Что нельзя делать на евдокию. Сказания русского народа собранные И.П

Что нельзя делать на евдокию. Сказания русского народа собранные И.П

Иван Петрович Сахаров

Знаменитый археолог, собиратель песен, народных верований, преданий и обычаев, родился в 1807 г. в гор. Туле, в семье священника. Он воспитывался в местной семинарии и потом стал готовиться к поступлению в университет. Собиранием неисчерпаемых в то время материалов по народоведению он начал заниматься еще до студенчества. Выгодное положение русского духовенства, как посредника между простонародьем и образованными, правящими классами, облегчало ему это великое дело.

Но откуда столь светлая идея могла забрести в голову вчерашнего бурсака в то время, когда даже в многоученой Германии только десятки людей относились с уважением и интересом к трудам братьев Гриммов, а сотни смотрели на них, как на чудаков, занятых собиранием такой дряни, на которую не стоит обращать никакого внимания? Сахаров в своих записках сам разъясняет нам это чудо глубоким и деятельным патриотизмом и чтением истории Карамзина, в которой этот патриотизм нашел себе прочную опору.

Много было говорено о влиянии этой знаменитой книги, но еще больше придется говорить о ней; в биографии каждого общественного, литературного или научного деятеля 30-х и 40-х годов видно ее поразительное действие. На Сахарова, как и на многих других, Карамзин влиял двояко: помимо высокого подъема национального чувства и «народной гордости», Карамзин дал ему прекрасный, плавный слог, которому он остался верен, несмотря на некоторый недостаток литературного образования и на резкости, в которые завлек его впоследствии дух его литературно-ученой партии, в то время не отличавшийся терпимостью.

Еще до студенчества И. П. Сахаров начал «печататься»: он работал одновременно с другими над историей родного города; часть этой работы издал тогда же, а часть послужила материалом для нескольких археологических статей, изданных впоследствии.

В 1830 г. Сахаров поступил в Московский университет на медицинский факультет; занимался он своей специальностью довольно усердно, но и в это время не оставлял излюбленных работ по археологии и народоведению, печатал статьи и собирал песни, обряды и предания. В 1835 г. он окончил курс лекарем, а в 1836 уже издал 1-ю часть своих знаменитых «Сказаний русского народа», которая через год потребовала переиздания. В 1837 г. он напечатал «Путешествие русских людей в чужие земли», а в 1838 приступил к печатанию «Песен русского народа» и в то же время с редким усердием при своих ничтожных средствах руководимый только горячей любовью к своему святому делу, продолжал издавать по рукописям чрезвычайно важные памятники старинной русской литературы.

Между тем его медицинская служба шла своим чередом; он был одно время университетским доктором, потом перешел на службу в почтовое ведомство, начальник которого, образованный князь Александр Николаевич Голицын, обратил внимание государя на бескорыстные ученые труды своего подчиненного. Государь поручил их рассмотрение министру просвещения, незабвенному по своей любви к науке гр. Уварову. Сахаров в 1841 г. получил высочайший подарок и увеличенный (вдвое) оклад жалованья.

В том же 1841 г. вышел 1-й том его «Сказаний» в большом октаве (3-е издание), в который он внес и песни; 2-й том этого издания вышел в 1849 г.; он заключает в себе массу интереснейшего историко-литературного материала, изданного не всегда с ученой точностью, но всегда по лучшим из известных тогда рукописей; многие важнейшие памятники нам известны исключительно по «Сказаниям» Сахарова; не будь их, история нашей допетровской литературы имела бы иной, несравненно более тощий и жалкий вид.

Иван Петрович Сахаров умер в сентябре 1863 г., в Валдайском уезде; последние годы его жизни, по словам знакомых, были медленной агонией много потрудившегося деятеля.

Обвинять Сахарова за то, что он, издавая памятники, не всегда придерживался строгого филологического метода, принятого в наше время, что он не указывал с точностью место записи предания или песни, что он не отмечал особенностей говора, что он не всегда отличал деланую литературную сказку от народной, даже за то, что он позволял себе подправлять стих в песне, слог и содержание в сказке,- значит обвинять его время за то, что оно не было нашим временем; и братья Гриммы в немногих из своих «Наus und Kindermarchen» сохранили особенности говора и народной речи; и лучшие германисты 30-х годов при издании памятников средневековой поэзии зачастую предпочитали более верному чтению варьянт, дающий более красивый смысл.

«Сказания» Сахарова имели огромное и благотворное влияние на историю русского народоведения: они возбудили глубокий интерес и уважение к памятникам народного творчества в довольно широком круге русского общества; благодаря им и трудам, частью или всецело на них основанным, выражение простонародный навеки изменило свой смысл; с книгой Сахарова в руках Киреевские, Рыбниковы, Гильфердинги, Чубинские отправлялись в свои экспедиции; с нее начинали свои подготовительные работы Буслаевы, Афанасьевы, Костомаровы; она же должна была быть настольною книгою у их многочисленных эпигонов…

Читать еще:  Астрологический прогноз на апрель весы здоровье. Работа и деловая сфера

Биография Ивана Петровича Сахарова

К сожалению, «Сказания русского народа» давно уже стали библиографической редкостью; «Песни» (изд. 1838-1839 гг.) и отдельные части 2-го издания «Сказаний» еще можно найти у букинистов за доступную цену, но «Сказания» в 3-м, единственно полном, издании едва можно приобрести за 25 рублей; особенно редок 1-й том, который даже выкраден из Императорской публичной библиотеки в Петербурге и не пополнен до сих пор.

А между тем «Сказания» важны не для одних студентов и специалистов: благодаря трудам русских ученых в последние десятилетия среди образованной публики возник серьезный интерес к народной жизни, быту, преданиям, верованиям. Теперь изучение народности вообще и народных «суеверий» в частности не является исключительно делом ученой любознательности, а делом практической необходимости для всякого практического деятеля, как изучение почвы для агронома.

Специалисты в своих статьях, кроме «Сказаний» Сахарова, не без основания заподозренных в ученой неточности, пользуются другими, позднее собранными материалами: отдельно изданы песни того или другого края обширной земли русской; отдельно изданы по рукописям и записям заклинания, загадки; издаются во множестве уголовные дела о чарованиях; то, что Сахаров называет «Чернокнижием», послужило задачею целого ряда солидных исследований. Но между всеми этими исследованиями и материалами нет и долго еще не будет возможности указать одну книгу, которая представляла бы так прекрасно составленный и так общедоступно изложенный обзор целого ряда явлений по народоведению. Публика не нуждается в указании номера и палеографических признаков рукописи, из которой взят любопытный материал, ни в обозначении уезда и волости, где записано сказание; варьянты и особенности говора только отпугивают ее; легкость и гладкость изложения для нее с избытком выкупают недостаток скрупулезной, научной точности.

«Сказания» Сахарова имеют еще одно неоспоримое достоинство перед современными трудами и изданиями того же рода. «Народоведы» последнего времени довольно резко разделяются на два вечно воюющие лагеря. Одни из них — школа национально-мифологическая- склонны выводить все предания, произведения устной поэзии, обычаи, верования из основ народной дохристианской жизни, даже из арийской прародины; другие — школа литературного заимствования- отыскивают, откуда народ усвоил, перенял тот или другой сюжет, то или другое предание и обряд; исследуют пути этого усвоения, разрывают главным образом толстый слой наносных, послехристианских традиций.

Виссарион Белинский — Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый»

Описание и краткое содержание «Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый» читать бесплатно онлайн.

«Читателям уже известна сообщенная нами во 2-й книжке «Отечественных записок» нынешнего года подробная программа издания, предпринятого И. П. Сахаровым. Вероятно, они, вместе со многими из прочитавших программу, были изумлены огромностию труда, который задал себе наш почтенный собиратель памятников старины и народности русской. В самом деле, издать одному человеку семь огромных томов, вмещающих в себя тридцать книг и объемлющих собою все стороны древней русской жизни – от фактов, сообщаемых летописями, до древних костюмов, гербов, печатей, пословиц, поговорок и проч. и проч., – труд неслыханный на святой Руси. »

Виссарион Григорьевич Белинский

Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый

Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый. Книга первая, вторая, третья и четвертая. Издание третие. Санкт-Петербург. 1841. В тип. Сахарова. В большую 8-ю д. п. 82, 128, 276, и 82, всего 568 стр.

Читателям уже известна сообщенная нами во 2-й книжке «Отечественных записок» нынешнего года подробная программа издания, предпринятого И. П. Сахаровым. Вероятно, они, вместе со многими из прочитавших программу, были изумлены огромностию труда, который задал себе наш почтенный собиратель памятников старины и народности русской. В самом деле, издать одному человеку семь огромных томов, вмещающих в себя тридцать книг и объемлющих собою все стороны древней русской жизни – от фактов, сообщаемых летописями, до древних костюмов, гербов, печатей, пословиц, поговорок и проч. и проч., – труд неслыханный на святой Руси! Многие, в недоверчивости покачивая головою, говорили об этой программе, как обыкновенно говорится о великолепных «программах», к которым приучили уже наши книжные спекулянты доверчивую публику. Но каково же должно быть удивление этих неверовавших – теперь, когда г. Сахаров, вслед за программою, действительно издал первый том своих «Сказаний» – том огромный, состоящий из 568 страниц большого формата, напечатанных в два столбца таким мелким, убористым шрифтом, что они смело могут быть приняты за 1136 страниц обыкновенной печати, и вмещающий в себе сведения в высшей степени интересные! По этому первому тому мы можем несомненно надеяться, что г. Сахаров выполнит в точности всю свою программу и подарит русскую публику таким изданием, какого еще не имела она и какого тщетно стала бы ожидать от деятельности других любителей старины. Душевно желаем скорейшего окончания этому прекрасному предприятию.

Читать еще:  К чему снится толкнуть человека. Сонник: к чему снится Пальцы

Для тех из наших читателей, которые незнакомы еще с трудами г-на Сахарова, скажем, что книга его есть сокровищница положительных сведений о разных фазах прежней русской жизни. Сведения эти или собраны им самим во время путешествий по губерниям Тульской, Калужской, Орловской, Рязанской и Московской, или доставлены ему просвещенными соотечественниками[1], или, наконец, заимствованы из книг, изданных другими. И. П. Сахаров – не теоретик: он даже иногда посмеивается над теориею, а иногда и побранивает ее, и потому не думайте встретить в его книге ни теоретических взглядов на ту или другую сторону русского быта, ни, так сказать, исторической архитектоники, ни попытки представить стройное изображение древней русской жизни; нет, г. Сахаров так добросовестен, что и не брался за подобное изображение; он лучше, чем кто-нибудь, знает, что это дело невозможное и что один только бесстыдный, достойный всякого презрения шарлатанизм может в великолепной программе обещать представить Россию во всевозможных видах и отношениях, – тогда как для этого нет ни у кого в мире ни сил, ни материалов…[2] Он избрал себе часть истинно благую и истинно полезную: он собирает материалы – песни, сказки, поверья, предания, пословицы, обычаи, письменные памятники древности и, не мудрствуя лукаво, передает все это со всевозможною точностию и верностию своим соотечественникам. Мало этого: он тщательно собирает разные толки и мнения касательно спорных вопросов о достоверности того или другого ученого поверья и делает из этих мнений свод, ограничиваясь, по местам, легкими замечаниями с своей стороны и не входя в дальнейшее критическое разбирательство дела. Так и должно быть; в противном случае, книга его, имея две разносторонние цели, необходимо распалась бы на две части, из которых одна непременно вредила бы другой. Давайте нам материалов, фактов, больше фактов; критика не замедлит явиться, и тогда само собою обнаружится, кто прав, кто виноват – новая ли, все критизирующая историческая школа (которой явно противоречат убеждения почтенного И. П. Сахарова), или старая, готовая верить на слово и летописи, и «Слову о полку Игореве», и «Сказанию о Мамаевом побоище», и «Слову Даниила Заточника», и пр. и пр. Без фактов все дело будет вертеться только на словах, ограничиваться голословием. Итак, в сторону критику, почтенный и трудолюбивый наш собиратель «Сказаний русского народа»! Давайте нам фактов, больше фактов, – и вы услышите громкое спасибо всех сторон бесконечного царства русского.

Но и теперь, прочитав только первый том ваших «Сказаний», мы шлем вам свое искреннее, душевное спасибо. Сколько любопытного собрано в этом обширном томе! Первая книга его носит на себе название «Русской народной литературы». Здесь издатель прежде всего говорит о славено-русской мифологии; собирает все, что находится об этом предмете у Нестора (которого летопись он признает и древнею и достоверною) и что написано было о том же Иннокентием Гизелем, Поповым, Чулковым, Глинкою, Кайсаровым, Строевым, Руссовым, Приезжевым, равно как и иностранцами: Саксом-Грамматиком, Гельмольдом, Дитмаром, Стурлезоном Снорри, Шедием, Френцелем, Вагнером, Арнольдом, Гроссером, Монфоконом, Баньё, Шерером, Машем, Гейнекцием, Толлием, доктором Антоном, Леклерком, графом Потоцким, Кромером, Шнейдером, Гваньипи, Гютри, Длугошем, Стрыйковским, Тунманом, Гебгарди, Шварцем, Герберштейном, Раичем, Мавро-Урбином, князем Бакхау, Нарушевичем, Иовием, Нарбутом… Не драгоценные ли это указания. Далее следуют «Песни русского народа», или, лучше сказать, пересмотр почти всех доселе изданных песенников под различными, длинными и короткими, шарлатанскими и скромными названиями – от «Песенника», изданного Чулковым в 1770-м году, до новейших[3]. Тут чрезвычайно любопытны сведения, собранные г-ном Сахаровым, о том, как смотрели прежние издатели на собираемые им песни, как поправляли их, то есть как коверкали и уничтожали весь колорит древности и народности для того, изволите видеть, чтоб представить их «в лучшем, привлекательнейшем виде». Ужас объемлет душу, когда посмотришь на работу этих поправщиков, как иной, например, из 11 стихов чудного древнего стихотворения (из сборника Кирши Данилова) делал ровно 50, по правилам реторической «амплификации», или вместо

Во чужой земле мне могилушка,

Во чужой стране могила мне!

или вместо простых, но оригинальных и выразительных стихов;

Молодому, холостому
Назолу давает,
Молодой и холостой
В лужке травушку примял,

Виссарион Белинский — Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый

Виссарион Белинский — Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый краткое содержание

Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый читать онлайн бесплатно

Виссарион Григорьевич Белинский

Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый

Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый. Книга первая, вторая, третья и четвертая. Издание третие. Санкт-Петербург. 1841. В тип. Сахарова. В большую 8-ю д. п. 82, 128, 276, и 82, всего 568 стр.

Читателям уже известна сообщенная нами во 2-й книжке «Отечественных записок» нынешнего года подробная программа издания, предпринятого И. П. Сахаровым. Вероятно, они, вместе со многими из прочитавших программу, были изумлены огромностию труда, который задал себе наш почтенный собиратель памятников старины и народности русской. В самом деле, издать одному человеку семь огромных томов, вмещающих в себя тридцать книг и объемлющих собою все стороны древней русской жизни – от фактов, сообщаемых летописями, до древних костюмов, гербов, печатей, пословиц, поговорок и проч. и проч., – труд неслыханный на святой Руси! Многие, в недоверчивости покачивая головою, говорили об этой программе, как обыкновенно говорится о великолепных «программах», к которым приучили уже наши книжные спекулянты доверчивую публику. Но каково же должно быть удивление этих неверовавших – теперь, когда г. Сахаров, вслед за программою, действительно издал первый том своих «Сказаний» – том огромный, состоящий из 568 страниц большого формата, напечатанных в два столбца таким мелким, убористым шрифтом, что они смело могут быть приняты за 1136 страниц обыкновенной печати, и вмещающий в себе сведения в высшей степени интересные! По этому первому тому мы можем несомненно надеяться, что г. Сахаров выполнит в точности всю свою программу и подарит русскую публику таким изданием, какого еще не имела она и какого тщетно стала бы ожидать от деятельности других любителей старины. Душевно желаем скорейшего окончания этому прекрасному предприятию.

Читать еще:  5 августа дни рождения хоккеистов. Любовь и удачные партнёры

Для тех из наших читателей, которые незнакомы еще с трудами г-на Сахарова, скажем, что книга его есть сокровищница положительных сведений о разных фазах прежней русской жизни. Сведения эти или собраны им самим во время путешествий по губерниям Тульской, Калужской, Орловской, Рязанской и Московской, или доставлены ему просвещенными соотечественниками[1], или, наконец, заимствованы из книг, изданных другими. И. П. Сахаров – не теоретик: он даже иногда посмеивается над теориею, а иногда и побранивает ее, и потому не думайте встретить в его книге ни теоретических взглядов на ту или другую сторону русского быта, ни, так сказать, исторической архитектоники, ни попытки представить стройное изображение древней русской жизни; нет, г. Сахаров так добросовестен, что и не брался за подобное изображение; он лучше, чем кто-нибудь, знает, что это дело невозможное и что один только бесстыдный, достойный всякого презрения шарлатанизм может в великолепной программе обещать представить Россию во всевозможных видах и отношениях, – тогда как для этого нет ни у кого в мире ни сил, ни материалов…[2] Он избрал себе часть истинно благую и истинно полезную: он собирает материалы – песни, сказки, поверья, предания, пословицы, обычаи, письменные памятники древности и, не мудрствуя лукаво, передает все это со всевозможною точностию и верностию своим соотечественникам. Мало этого: он тщательно собирает разные толки и мнения касательно спорных вопросов о достоверности того или другого ученого поверья и делает из этих мнений свод, ограничиваясь, по местам, легкими замечаниями с своей стороны и не входя в дальнейшее критическое разбирательство дела. Так и должно быть; в противном случае, книга его, имея две разносторонние цели, необходимо распалась бы на две части, из которых одна непременно вредила бы другой. Давайте нам материалов, фактов, больше фактов; критика не замедлит явиться, и тогда само собою обнаружится, кто прав, кто виноват – новая ли, все критизирующая историческая школа (которой явно противоречат убеждения почтенного И. П. Сахарова), или старая, готовая верить на слово и летописи, и «Слову о полку Игореве», и «Сказанию о Мамаевом побоище», и «Слову Даниила Заточника», и пр. и пр. Без фактов все дело будет вертеться только на словах, ограничиваться голословием. Итак, в сторону критику, почтенный и трудолюбивый наш собиратель «Сказаний русского народа»! Давайте нам фактов, больше фактов, – и вы услышите громкое спасибо всех сторон бесконечного царства русского.

Но и теперь, прочитав только первый том ваших «Сказаний», мы шлем вам свое искреннее, душевное спасибо. Сколько любопытного собрано в этом обширном томе! Первая книга его носит на себе название «Русской народной литературы». Здесь издатель прежде всего говорит о славено-русской мифологии; собирает все, что находится об этом предмете у Нестора (которого летопись он признает и древнею и достоверною) и что написано было о том же Иннокентием Гизелем, Поповым, Чулковым, Глинкою, Кайсаровым, Строевым, Руссовым, Приезжевым, равно как и иностранцами: Саксом-Грамматиком, Гельмольдом, Дитмаром, Стурлезоном Снорри, Шедием, Френцелем, Вагнером, Арнольдом, Гроссером, Монфоконом, Баньё, Шерером, Машем, Гейнекцием, Толлием, доктором Антоном, Леклерком, графом Потоцким, Кромером, Шнейдером, Гваньипи, Гютри, Длугошем, Стрыйковским, Тунманом, Гебгарди, Шварцем, Герберштейном, Раичем, Мавро-Урбином, князем Бакхау, Нарушевичем, Иовием, Нарбутом… Не драгоценные ли это указания. Далее следуют «Песни русского народа», или, лучше сказать, пересмотр почти всех доселе изданных песенников под различными, длинными и короткими, шарлатанскими и скромными названиями – от «Песенника», изданного Чулковым в 1770-м году, до новейших[3]. Тут чрезвычайно любопытны сведения, собранные г-ном Сахаровым, о том, как смотрели прежние издатели на собираемые им песни, как поправляли их, то есть как коверкали и уничтожали весь колорит древности и народности для того, изволите видеть, чтоб представить их «в лучшем, привлекательнейшем виде». Ужас объемлет душу, когда посмотришь на работу этих поправщиков, как иной, например, из 11 стихов чудного древнего стихотворения (из сборника Кирши Данилова) делал ровно 50, по правилам реторической «амплификации», или вместо

Во чужой земле мне могилушка,

Во чужой стране могила мне!

или вместо простых, но оригинальных и выразительных стихов;

Молодому, холостому
Назолу давает,
Молодой и холостой
В лужке травушку примял,

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=119616&p=1
http://www.libfox.ru/551556-vissarion-belinskiy-skazaniya-russkogo-naroda-sobrannye-i-saharovym-tom-pervyy.html
http://nice-books.ru/books/dokumentalnye-knigi/criticism/225290-vissarion-belinskii-skazaniya-russkogo-naroda.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×