Арон Гуревич. Ведьмы в Средние века

Арон Гуревич — Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства

Арон Гуревич — Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства краткое содержание

Книга известного советского ученого-медиевиста продолжает и развивает исследование западноевропейской средневековой культуры с необычной точки зрения: посредством анализа письменных текстов как бы восстанавливается миропонимание широких слоев народа, не имевших доступа к письменности. Автор рассматривает саги и песни, записи «видений» и нравоучительные «примеры», средневековую проповедь, церковные ритуалы и культы, различные свидетельства о драматичной «охоте на ведьм» в конце Средневековья и начале Нового времени и из этих источников черпает обширный материал для воспроизведения духовного содержания жизни средневекового простолюдина.

Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Средние века — понятие не столько хронологическое, сколько содержательное. Стало обычным и как бы саморазумеющимся вкладывать в этот термин некий ценностный смысл: «отсталое», «реакционное», «нецивилизованное», «проникнутое духом клерикализма». Но еще в минувшем столетии было справедливо сказано: быть либеральным на счет Средневековья очень удобно. При этом грехи своего собственного времени списываются со счета, выдаются за пережитки другой эпохи. Эта традиция восходит к гуманистам и просветителям. Средневековье давало своего рода моральное алиби современности. Правда, этой традиции противостояла другая: романтизировать Средневековье, искать в нем утраченные впоследствии доблести или красочную экзотику. В этом случае Средневековье использовалось как укор Новому времени, уже лишенному былой нравственной цельности. Оба подхода сближает склонность подводить все богатство и многообразие огромной по протяженности эпохи под единый знаменатель, давать ей однозначное ценностное определение. В этом унифицирующем стремлении — порок обоих подходов.

Возможно ли его избежать? Разумеется, история относится к наукам нравственным, и элиминировать полностью собственную оценку предмета своих изысканий историкам не дано. Но они способны в какой-то мере контролировать свою научную позицию. Альтернативой субъективистской операции «вживания» в другую человеческую культуру, «приобщения» к мысли людей, живших в прошлом, является позиция «вненаходимости» исследователя, понимание им того, что он изучает эту другую культуру, находясь вне ее. Он отделен от предмета своих наблюдений как временем, так и по существу, — он принадлежит к другому ментальному универсуму, с иным историческим опытом, с собственной перспективой. Позиция «вненаходимости» имеет предпосылкой понимание того, что исследователь вступает в интеллектуальное общение с людьми, мысли, чувства и картина мира которых — загадка для него; задача историка — по возможности эту загадку разгадывать. Не произвольное чтение чужих взглядов, но трудоемкая дешифровка дошедших до нас посланий, требующее огромных усилий прочтение иероглифов другой, во многом уже чуждой нам культуры — подобная установка в известной мере могла бы предотвратить поспешные обобщения, тенденциозность и одностороннюю предвзятость суждений.

Именно позиции «вненаходимости» наблюдателя — ее обоснование дано М. М. Бахтиным — и стремится придерживаться автор предлагаемой вниманию читателя книги. Я далек от намерения как идеализировать Средневековье, так и рисовать его в черных тонах. Я хочу понять его в его неповторимом своеобразии, отдавая себе отчет в тех трудностях, которые стоят на этом пути.

Такая позиция не имеет ничего общего с бесстрастностью естественнонаучного подхода. Историк человеческой культуры не энтомолог и не астроном. Он изучает себе подобных, людей, которые жили в иные эпохи, но, как и он сам, мыслили, страдали, радовались, создавали материальные и духовные ценности и именно потому нам интересны. Всегда существовала человеческая личность, но — исторически конкретно определенная, со способом мировосприятия и поведения, присущим только данной социально-культурной ситуации.

Каков бы ни был специальный предмет изысканий историка — экономика, политический строй, социальные отношения, духовная жизнь, — путь к их познанию лежит через анализ памятников, текстов, созданных людьми. Первое, с чем историк встречается в своих источниках, — это запечатленное в них человеческое сознание. Поэтому историк неизбежно должен быть историком культуры, человеческой ментальности, знать умственные установки людей той эпохи, их понятийный «инструментарий», их способы мировосприятия. Не принимая в расчет духовной структуры людей, оставивших памятники, он не в состоянии правильно понять содержание последних и адекватно их истолковать.

На историке лежит колоссальная ответственность: он берется «возродить» ментальный универсум тех, кто давно и безвозвратно канул в прошлое, и его долг, научный и нравственный, заключается в том, чтобы восстановить этот универсум в его истинности, по возможности не приписывая несвойственных ему признаков. Ответственность историка двоякая: перед людьми прошлого и перед своими современниками. Историк выступает в роли посредника между теми и другими; от имени своей культуры он пытается завязать диалог с культурой иного времени. Вопросы, которые он задает людям прошлого, продиктованы современностью, ее интересами и проблемами, ибо то, о чем историк вопрошает и только и способен вопрошать людей прошлого, диктуется его культурой и в и дением мира. Вся проблема состоит в том, чтобы расслышать ответы людей прошлого, а не спешить с навязыванием им своих собственных ответов. Расслышать ответы людей иной культуры на свои вопросы — и значит завязать с ними диалог. Ибо памятники, оставленные этими людьми, содержат в себе ответы, их надобно лишь правильно вопрошать, и тогда эти памятники, тексты (в самом широком смысле) окажутся неиссякаемыми источниками познания духовного мира людей другой эпохи.

Нравственная ответственность историка состоит, далее, в том, чтобы не видеть в предшествующих стадиях истории какую-то более низкую ступень развития. Историк не может взирать на прошлое свысока, он стремится завязать на равных диалог с людьми, создавшими изучаемые им тексты, и с их современниками.

На улице старого Таллинна можно наблюдать такую картину. На одной стороне улицы на фронтоне купеческой гильдии расположены статуи людей в средневековых одеждах, лица их выражают благочестие. На противоположной стороне улицы высится дом более поздней постройки, и на его крыше помещена скульптурная голова: человек в парике скептически, с высокомерной усмешкой рассматривает в очки фигуры своих визави. Взгляд Просвещения на Средневековье! Я вижу в этой сцене поучительное предостережение историку. История не должна воспитывать чувства собственного превосходства, — она должна учить взаимопониманию. Не судить, но понимать — таков девиз историка вообще и в особенности историка конца XX в.

Читать еще:  Прирожденные ведьмы по знаку зодиака топ 3. Под какими знаками зодиака рождаются ведьмы

Но кого понимать? Только ли великих поэтов, мыслителей, художников прошлого, чьи творения мы собираем, бережем и изучаем? Но ведь эти творцы жили в определенном социуме, были детьми собственного времени. А каково было то время, можно понять, только если мы будем знать их окружение, ту ментальную среду, которая их породила и дала им материал для творчества. Не пора ли перестать довольствоваться изучением одних лишь высших достижений средневековой культуры и осознать, что эти шедевры созданы на том языке (в семиотическом понимании языка — как системы знаковых средств, при помощи которых выражала себя культура), который так или иначе был принадлежностью всех членов данного общества.

Охота на ведьм в средние века: мотивы инквизиции и современный случай преследования женщины (7 фото)

Костры Святой Инквизиции осветили средневековую Европу. Сколько на них погибло женщин, обвиненных в колдовстве и ереси, не знает никто. Ученые говорят, что заживо сожгли не меньше тридцати двух тысяч человек, еще триста тысяч забили камнями, утопили или расправились каким-либо другим способом.

За что можно было получить клеймо ведьмы и почему инквизиция так легко расправлялась с теми, кому оно досталось?

История

Колдовство в разных его формах существует столь же долго, сколько живет человек. Суеверия, обряды, которые наши предки исполняли, чтобы умилостивить своих богов и попросить их о богатом урожае, хорошей охоте, счастливом браке, рождении ребенка – все это можно считать колдовством. Ученые считают, что подобные практики появились еще во времена палеолита – до появления современного человека оставались многие тысячи лет. В те времена в племенах царил матриархат – главной считалась женщина, и именно на ее плечи ложились обязанности по исполнению всех магических ритуалов. Именно этот момент можно считать рождением ведьм – женщин, имеющих колдовскую силу.

Начало преследования

Христианство далеко не сразу добилось успеха – его путь к званию мировой религии был долгим и тернистым. Язычники отказывались принимать новые традиции, и даже после обряда крещения продолжали поклоняться старым и понятным богам и прибегать к магии.

Уже в десятом веке церковь начала задумываться о том, что колдовство – это чистое зло. Вместо того, чтобы приходить со своими проблемами к священникам, люди шли к бабкам-шептухам, которые и болезни могли вылечить, и семейное счастье поправить. Естественно, то, что с проблемами можно было справиться и без вмешательства церкви, подрывало авторитет духовенства – люди просто не понимали, зачем им нужен бог.

Первым знаком того, что назревает настоящая война с теми, кто не признает церковь, стали крестовые походы. В них доблестные рыцари вырезали всех, кто не принадлежал христианской вере или же отказывался жить по ее канонам. Тогда, правда, агрессия выплеснулась не на саму Европу, а на ее ближайших соседей. И, конечно, никто не мог предположить, что скоро такая же резня начнется совсем близко.

Святая Инквизиция

Начало инквизиции было положено в двенадцатом веке. Тогда папа Луций III разработал систему розыска, направленную на поиск тех, кто совершил преступление против веры. Он предложил священникам использовать своеобразные опросники, которые те должны были распространять среди горожан. Этой бумагой жители могли донести на любого, кого они считали причастным к Ереси.

Через столетие Иннокентий III учредил инквизицию в современном понимании ее слова. Новый орган стал церковным судом, который скоро был скопирован рядом европейских государств. Собственная инквизиция имелась во Франции, Германии, Италии и, конечно Испании, которая считается апофеозом судейства – именно там был написан знаменитый «Молот ведьм» — руководство инквизиторов, а также создано огромное количество пыточных аппаратов, применявшихся для допросов и в других странах. Позже, в эпоху Просвещения, ненависть инквизиторов перебросилась и на книги: уничтожались теперь не только люди, которые несли противные духовенству идеи, но и книги, в которых эти идеи были записаны.

Человек и его мысли принадлежали исключительно церкви. И с этим спорить было нельзя.

Ведьма!

Для того, чтобы отправиться на костер, не нужны были доказательства. Донести мог абсолютно любой: не поделили землю – донос, увела мужа – донос, слишком красива – донос. Верили порой даже словам маленьких детей, которые просто могли придумать, что та или иная «тетя» делала что-то плохое.

Не отставала и церковь: жителям городов и деревень внушалось, что они обязаны рассказывать о тех, кто занимается колдовством. Если же станет известно, что они утаивали ведьму, они отправятся на плаху следом за ней. Люди жили в постоянном страхе того, что на них донесут, и поэтому старались ударить первыми, пока «Молот ведьм» не опустился на них самих.

Магия образа

Ведьма своей черной силой уничтожала посевы, вызывала стихийные бедствия и падеж скота и, конечно, отвращала людей от церкви. Верили, что если она дотронется до человека, тот станет одержимым дьяволом. Судороги, необычное поведение, резкие смены голоса, тошнота, головные боли – все это объяснялось именно одержимостью и ничем иным. И избавить от страшного недуга мог только экзорцист.

Приглашенный священник читал молитвы над одержимым, всеми силами стараясь изгнать из него сатану. Сегодняшняя наука говорит, что признаки одержимости очень похоже на то, что люди испытывают при истерических припадках, панических атаках, а также эпилепсии. Если экзорцисту удавалось очистить верующего от скверны, тот снова возвращался в лоно церкви, продолжая жить обычной жизнью. В противном случае несчастного (и отнюдь не священника) ждал костер — огонь должен был освободить человека из лап дьявола.

За что

Казалось бы, бог выступает против убийств, даже в свою славу, следовательно, суды инквизиции должны были длиться гораздо больше обычных – на кону часто стояла жизнь добропорядочных христиан. Но нет. Известно, что однажды французская инквизиция признала женщин виновными в колдовстве за то, что рядом с ними свидетели чувствовали присутствие духов. Конечно, доказать подобное невозможно, но это не спасло несчастных от пламени. Более того, любые попытки подсудимых оправдаться играли против них – считалось, что подобным образом ведьма заставляет дьявола влиять на суд, что совершенно недопустимо.

Читать еще:  Видеть во сне шприц с иглой. Магия чисел

Конец эпохи

Инквизиция начала уступать только в восемнадцатом веке. Постепенно количество судебных заседаний стало снижаться, а к тридцатым годам многие европейские страны объявили об отказе от казни за колдовство.

Но запрет казней не означает то, что они прекратились. Даже сегодня, в двадцать первом веке, женщин продолжают убивать за связь с дьяволом.

Так в Саудовской Аравии к смерти была приговорена Фауза Фалих, арестованная в 2005 г. Многочисленные свидетели утверждали, что пострадали от ее заклинаний. Кроме того, ей вменялись ритуальные убийства животных и жертвоприношения джину. Так, например, один из мужчин клялся, что некоторое время не мог вступать в связь со своей женой из-за колдовства Фалих. Женщину заставили подписать признание, которое она даже не могла прочитать: она была совершенно безграмотной и «подписывалась» отпечатком своего большого пальца. Уже позже стало известно, что до того, как она согласилась признать вину, ее больше месяца избивали в изоляторе. Под давлением мировой общественности (одним из основных аргументов был тот факт, что в уголовном кодексе Аравии отсутствует статья о колдовстве) казнь была заменена на пожизненное заключение, и через шесть лет издевательств в тюрьме Фауза скончалась (в 2011 г.), так и не сумев доказать свою невиновность.

Мир Знаний .

Мы в соцсетях

Популярное

Русский генерал спасает Грузию от персов. В «благодарность» грузинская царица втыкает ему кинжал в живот…

Фаустпатрон — легендарный гранатомет был безвредной «хлопушкой»?

Освобождение Эстонии. Попытка № 1

114 русских казаков выдерживают натиск 10 000 разъяренных узбеков, а затем прорываются из окружения к своим…

Забытый геноцид. Белофинны Карла Маннергейма убивают все русское население города Выборга.

Средневековая охота на ведьм — культурный геноцид

История учит нас тому, что за любым, даже самым спонтанным событием стоит заранее заготовленный план. Принято считать, что феномен охоты на ведьм — вполне закономерный атрибут погрязшего в суевериях общества. Хорошая версия, если бы не одна неувязочка. Расцвет гонений на колдунов в Западной Европе пришёлся вовсе не на Темные века, как того требует логика и здравый смысл, а на эпоху Возрождения. Как так вышло, что развитие науки и гуманизма шло параллельно с массовыми бесчеловечными пытками и казнями? У культурологов есть основания утверждать, что средневековая охота на ведьм была акцией культурного геноцида.

Справедливый Хаммурапи

Сегодня термин «охота на ведьм» прочно ассоциируется с европейским Средневековьем и инквизицией, но на самом деле истоки этого феномена теряются где-то в непроглядной дали древности.

Первые документальные упоминания о наказании за колдовство встречаются ещё в тексте Кодекса Хаммурапи — древневавилонского свода законов, датируемого, страшно подумать, 1750 годом до н. э. Клинописный текст законов Вавилонского царства, высеченный на аккадском языке на конусообразной стеле, содержит 282 параграфа, регулирующих правовые нормы всех сфер жизни государства, но упоминание о колдунах встречается в первых же строках. Правда, смысл их несколько туманен.

В первых двух параграфах Законов Хаммурапи рассматривается процедура расследования дела и принцип отправления правосудия за ложные обвинения в убийстве и чародействе. Так как само по себе убийство в среде свободных вавилонян было вящей невидалью, событием из ряда вон выходящим, исследователи склонны полагать, что в данном случае речь идёт именно об убийстве ведовством. Избалованному современным прагматизмом человеку может показаться, что суеверным бредням, вроде магии и проклятий, нет места в юридическом документе, но не стоит забывать, что между нами и древней Месопотамией пролегает пропасть тысячелетий. Внушительное число обнаруженных клинописных табличек с подробным описанием заклинаний против чародейства говорит о том, что вавилоняне жили в постоянном страхе перед колдунами. А значит, и обвинения в магическом покушении на убийство могли быть нередки.

Наказанием за убийство ведовством или за ложное обвинение в оном был принцип талиона. Если вина доказана, дом убийцы передавался во владение обвинителя, а самого душегуба-чернокнижника казнили. Если же обвинение было ложным, тот потеря дома и смерть грозили уже обвинителю. Ничего не скажешь, «око за око» во всей красе. За недостаточностью сведений нельзя судить, насколько была удачной эта практика, но рекомендованный порядок расследования дел известен. В случае если обвинение не могло быть доказано уликами или свидетельскими показаниями, дознавателям следовало прибегнуть к «божьему суду» — испытанию водой. Допрашиваемого погружали в реку, и если тот тонул, считалось, что бог реки покарал виновного. Если ему удавалось продержаться, обвиняемый считался оправданным. И да, память вас не подводит: это тот самый метод, который тысячелетия спустя прочно войдёт в арсенал Святой инквизиции.

Аналогичные законы против колдунов существовали и в других государствах Древнего Мира. Например, древнейшие римские Законы Двенадцати таблиц требовали карать за ведовство соразмерно его вредоносности денежной компенсацией или равноценным увечьем. Наказание за колдовство существовало в египетских и греческих сводах законов, в классическом римском праве. Но всё же апогея охота на ведьм достигла в Западной Европе в XV—XVII веках.

Пытать меня приехал сам Великий Инквизитор

Несмотря на то что Церковь никогда не поощряла ведовство, до XIII века колдуны и ведьмы разного толка не подвергались особым гонениям и считались чем-то вроде «атавизмов» языческого прошлого. Первая масштабная охота на ведьм, приравнявшая ведовство к еретичеству, прошла в 30—40-е годы XV века в Савойе, Дофине, Пьемонте и Западной Швейцарии. Поначалу светские власти и синод встретили эту акцию весьма негативно, но ярые увещевания Генриха Крамера, автора печально известного трактата «Молот Ведьм», принесли свои плоды. В 1484 году папа Иннокентий VIII издал буллу «Summis desiderantes affectibus» («Всеми силами души»), ставшую главным оправданием разгоревшегося в Западной Европе безумия. В период XV—XVII веков в Швейцарии, Германии, Франции, Шотландии, Англии, Испании и Италии прошло более 100 тысяч процессов над ведьмами, половина которых стоила обвиняемым жизни. Вирус истерического страха перед колдунами сумел перебраться даже за океан. Речь о знаменитой охоте на салемских ведьм 1692—1693 годов в Америке.

Читать еще:  Приснилось расставание с мужчиной. Магия чисел

Пыткам в ведовских процессах отводилось почётное место, потому как трудно найти более эффективный способ выбить из человека любое, даже самое безумное признание. Подобного конвейерного производства зверств мир, пожалуй, не видел ещё никогда. У заплечных дел мастеров имелся весьма впечатляющий (читайте: «ужасающий») инструментарий морального и физического давления.

Обычно беседы инквизиторов с обвиняемыми проходили по накатанному сценарию. Если первый беглый осмотр на предмет «ведьминой метки» на теле и допрос не давали результатов, в ход шли иглы предсказуемого назначения и щипцы, которыми вырывали ногти, выламывали суставы пальцев, ломали зубы. Если после этого обвиняемый продолжал отрицать свою связь с дьяволом, ему предлагали примерить «испанский сапожок» — стальную колодку, которую затягивали на ноге до тех пор, пока палач сквозь крики жертвы не услышит хруст костей. Потом упорствовавших во грехе ждала дыба, «ведьмин стул» с торчащими кольями, пытка бдением или «колыбель Иуды» (при которых допрашиваемого подвешивали над острым углом, так чтобы этот угол упирался в промежность), жаровня, колесование, гаррота, «железная дева», костёр. Жертвы инквизиторов готовы были признаться в чём угодно, лишь бы прекратить мучения, и сострадательные служители Церкви охотно помогали им в этом. А тем временем на дворе стояла эпоха Возрождения, да Винчи заканчивал писать «Мону Лизу»…

Виноватый всегда найдётся

Впрочем, о деяниях Святой инквизиции и без того написано бессчётное количество книг и статей, не будем лишний раз вдаваться в их кровавые подробности. Нас больше интересуют причины, по которым Европа, готовящаяся вступить в Новое время, в одночасье погрязла в массовой суеверной истерии.

В первую очередь это неурожаи и последовавший за ними голод. Примерно в XIV веке на планете наступил Малый ледниковый период. Посудите сами: страшный град побил посевы, вслед за ним ударили летние заморозки, реки на долгие месяцы сковал лёд. Добрые христиане всерьёз стали готовиться к концу света. Климатологов тогда ещё не изобрели, так что объяснять погодную аномалию оставалось только происками дьявола и его подручных на земле — ведьм.

Войны и междоусобицы, поглотившие Европу в XV—XVII веках, — также стали неиссякаемым источником горя и бедствий. Чего стоит одна только Столетняя война.

Не добавляла человеколюбия и свирепствовавшая эпидемия чумы. Если где-то без причины заболел один, а вымерло всё селение — будьте уверены, тут без ведьмы не обошлось. Самое время сжечь смурную одинокую старуху, живущую на отшибе, её-то беда не задела.

Как видно, населению Европы в позднем Средневековье жилось не сладко. Не удивительно, что людям потребовался козёл отпущения, и не один. Или всё же за охотой на ведьм стоит нечто большее, чем жажда отдушины?

Кастрация народного сознания

Итак, что мы имеем.Традиционно феномен охоты на ведьм принято считать способом укрепления пошатнувшегося авторитета католической Церкви и, параллельно, борьбой правящего класса с пережитками лохматого языческого прошлого, глубоко въевшимися в подкорку необразованных народных масс. Но есть и третий взгляд на суть инквизиторских зверств. С его позиции охота на ведьм использовалась для уничтожения исконной культуры, искоренения самости. Тотальный культурный геноцид и кастрация народного сознания, по мнению правящей элиты, должны были прочно привязать запуганных мирян если не к лону Церкви, то хотя бы к подолу папской рясы. Вот только чаяниям Церкви не суждено было оправдаться.

В середине XX века британский религиовед Джеймс Фрэзер, автор труда «Золотая ветвь», предположил, что в основу средневекового мифа о ведьмах легла реальная социальная подоплёка — языческие секты культа плодородия, которые, подобно современному викканству, поклонялись духам природы и возвели в норму вопиющее для христианских догматов равенство полов. Теорию Фрэзера также подтверждают более ранние труды французского историка Жюля Мишле. Ещё в XIX веке автор термина «Ренессанс» писал об «антиобществах» — феминистских общинах уставших от мужского гнёта женщин. А женщины как раз и составляли основную «клиентуру» Святой инквизиции.

Несколько позже эта концепция была переосмыслена и дополнена. В 1980-х годах известный советский культуролог-медиевист доктор исторических наук Арон Гуревич высказал предположение, что ведовские суды, как это ни парадоксально, стали прямым следствием культурного и технологического подъёма, предшествовавшего Новому Времени, и были способом искоренить отжившие своё мировоззрения, неудобные традиции и порожние предрассудки. С одной стороны, охота на ведьм действительно фактически лишила народы Европы опасного для новой идеологии этнографического багажа, но в опустошённых умах потерявших ориентиры мирян поселилась новая напасть — истерический страх.

Этот необъяснённый до сих пор феномен, наблюдавшийся в Западной Европе с конца XV до середины XVII века, подробно описан советским культурологом Юрием Лотманом в сборнике «Технический прогресс как культурологическая проблема». Кроме того, охота на ведьм стала толчком к секуляризации (снижению роли религии в обществе) и рационализации культуры. Но, как оказалось, в нагрузку к ним шёл довольно зловещий бонус.

Как уже не раз говорилось, с XV века народная и элитарная культуры очень сильно отдалились. В то время как просвещенные верха пестовали Ренессанс, в низах процветало суеверное мракобесие. И это ещё мягко сказано: если в Тёмных веках ведовство ограничивалось в основном безобидным домашним знахарством, то к закату западноевропейского Средневековья народные суеверия от жара костров сжигаемых ведьм переплавились в стройную многоуровневую систему верований и ритуалов. Охота на ведьм породила невиданный доселе интерес к колдовству. По сути, инквизиция собственноручно создала сатанизм. В тексте всё того же «Молота Ведьм» сказано: «Суеверие — это религия, выражающаяся в скверной и недостаточной обрядности». Так вот, теперь обрядности стало предостаточно. Чёрные демонические культы находили всё больше сторонников, в том числе в рядах пресытившейся аристократии и монархов. Особенно ценили порочные забавы представители династии Бурбонов. Шабаши и чёрные мессы сопровождались развратом, жертвоприношениями младенцев и дьявол ещё знает какими смертными грехами и проводились повсеместно.

Охота на ведьм не просто изничтожила исконную систему ценностей народов Западной Европы. Выполов мелкие сорняки языческих пережитков, она расчистила почву для более серьёзного оппонента для власти католической Церкви — сатанизма, как нового самодостаточного религиозного культа, проникшего во все слои общества и обретшего негласный протекторат со стороны сильных мира сего.

Источники:

http://libking.ru/books/antique-/antique-myths/410592-aron-gurevich-srednevekovyy-mir-kultura-bezmolvstvuyushchego-bolshinstva.html
http://nlo-mir.ru/magic/ohota-na-vedm-v-srednie-veka.html
http://mir-znaniy.com/srednevekovaya-ohota-na-vedm-kulturnyj-genoczid/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector