нас были источниками радости. Представьте, что Вы подходите к батюшке Амвросию и говорите: «Батюшка, отец Амвросий, да Вы скорбите, наверное, да?» Глядя на них, таких вопросов не возникало. Это глядя на нас, таких вот немощных, такие вопросы могут возникнуть.

«Духовность России — это Христос.

Оптина пустынь на протяжении вот уже двух столетий притягивает к себе множество паломников со всех концов света. Как и сто, и двести лет назад простые русские люди именно в Оптиной ищут ответы на вопросы, которые ставит пред ними жизнь. При жизни новомученика иеромонаха Василия (Рослякова) к нему особенно тянулись паломники. Он говорил прекрасные проповеди, сострадательно принимал исповедь. Незадолго до мученической кончины у него взяла интервью постоянная оптинская прихожанка, сотрудница радио «Россия» Алевтина Струкова. Это интервью сейчас воспринимается как завещание новомученика всем нам.

Мы много сейчас говорим о необходимости возрождать духовность России. «Духовность России» — что это такое

Духовность России — это Христос. Он говорит: «Аз есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6). А поскольку духовность не может быть вне Христа, то для России она выражается одним словом — Христос.

Может быть, от того и происходит наша трагедия, что мы не понимаем, как все просто: духовность — это Христос?

Без сомнения: «В мире скорбны будете, — сказал Господь, — но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16:33). Обетования Господни непреложны, их никто никогда не сможет отменить. Так что и мы живем сегодня по этим обетованиям.

Расскажите, пожалуйста, какова внутренняя жизнь Оптиной пустыни?

Внутренняя жизнь — тайна, таинство. Наша Церковь содержит семь Таинств, на которых зиждется все. Всякое Таинство имеет внешнюю сторону: совершаются молитвы, производятся какие-то действия, но в это время Сам Христос действует невидимо и незримо — Его благодатию совершаются сами Таинства. Только тогда мы сможем понять внутреннюю жизнь, когда сами жизнью приблизимся к Богу. А по-другому она никак не открывается и не откроется. «Аз есмь дверь, — говорит Господь, — Мною аще кто внидет — спасется, и внидет и изыдет и пажить обрящет» (Ин. 10:9). Дверь к внутренней жизни Оптиной — Христос… Как рассказать о том, как действует Бог? — Невозможно.

А можно ли рассказать о том, что сам чувствуешь?

Можно. Возьмите, например, псалмы Давида. Он говорит: «Вкусите и видите, яко благ Господь» (Пс. 33:9). Пожалуйста, вкушайте и увидите.

«Кого люблю, — говорит Господь, — того и наказую. Биет же Господь всякого сына, его же приемлет» (Притч. 3:12). Мы — возлюбленные сыны Божии, ради того, что содержим истину Православия. Поэтому мы и наказываемся — Господь нас особенно любит. Отец, любящий сына, никогда не оставит его без наказания. По любви, не по жестокости. Мы привыкли к тому, что наказывают только по жестокости, нам неизвестно наказание с чувством любви. Господь нас наказывает с любовью, чтобы вразумить, ради этого посылает какие-то скорби. В этом нет ничего страшного, надо быть всегда готовыми к скорбям.

Я Вас уверяю, что нет такого человека на земле, который бы никогда не скорбел. У нас в России больше всего скорбей, значит у нас лучше, чем где бы то ни было. Но только, если мы православные.

А почему Христос выбрал именно нас?

Вот взял и выбрал. Когда Он собрал Своих учеников, то сказал им: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас» (Ин. 15:16). Почему Господь избрал русский народ и дал ему хранить истину Православия — мы не ведаем. Пути Божии для нас — тайна за семью печатями, запечатанная, быть может, навсегда. Может быть, она даже после смерти не откроется. Но, поскольку этот дар нам дан, мы обязаны его хранить, свято блюсти.

Получается так: чтобы чего-то достичь во внутренней жизни, нужно пройти через боль?

Обязательно. Это закон жизни, его установил Сам Господь. Зачем же тогда Он претерпевал крест. «Возьми крест свой и следуй за Мною» (Мф. 16:24), — это же слова Христа Спасителя.

Как учат святые отцы: все, что исполняет инок, должен исполнять и благочестивый мирянин. За исключением одного — мы даем обет безбрачия.

Вам трудно в монашеском подвиге?

«Радуйтесь и веселитесь, яко мзда ваша многа на небесех» (Мф. 5:12) «И паки реку: радуйтеся» (Фил. 4:4), — вот наше обетование, а Вы говорите «трудно»… Нам помогает Господь, поэтому нам легче. У Отца есть любимые сыновья — монахи; а те, кто удалился от Бога, становятся блудными сыновьями. Вот им действительно трудно. Самому Богу труднее им помочь, человек отстраняет эту помощь… Мир несет скорби, потому что отстранился от Бога, и тащит на себе воз грехов…

Читать еще:  Спиридон значение имени. Значение имени спиридон, свирид

18 апреля (в этот день мы отмечали Пасху в 1993 году) вместе с иеромонахом Василием мы будем поминать и убиенных иноков Трофима и Ферапонта. Молиться о них, но, как свидетельствует множество паломников в Оптину, получать и от них утешение, помощь в духовной брани и в делах житейских. Свидетельства эти собираются в монастыре, некоторые уже опубликованы, — все они должны будут в скором будущем рассматриваться, как материалы к церковному прославлению трех оптинских воинов духовных.

ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ – ТАЙНА

Ровно 20 лет назад, на Пасху 1993 года, в Оптиной пустыни сатанистом были убиты три насельника – иноки Трофим, Ферапонт и иеромонах Василий (Росляков). Предлагаем вниманию читателей расшифровку интервью с о. Василием, которое он дал за девять дней до гибели. Автор интервью неизвестен.

Отец Василий: …Нам Святое Писание говорит так, что Бог есть не Бог мёртвых, но есть Бог живых. Все живы. И поэтому, поскольку мы служим именно такому Богу, Который воскрес и победил воскресением смерть, в Боге нет смерти, её не существует. И вопроса такого не должно существовать для человека верующего.

Корр.: То есть и старцы живы.

О. В.: Конечно, конечно.

Корр.: Ничто никуда не исчезает, всё переходит в какие-то иные формы, да?

О. В.: Ну. да. Если так можно сказать, в какие-то иные формы.

Корр.: А всё-таки духовность России – вот что это такое?

О. В.: Духовность России – это Христос. Он говорит нам: «Я есмь Истина, Путь и Жизнь» (Ин. 14, 6). Вот. Поскольку духовность – она не может быть вне Христа, поэтому для России духовность выражается одним словом: «Христос». Вот и всё.

Корр.: Может быть, отсюда и наша трагедия? Потому что мы преданы Христу, и поэтому нас так мучают.

О. В.: Без сомнения, именно так. Христос сказал: «В мире скорбни будете: но дерзайте, яко Аз победих мир» (Ин. 16, 33). Так что обетования Господни непреложны, и никто никогда их отменить не может. Мы живём сегодня этим обетованием – только так.

Корр.: Какова внутренняя жизнь Оптиной?

О. В.: Внутренняя сторона – тайна, таинство. Ведь наша Церковь содержит семь таинств, на них зиждется всё. Всякое таинство – оно имеет, допустим, внешнюю окраску: произносятся какие-то молитвы, совершаются какие-то действия. Но в этом таинстве – незримо Сам Христос, Его благодатью совершается таинство. Так и внешняя жизнь Оптиной, и её внутренняя жизнь. Вот вы видите внешнюю жизнь, а внутреннюю жизнь нельзя рассказать. Опять же внутренняя жизнь Оптиной пустыни – Сам Христос. Когда мы к Богу приобщаемся, только тогда мы можем понять эту внутреннюю жизнь. А по-иному она нам никак не откроется. «Аз есмь дверь: Тот спасется, кто Мною войдет, и войдет, и изыдет, и пажить свою обрящет» (Ин. 10, 9). Вот это и есть дверь к внутренней жизни Оптиной – Христос.

Корр.: И всё это несказанно.

О. В.: Несказанно. Потому что как рассказать о том, как действует Бог? Невозможно.

Корр.: Но можно рассказать то, что ты чувствуешь, например?

О. В.: Можно. Возьмите псалмопевца Давида. Он говорит: «Вкусите и видите, яко благ Господь» (Пс. 33, 9). Пожалуйста – вкушайте и увидите.

Корр.: Это тоже для вас несказанно?

О. В.: Ну. возьмите Иоанна Лествичника. Как он пишет: «Попробуйте человеку, который никогда не вкушал вкус мёда, объяснить вкус мёда» * . Вы пробовали когда-нибудь? Естественно, все попытки ваши будут бессмысленны. Так и тут. Господь говорит: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы» (Мф. 11, 28), «Возьмите иго Моё» (Мф. 11, 29). То есть Бог нас учит. Допустим, я вам передаю какую-то информацию, и вы думаете, что это так и так, что я вас учу… Нет, Господь нас учит. Как я могу вам передать то, что должен вам передать Сам Бог? Это невозможно. Я не имею дерзости такой – на себя это брать. Так что вот так. «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой душам вашим».

Корр.: А скажите, пожалуйста, при всей святости. поднимемся ли мы?

О. В.: «Егоже бо любитъ Господь, наказуетъ: биетъ же всякаго сына, егоже приемлет» (Евр. 12, 6). Мы – возлюбленные сыны Бога ради того, что мы содержим истину православия. Поэтому, естественно, и наказываемся, что Господь нас особенно любит. Как любой отец – он любит своего сына, потому без наказания никогда не оставит. Наказывает по любви, не по жестокости. Мы привыкли к тому, что наказывают только с жестокостью. Господь наказывает ради того, чтобы нас вразумить – ради этого только и посылаются нам какие-то скорби, ради вразумления нашего, чтобы нам познать Истину Христову. Вот и всё. В этом ничего страшного нет, и надо быть всегда готовым к этим скорбям. Нет на земле человека, который бы никогда не скорбел. Нет, вот и всё. А то, что у нас так, я считаю, у нас лучше, чем у всех… Суть в том, что мы хороши только лишь потому, что мы православные, если мы православные. То есть мы содержим православие – поэтому мы «хорошие».

Корр.: А почему русский народ выбрал православие? Или оно выбрало нас.

О. В.: Как мы можем знать Промысл Божий? Когда Он учеников собрал и сказал: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод» (Ин. 15, 16). Почему Господь избрал иудейский народ и восставил из него пророков? Мы не знаем. Почему Он избрал русский народ и дал ему хранить истины православия? Мы не ведаем пути Божии. Для нас это тайна запечатанная, даже, может быть, после смерти она нам не откроется. Но поскольку этот дар нам дан, мы обязаны его хранить и свято блюсти и чтить. Как, почему – это не наше дело.

Корр.: А что для вас служба?

О. В.: Мы совершаем службы. Что такое служба? Это служба Богу. Господь говорит: Вы Мне будете поклоняться и Духом, и истиной на всяком месте (Ср.: Ин. 4, 23). Вот что такое служба – это общение с Богом. Такое открытое общение, как хотите это назовите: разговор, молитва, Ему предстояние, Ему служение. Поэтому это всегда живо, не умирает – это жизнь. Потому что в этом присутствует Сам Христос.

Корр.: Вы не устаёте от службы?

Читать еще:  К чему приснилось покрасить волосы. К чему снится красить волосы: сонник про окрашивание волос

О. В.: Мы же не ангелы, конечно, устаём. Но Господь нас укрепляет по мере того, насколько Он это считает нужным. Даёт нам и уставать, и потрудиться. Преподобный Исаак Сирин пишет, что если твоя молитва была без сокрушения сердца и без труда телесного, то считай, что ты помолился по-фарисейски ** Так что надо и пот пролить, и тело своё понудить, и душу, конечно. А старец Силуан как говорит, помните? «Молиться за мир – это кровь проливать» *** . Вот так, такой он, труд молитвенный. Вот, пожалуйста, возьмите Евангелие, моление Господа о Чаше: «И был пот Его, как капли крови» (Лк. 22, 44). Вот какой молитва может быть. Нам такая молитва неведома, непонятна, но такая молитва тоже есть.

Корр.: Получается, чтобы достичь чего-то, нужно пройти через боль?

О. В.: Обязательно. Это закон. Его установил Сам Господь. Зачем же Он претерпевал Крест?

Корр.: То есть каждый должен пройти через свой крест. Иначе ничего не получится из внутренней жизни.

О. В.: Нет, никак. «Возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лк. 9, 23) – и будешь Моим учеником. Значит, надо обязательно взять крест и идти, отвергнувшись себя. Вот и весь закон.

Корр.: Ваша жизнь отличается, слава Богу, от мирской.

О. В.: Конечно, отличается. Но в основном, как учат святые отцы, всё то, что исполняет инок, должен исполнять и благочестивый мирянин. За исключением, пожалуй, одного – что мы даём обет безбрачия. Раньше так и было: древние христиане мало чем отличались от монахов.

Корр.: Но ваша жизнь всё равно больше внутренняя.

О. В.: Это не нам судить. Господь Судья один есть. Кто чем живёт и как живёт.

Корр.: Как же вам трудно и больно!

О. В.: «Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех» (Мф. 5, 12), «и паки реку: радуйтеся» (Флп. 4, 4). Вот такие обетования. А вы говорите.

Корр.: Но всё равно вам трудно, потому что вы проходите другим путём, чистых духом.

О. В.: Считаю, что нам помогает Господь. Поэтому нам легче.

Корр.: Он всем помогает. Но вам труднее.

О. В.: Ну как же так. Ведь есть у отца любимые сыновья, да? Вот монах для Отца Небесного – любимый сын. Кого Он больше любит, кому больше помогает? Монаху. Нам – легче. А вот тем людям, которые удалены от Бога, становятся как бы блудными сыновьями, вот им трудно. Труднее почему? Потому что Самому Господу труднее им помочь. Вот в чём трудность человеческой жизни-то, понимаете? Человек берёт всё на себя и отстраняет от себя Бога. Вот мир и несёт эти все скорби, потому что от Бога отошёл. И тащит этот воз непосильный. А мы пришли к Богу, и Господь за нас всё несёт и всё делает. Монахи – это возлюбленные Господни дети. Вот старцы, пожалуйста, возьмите. К чему они пришли? К непрестанной радости. Вы подойдите к батюшке, отцу Амвросию. «Батюшка, вы скорбите?» – да, глядя на них, таких и вопросов не возникало. При виде нас, немощных, такие вопросы могут возникнуть. А в идеале-то, конечно.

* «Кто хотел бы чувственным словом изъяснить ощущение и действие любви Божией во всей точности… тот делает нечто подобное человеку, вознамерившемуся словами и примерами дать понятие о сладости мёда тем, которые никогда его не вкушали» (прп. Иоанн Лествичник. Лествица, или Скрижали духовные).

** «Всякая молитва, в которой не утруждалось тело и не скорбело сердце, вменяется за одно с недоношенным плодом чрева, потому что такая молитва не имеет в себе души» (прп. Исаак Сирин).

*** «Молиться за людей – это кровь проливать. но надо молиться. Всё, чему когда-либо научила благодать, надо делать до конца жизни» (прп. Силуан Афонский).

Подготовила Елена ГРИГОРЯН

Стихи иеромонаха Василия,
написанные им до пострига:

Открыть бы чернильницу ночи,
Набрать бы небесных чернил,
Чтоб разум себе заморочить
Далёким мерцаньем светил.
Чтоб, выплеснув грусть и тревогу
На смятые эти листы,
Увидеть прямую дорогу,
Всю жизнь по которой идти;
Чтоб стих стал понятен и прочен,
Как эта ночная стена…
Но чтобы пугались не очень,
Под утро увидев меня.

Засмейтесь – больше не могу
О жизни рассуждать беспечно,
К любой иконе подойду,
Грошовую поставлю свечку.
Старинный золотой оклад,
Глаза закрывши, поцелую,
Из слов, пришедших невпопад,
Молитву сочиню простую.
И ничего, что я стою,
Запуган собственною речью.
К другой иконе подойду,
Ещё одну поставлю свечку.

Как приблизится время цветенья
Золотистой осенней листвы,
Так приходит ко мне вдохновенье
Из далёкой лесной стороны.
Оно поутру в город заходит
С хороводом ветров и дождей
И меня без ошибки находит
Среди полчищ машин и людей.
Если в шумном метро я кочую,
То оно золотистой стрелой
Проникает сквозь толщу земную
И становится рядом со мной.
И такое с душой сотворится,
Что сказать – не поверит никто.
Мне завидуют вольные птицы
За сиянье и лёгкость её.
Я тогда становлюсь на мгновенье
Не от мира сего молчуном,
А бесплотных стихов сочиненье
Служит хлебом тогда и питьём.
И тогда ничего мне не стоит
Бросить всё и уйти в монастырь,
И упрятать в келейном покое,
Как в ларце, поднебесную ширь.

Осенние волны

Глаза сдружились с белым потолком,
И ветви рук срослись за головой.
Уж сорок дней и снегом, и дождём
Осенний дух сражается с землёй.
Закрыть глаза – и вспомнится легко
Осенний запах клёнов и берёз.
А тут всё льёт и льёт вода в окно,
Да воет за стеной соседский пёс.
На землю рассердились небеса –
Неважно им, какой сегодня век.
Как старый Ной, оглядываю я
К спасенью предназначенный ковчег.
Готовиться к потопу срок пришёл.
И я затих, припомнил все грехи.
Поскрипывает мой дощатый пол,
Наверно, не доплыть мне до зимы.
Но, может быть, осеннею землёй
И этот пересилится потоп,
И белый голубь утренней порой
Оливковую ветвь мне принесёт.

О кресте могильном

А где-то, я и сам не знаю где,
Но где-то всё на этой же земле
Стоит одна высокая сосна
И думает ночами про меня.
И что-то, правда, сам не знаю что,
Но что-то очень важное одно
Она мне всё пытается сказать,
Да веткой нелегко меня достать.
И отчего не знаю, по стволу,
Похожая на женскую слезу,
Стекает молчаливая смола
И каплей застывает янтаря.
И где-то на сосновой той коре,
К которой прикоснулся я во сне,
Виднеются белесые рубцы,
То высеклись объятия мои.

Источники:

http://pravoslavie.ru/60924.html
http://rusk.ru/st.php?idar=4831
http://www.rusvera.mrezha.ru/682/9.htm

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector