Что есть в пост мирянам. Правила трапезы по Церковному Уставу

Пост — труд на грани возможностей?

Близится Великий пост. Кто-то преступает к нему впервые, у кого-то за плечами многолетний опыт. И в том и в другом случае человек не застрахован от ошибок в деле прохождения великопостного подвига. О самых распространенных из них и о том, как их избежать, размышляет настоятель Петропавловского храма Саратова игумен Нектарий (Морозов).

Строже или либеральнее?

Гастрономическая составляющая — это лишь внешний фактор, позволяющий, скажем так, воздействовать на себя самого. Ведь борьба с любой страстью начинается с того, что человек отказывает себе в том удовольствии, мнимом или реальном, которое ему удовлетворение этой страсти обычно приносит. А пища — это самое примитивное удовольствие, к которому, так или иначе, все люди стремятся за редким-редким исключением. И когда человек отказывается от отдельных видов пищи или начинает есть меньше, то у него, соответственно, появляется навык ограничивать себя в чем-то еще. Появляется «фундамент» для того, чтобы строить на нем борьбу уже со всеми остальными страстями.

Человек, для которого церковная жизнь только-только начинается, зачастую старается более строго, а лучше сказать, более буквально выполнить то, что относится к телесной составляющей поста. А для человека, глубже понимающего церковную жизнь, все-таки характерно больше задумываться о тех внутренних изменениях, которые в течение поста должны с ним произойти и которым он воздержанием от пищи только лишь способствует.

В решении вопроса о том, строже надо поститься или, наоборот, либеральнее, все упирается в меру сил и здоровья конкретного человека. Есть люди, обладающие необходимым здоровьем для того, чтобы поститься без масла и даже вкушать неприготовленную пищу, кто-то может есть однажды в день, кто-то — раз в два дня, но это редко. Чаще всего современный человек настолько физически и психологически слаб, что, если он будет буквально придерживаться Типикона, то, скорее всего, не сможет пост провести до конца. Или же он не сможет ходить на богослужения, или не будет понимать того, что там читается и поется просто потому, что его мозг, не получая необходимого питания, будет угнетен. Поэтому каждый должен ориентироваться не на то, долго ли он ходит в храм и хорошо ли знает церковную жизнь, а на то, что конкретно для него в рамках устава о посте может быть и не чрезмерным, и не слишком малым, а именно реальным трудом.

Конечно, если человек постится в первый раз, он не может знать, что для него посильно, а что нет. Поэтому, на мой взгляд, приступая к подвигу поста, нужно советоваться по всем сопряженным с этим вопросам со священником, у которого человек обычно исповедуется и который, соответственно, знает особенности его здоровья, образа жизни, опыт церковной жизни. C этим же священником человек может и скорректировать меру поста, если через какое-то время почувствует, что взял на себя подвиг не по силам или, наоборот, слишком легкий труд, который даже не ощущает.

Более того, советоваться по этому поводу со священником естественно, потому что поститься, находясь вне Церкви, практически бессмысленно, ведь пост — это церковное установление, и служит он тому, чтобы человек более глубоко в церковную жизнь вошел. Это некое объединение с жизнью Церкви, а если его не происходит, то тогда это просто диета получается, не более того.

Бывает так, что человек, который уже давно находится в Церкви, на первых порах старался поститься строго и, может быть, даже повредил своему здоровью, и поэтому потом происходит некий откат назад — возникает страх перед постом. Должен быть разумный подход. Например, у многих святых, у того же преподобного аввы Дорофея, можно встретить такое наставление о посте: отмерь для себя, сколько тебе пищи необходимо, чуть-чуть от этого отними, и вот твой пост.

Устав поста для мирян?

В среде воцерковленных людей бытует мнение, что поскольку устав поста был писан для монахов, то нужно составить другой, особый — для мирян. Но дело в том, что у нас действительно существует единый церковный устав, основанный на Типиконе, который естественно рождался в монашеской среде. Нужен ли отдельный устав о посте для мирян, так же как и устав приходского богослужения, я не знаю. Вопрос достаточно сложный и многосторонний. С одной стороны, в этом есть смысл и некое рациональное зерно. С другой стороны — мы в Типиконе видим своего рода икону подвижнической жизни, идеальный образ, к которому человек должен стремиться. Это задает тот уровень, который для нас оказывается во многом недостижимым, но к которому мы, тем не менее, тянемся.

Читать еще:  Сонник раскаты грома. Что сулит гром во сне

Заповеди Христовы, по слову Спасителя, не тяжки и просты, но когда человек пытается их выполнять, оказывается, что это практически непосильно. Всю свою жизнь мы должны стремиться к исполнению этих заповедей, как бы это трудно для нас ни было. А это труднее, чем устав о посте или о богослужении. Но если мы отказываемся от Типикона в том виде, в котором он есть, из-за его сложности и ищем более простого устава, приближенного к нашим немощным силам, то тогда нужно создать какие-то заповеди для мирян. Но это же абсурд. Есть одно Евангелие, оно — для всех.

Тогда, может быть, и не стоит ничего менять? А всю жизнь тянуться к должному, и при этом иметь все основания для того, чтобы говорить: Мы рабы неключимые (Лк. 17, 10). Это ощущение собственной «никуданегодности» и есть то самое, к которому человек должен прийти благодаря посту. Ведь физически крепкого человека, который может вкушать крайне мало пищи и радоваться этому, поджидает другая опасность — возгордиться, как фарисей, о котором мы слышим в песнопениях Недели о мытаре и фарисее. Когда же получается, что кто-то старается, но физически не может чего-то сделать, он смиряется. И мне кажется, что это некая идеальная модель.

Символ или труд?

Распространенной ошибкой наших прихожан является то, что они зачастую сосредотачивают все свое внимание на гастрономической части поста, забывая о его духовной составляющей. И эта ошибка имеет отношение не столько к вопросу «как поститься?», сколько к проб­леме неправильного понимания христианской жизни как таковой. Христианская жизнь — это есть совлечение с себя ветхого человека и облечение в человека нового, это постоянный труд над своим сердцем. И христианин должен сначала, прежде всего, стать хорошим человеком, а потом уже хорошим христианином, что сопряжено именно с теми изменениями, которые происходят в сердце. Все остальное носит только внешний характер. Мы состоим из души и тела, и обе эти составляющие должны в равной степени в этом труде участвовать, но по-разному. И первично все-таки то, что внутри.

Однако тут возникает некоторый соблазн сказать, что пост вообще не важен и можно его свести к некоему символу. Нет, во всем, что человек делает, должен присутствовать труд, приближающийся к грани его возможности, потому что Господь начинает по-настоящему помогать тогда, когда человек делает все от него зависящее: в исполнении ли заповедей Христовых, в каких-либо трудных жизненных ситуациях или вот в данное время поста. И тогда этот труд по благодати Божией приносит плод. Если же человек сам полагает себе предел труда: я могу сделать столько-то, и этого хватит, потому что это не важно,— то пользы не будет. Мы должны показать твердость своего произволения, а остальное восполнит Господь. Место для лукавства, конечно, остается во всем, что мы делаем, и от нас только зависит: замечать в себе это лукавство, бороться с ним, быть к себе чуть более требовательными и даже, может быть, жестокими или нет.

Один из действенных способов не упустить из внимания духовную составляющую великопостного делания — это составить для себя план, пусть даже на бумаге, и наметить, что я в течение этого поста должен постараться сделать. Уверен, что у любого разумного православного христианина ключевым моментом в этом плане будет не сведение потребления пищи к такому-то минимуму, а духовные требования к себе: изменить что-то в своей жизни, в своих взаимоотношениях с людьми, даже в своей работе. Но при этом замечено, что когда человек ограничивает себя в еде, ему меньше хочется говорить, осуждать. Правда, он становится и чуть более раздражительным, но, зная эту особенность, нужно просто быть внимательным и правильно к этому относиться.

Читать еще:  4 5 лунные сутки. Супружество и бракосочетание

Люди, которые уже давно в Церкви и чувствуют себя уверенно, приступая к посту, тоже не застрахованы от ряда ошибок. Есть такое распространенное выражение: «углубленный в церковную жизнь», и, наверное, это главная ошибка — ощущение своей углубленности. У нас нет задачи углубиться во что-то — в церковную жизнь, в чтение святых отцов, в Евангелие. У нас есть задача стать хорошими людьми и хорошими хрис­тианами, приблизиться к Богу. Вся наша христианская жизнь проявляется в том, каковы плоды этой жизни.

В патерике есть история о том, как некий брат ходил и везде хвалил своего духовного наставника как великого старца. И кто-то в конце концов спросил у него: «Как же с такого доброго дерева, как он, родился такой кислый плод, как ты?». Человек может очень много читать, часто бывать на службе, строго поститься, много молиться, но при этом не приобрести ни смирения, ни кротости, ни терпения всего того, что Господь в жизни посылает, ни готовности волю Божию принимать и исполнять, в чем бы она ни заключалась. А ведь именно в это человек должен углубиться — в преданность воле Божией.

Газета «Православная вера» № 3 (527)
Записала Инна Стромилова

Православная Жизнь

Main menu

Петров пост: календарь питания

Во время Петрова поста по церковному монастырскому уставу следует воздерживаться только от продуктов животного происхождения. А в понедельник, среду и пятницу также от рыбы, вина и масла.

Но это строгий монастырский устав. Миряне (не монахи), как правило, постятся в Петров пост мягче — согласуя это со своим духовником и в зависимости от своих жизненных обстоятельств.

Понедельник 27 июня:

Пища без растительного масла.
Разрешается есть овощи, фрукты и хлеб.

Вторник 28 июня:

На трапезе разрешается рыба.

Среда 29 июня:

Пища с растительным маслом.
Разрешается есть овощи, фрукты и хлеб.

Четверг 30 июня:

Пища с растительным маслом.
Разрешается есть овощи, фрукты и хлеб.

Пятница 1 июля:

Пища без растительного масла.
Разрешается есть овощи, фрукты и хлеб.

Суббота 2 июля:

На трапезе разрешается рыба.

Воскресенье 3 июля:

На трапезе разрешается рыба.

Понедельник 4 июля:

Пища без растительного масла.
Разрешается есть овощи, фрукты и хлеб.

Вторник 5 июля:

Пища с растительным маслом.
Разрешается есть овощи, фрукты и хлеб.

Среда 6 июля:

Пища с растительным маслом.
Разрешается есть овощи, фрукты и хлеб.

Четверг 7 июля:

На трапезе разрешается рыба.

Пятница 8 июля:

Пища с растительным маслом.
Разрешается есть овощи, фрукты и хлеб.

Суббота 9 июля:

На трапезе разрешается рыба.

Воскресенье 10 июля:

На трапезе разрешается рыба.

Понедельник 11 июля:

На трапезе разрешается рыба.

Комментарий протоиерея Максима Козлова:

В ответ на вопрос «Как правильно провести Петров пост?», в первую очередь, я бы посоветовал читателям сайта «Фомы» не пропустить этот пост вовсе. Не будем делать вид, что в это время летнего поста мы также будем готовы сосредоточиться на личном покаянии, как в дни печальные Великого поста. Но это не значит, что нужно махнуть на него рукой. Здесь стоит подойти с несколько иной стороны. Найти некую цель, помимо пищевых ограничений, которые тоже должны быть согласованы с вашими силами.

Вспомним, что Петров пост посвящён памяти апостолов. Апостолы – первые проповедники христианства, первые миссионеры. Так вот, если бы мы в эти недели несколько больше сосредоточились на том, чтобы своей жизнью не давать соблазна людям, не отталкивать их от церкви – это то, что точно может сделать каждый. Постарались бы свою веру сделать более сознательной. Несколько расширили свои познания относительно церковных традиций, чтобы ответы окружающим были не от ветра головы, а от некоторого знания церковного предания. Если мы хотя бы 2-3 книжки прочитаем, которые сделают несколько глубже наше осознание православия, потрудимся немного вместо сидения в социальных сетях или перед телевизором, тогда смысл поста будет этим исполнен.

Нужно ли мирянину поститься по монастырскому уставу?

отвечает диакон Димитрий Половников

Здравствуйте! Скажите как должен поститься мирянин в великий пост, по монастырскому уставу или есть какие то послабления?

Так исторически сложилось, что, фактически, единственным уставом, на который ориентируется верующий, является так называемый Иерусалимский Устав, который перепечатываться без изменений с 1695 года. В своей окончательной редакции на Русской почве данный устав прошел длительный путь развития и окончательной своей выработкой он обязан монастырям Афона. Естественно, что этот Устав достаточно строгий и не все миряне могут полностью выполнить все предписания поста.

Читать еще:  Рожденные 4 февраля женщины.

К примеру, в первый день Великого поста, понедельник первой седмицы, предписывается полное воздержание от пищи. Большинство из нас работает, для кого-то понедельник не фигурально, а буквально выражаясь, является тяжелым днем. Ничего не есть при этом — не каждый выдержит. А ведь многие насельники монастырей не едят не только в понедельник, но и во вторник, и вкушают пищу только в среду после Литургии Преждеосвященных даров.

Да и в остальные дни питание «по-монастырски» особыми послаблениями не характеризуется. Но одно дело, когда к посту с такой строгостью приступают монахи, в рационе которых и так отсутствует. И другое дело, когда на сухоядение должна перейти большая семья, в которой есть дети и старики.

Здесь следует рассказать о самой истории постничества. Постились христиане в разных местностях тоже по-разному. Например, на Востоке и в Африке пост длился весь день, а разрешался с заходом солнца скудной пищей. Он нужен был как проявление жертвенности по отношению ко Христу, Который за род людской претерпел сорокадневный пост и искушение в пустыне, а затем прошёл путь Страстей.

Римский обычай предписывал воздерживаться от мясной, молочной пищи, но вкушение допускалось двухразовое. Главной идеей поста было ограничить себя в еде ради того, чтобы на сэкономленные средства накормить и одеть нищих, то есть — милосердие.

В Византии пост достигает главной точки своей значимости — покаяние. Монашеская традиция здесь — довлеющая. И мир её принимает с благоговением. Императоры уподобляются простолюдинам и даже схимникам, воздерживаясь от всякой дорогой пищи и живут на коливе, хлебе и воде. Главным лакомством поста становятся финики и орехи.

На Руси также пост приобретал разные формы, но ввиду отсутствия продуктового разнообразия северные славяне легко соглашались на привычные каши без соли и масла, вареные брюкву и репу. Лакомством были свекла и мёд. На Руси в пост пили обильно квас и горячий сбитень. О нарушениях поста есть упоминания, но приписывали это диавольскому искушению, и надо полагать, что это были единичные случаи. Интересно, что в отличие от греко-римских земель, на Руси постились даже младенцы, отлученные от материнской груди (хотя Каноны предписывают младенцам не держать пост).

Интересно, что и на Руси в каждом крупном монастыре были свою постные уставы. Например Соловецкий устав допускает вкушение рыбы по всем дням Полиелейного служения в Великом посту, а значит, каждое воскресенье и памятные дни почитаемых святых.

В традиции русских монастырей в первые дни Великого поста не бывает обычного схода братии на трапезу, но на столах весь день обязательно стоят отварной картофель «в мундирах», квашеная капуста, нарезаный репчатый лук, хлеб, узвар. Таким образом, каждый из братий сам для себя определяет степень поста: кто-то воздерживается совершенно и ничего не ест, кто-то вкушает в позднее время, а кому-то необходимо подкрепить силы немедленно и не один раз в день.

Разница в уставах имеет простое объяснение: в Палестине и Египте, где весной достаточно жарко, воздержание в пище не есть проблемой, но истинным испытанием становится отсутствие воды. Потому Иерусалимский Устав предлагает быть строгим в еде и регламентирует даже овощные продукты. Там, где скудные земли, но близко море — преимущество сохраняется за морепродуктами. Северные народы живут постное время в условиях холода, и требуются большие энергозатраты на сохранение нужной температуры тела. А значит, было бы разумнее всё же несколько послаблять суровость пищевого поста.

Но это допустимо с условием, что сохранится сама идея поста: достижение покаянных чувств, исправление себя, милосердие по отношению к нуждающимся, любовь к Богу и ближним. И главное — приближение к Пасхе! Для этого нужно усердие в молитве, а молитва не терпит сытости, рождающей лень и сонливость. И поклоны на пресыщенный желудок не положишь с лёгкостью!

Потому было бы правильным выразить пост в дни Святой Четыредесятницы словами: поститься надо не столько по Уставу, сколько по совести!

Источники:

http://pravoslavie.ru/77389.html
http://pravlife.org/ru/content/petrov-post-kalendar-pitaniya
http://www.pravchelny.ru/communication/ask/?ID=8817

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×